Сталинградская битва: Армия и оружие - Планы и Замыслы сторон.Фотохроника.

22.09.10 23:48Мировая война: легендарные сражения - Сталинградская битва
Печать

Непосредственно Сталинградской битве ( сражению ) предшествовали тяжелые поражения которые несла Краснаяармия по причине, что оружие и бронетехника были разрознены. По плану ВГК надлежало вы­бить немцев из Крыма, разблокировать Севастополь и ударом с барвенковского выступа на Харьков выйти на линию Днепра, подготовив тем самым условия для перехода в общее на­ступление танков и другой бронетехники. Немецкое командование, напротив, планировало захватить Крым, открыть путь на Кавказ по черноморскому побережью, срезать образовавшиеся зимой «выступы», и, спрямив фронт, высвободить дополнительные войска для решительного прорыва на юге. см. фото.

 

 

Сталинградская битва: Армия и оружие - Планы и Замыслы сторон.Фотохроника.

Весной 1942 года после зимнего контрнас­тупления Краснойармии на большей части советско-германского фронта установилось за­тишье. Стороны усиленно готовились к летним боям. Предприятия советской военной промы­шленности, переброшенные в конце 1941 года на восток, в трудных условиях наращивалипроизводство модернизированных или новых образцоворужия. Так, выпуск полевой и противотанковой артиллерии возрос соответ­ственно в 2 и 4 раза, автоматов в 6, танков в 2,3 раза. К маю в Краснойармии насчитыва­лось 5,1 млн человек, 49900 орудий иминоме­тов, 3900 танков, 2200 самолетов. Учитывая пе­чальный опыт начала войны и прошедших сра­жений, советское военное руководство при­ступило к преобразованию организационной структуры войск: формировались танковые корпуса и воздушныеармии, пересматрива­лись принципы полевой тактики и боевой под­готовки в звене батальон полк— дивизия, со­вершенствовалось оперативное управление и работа штабов всех уровней. см. фото.

 

Поражение, понесенное немецкойармией мод Москвой в декабре 1941 года, создало бла­гоприятную обстановку для укрепления анти­гитлеровской коалиции СССР, Великобрита­нии и США, но наши союзники не спешили развернуть боевые действия в Европе и пред­почитали помогать из-за океана. Немецкой разведке стало известно, что второй фронт в 1942 году не будет открыт, и это позволило

немцам постоянно увеличивать число дивизий на восточном фронте: в июне со 174 до 243, а к ноябрю до 266. К началу лета 1942 года Герма­ния на восточном фронте имела (вместе со своими союзниками) 6,2 млн человек, 57000 орудий и минометов, 3300 танков и штурмовых орудий, 3400 самолетов также море другого оружия и бронетехники. Мобилизуя экономику оккупированных стран, немцы также наращи­вали производство вооружения, но по темпам и количеству выпуска отставали, и в 1942 году уже наметился перевес в пользу советского ты­ла. Совершенствовалась и организационная структура немецких подвижных войск глав­ной ударной силы вермахта. Втанковых диви­зиях снимали с вооружения устаревшие и не­пригодные в русских условиях легкие танки Рг. I и Рг. II, а на средних Рг. III и Рг. IV устано­вили длинноствольные орудия калибром 50 и 75 мм. В штат «панцер-дивизии» включили зе­нитный 88-мм батальон, а в танковых батальо­нах добавили по четвертой роте. Внесли также изменения в штаты пехотных и моторизован­ных частей. Например, в пехотных ротах уве­личили число автоматчиков. см. фото.

 

Превосходство в силах и средствах по- прежнему оставалось на стороне немецких войск. Их танковая дивизия, имевшая в соста­ве два полка мотопехоты, танковый и артилле­рийский полки и разведбатальон, насчитывала 210 танков, более 200 орудий и минометов, 50 бронемашин и равнялась по мощи советско­му танковому корпусу. Наши стрелковыеар­мии имели обычно по 4 5 дивизий, а в немец­койармии было 4 корпуса по 3 4 дивизии в

C:\Users\Aieo?i\Desktop\Naeo\media\image7.jpeg

C:\Users\Aieo?i\Desktop\Naeo\media\image8.jpeg

Сталинградская битва  см. фото.

 

Конечно эта тачанка из 1 -го гв. кавкорпуса еще могла «тряхнуть стариной» и во времена войны моторов, но на фоне мощного строя немецких броневиков (см. стр. 5) она выглядит унылым анахронизмом. Лето 1942 года

каждом. Наша армия по составу равнялась не­мецкому корпусу, уступая ему в численности и вооружении. К тому же качество советского вооружения, нередко уступало немецкому, а новые превосходящие образцы, как напримертанки Т-34 или КВ, использовались не всегда умело. По оперативно-тактическим возможно­стям советские войска все еще уступали вер­махту. Сказывалась нехватка квалифицирован­ных кадров.

При планировании военных действий на ле­то 1942 года в высшем советском руководстве единства мнений не оказалось. И. В. Сталин предполагал, что немцы будут в состоянии вес­ти крупные наступательные операции на двух стратегических направлениях, вероятнее всего на московском и на юге и сильно опасал­ся за московское, поскольку здесь противник держал более 70 дивизий. Поэтому, полагал Сталин, советским войскам, еще не имеющим сил для крупного наступления, нужно ограни­читься стратегической обороной, но одновре­менно провести пять—шесть частных опера­ций: в Крыму, на льговско-курском и смолен­ском направлениях, а также в районах Харько­ва, Демянска и Ленинграда. Начальник Геншта­ба маршал Б. М. Шапошников, разделяя в прин­ципе мнение Сталина, предлагал ограничиться только жесткой обороной. Опасаясь удара на Москву с запада и обхода ее с юга от Орла Ту­лы и Курска—Воронежа, Шапошников предла­гал сосредоточить основные резервы Ставки в центре и частично в полосе Брянского фронта. Генерал армии Г. К. Жуков, соглашаясь с опе­ративными прогнозами Сталина и мнением Шапошникова, также предлагал ограничиться

только обороной, но считал, что одну наступа­тельную фронтовую операцию нужно все-таки провести разгромить ржевско-вяземскую группировку, что принудило бы немцев отка­заться от крупных наступлений. На юге Жуков рассчитывал встретить немцев ударами авиа­ции, мощным артиллерийским огнем, измотать упорной обороной, а затем перейти в наступле­ние. Маршал С. К. Тимошенко считал, что необ­ходимо нанести сильный упреждающий удар силами Юго-Западного (ЮЗФ) и Южного фронтов (ЮФ) в направлении на Харьков и да­лее на линию Днепра, что расстроит планы про­тивника на всем южном крыле. Сталинград, как тыловой город, во всех этих замыслах даже не упоминался. см. фото.

 

В марте было проведено совещание ГКО, на котором еще раз обсуждался сложный и спор­ный вопрос стратегического планирования на 1942 год. Доводы и возражения Шапошникова и Жукова были отведены Сталиным, который заявил:

Не сидеть же нам, сложа руки, и ждать, по­ка немцы нанесут удар первыми! Надо самим нанести ряд упреждающих ударов на широком фронте и прощупать готовность противника. Жуков предлагает развернутьнаступление на западном направлении, а на остальных оборо­няться. Я думаю, что это полумера.

Таким образом, было принято решение: «стратегическая оборона при нескольких круп­ных наступлениях». Двойственность этого ре­шения с неизбежностью предопределяла раз­брос сил и резервов. Советская разведка не смогла своевременно раскрыть намерения и со­средоточение главных группировок противни­

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\Naeo\media\image9.jpeg

Замыслы и планы

ка. Ставка предполагала, что противник попы­тается прорваться в обход Москвы с юго-восто-- ка через полосу Брянского фронта, поэтому, в ущерб югу, укрепляла фланг центрального на­правления, особенно орловско-тульское. Имен­но сюда направлялись крупные силы. В июне Брянский фронт получил только в свой резерв 5 танковых корпусов, 4 танковых бригады, 4 ди­визии, 2 кавкорпуса, несколько артполков. Здесь же располагалась впервые сформирован­ная советская 5-я танковая армия. Из-за непра­вильной оценки обстановки резервы и силы па­рирования оказались в решающий момент дале­ко в стороне от главного удара врага.

В немецком высшем руководстве идея и план летней кампании также стали предметом дискуссий. Генерал-фельдмаршал Рундтштедт, памятуя о поражении вермахта под Москвой, выступал за переход к стратегической оборо­не, вплоть до отхода и закрепления на совет- ско-гтольской границе. Начальник генштаба Ф. Гальдер за возобновление наступления на Москву, но при условии, что инициативу пер­выми проявят русские. Начальник оперативно­го управления Хойзингер решительно высту­пил за широкое наступление. Кейтель и Иодльразделяли позицию Гитлера, зная, что он и по­сле крушения блицкрига в 1941 году не отка­зался от главной цели сокрушения СССР как государства. А для этого требовалось не просто разгромить советские армии, но и подо­рвать их экономическую основу. Поэтомуог­раниченные варианты, вроде «закрепления

восточнее Днепра» или «удержания марганце­вых рудников у Никополя» и т. п., разработан­ные под болезненным впечатлением от мос­ковских поражений, были отвергнуты. Новый замысел и план высшего немецкого руководст­ва Гитлер изложил в директиве 41 от 5 апре­ля 1942 года: «главная задача состоит в том, чтобы при сдерживающих действиях центра, добиться на южном фланге прорыва на Кав­каз... Поэтому все имеющиеся силы должны быть сосредоточены для проведения операции наюжном участке с целью уничтожения про­тивника по эту сторону Дона (западный, пра­вый берег. Авт.), чтобы затем захватить нефтяные районы на Кавказе и перейти через Кавказский хребет...» В Директиве упоминал­ся и Сталинград, но лишь как конечный пункт вспомогательного прикрывающего удара: «по­пытаться достигнуть Сталинграда или, по крайней мере, подвергнуть его воздействию тяжелого оружия с тем, чтобы он потерял свое значение как центр военной промышленности и узел коммуникаций».

Немецким планом летней кампании 1942 го­да предусматривалось проведение последова­тельно четырех «ступенчатых» операций (схе­ма 1):

  1. Прорыв 2-й полевой и 4-й танковой армий к Воронежу и захват города.
  2. Окружение русских у Коротояка и Осташ­кова под Воронежем поворотом 4-й танковой иодновременно прорывом б-й полевой армий к Дону.

Тяжелые броневики Бс^.Мг. 232 из разведывательного батальона моторизованной дивизии «Великая Германия» при­были в группу армий «Юг». Лето 1942 года

C:\Users\Aieo?i\Desktop\Naeo\media\image10.jpeg

Сталинградскаябитва

Саратов с

Схема 1. Немецкий план летней кампании 1942 года. Выход к Волге и удар на Кавказ к нефтяным источникам

  1. Удар 6-й полевой армии отВоронежа на юг на Сталинград и создание вдоль берега Дона линии обороны. Одновременно с юга, через ус­тье Дона, прорыв силами 1 -й танковой армии к Сталинграду и окружение остатков русских войск в междуречье Волги и Дона.
  2. После перехвата волжской линии от Ста­линграда до Астрахани, прикрывшись с севера обороной, поворот всех наличных сил на Кавказ и удар на Моздок Грозный, и далее на Баку.

Для осуществления замысла выделялось 900 тыс. чел., 1200 танков, свыше 17 тыс. орудий и минометов, 1700 самолетов, т.е. более одной трети сил и средств. В целях оперативного ру­ководства группу армий «Юг» разделили на два командования: группу «А» (17-я и 11-я полевые, 1-я танковая армии генерал-фельдмаршал В. Лист) и группу «Б» (4-я танковая, 2-я и 6-я не­мецкие полевые и 2-я венгерская армии ге- нерал-фельдмаршал Ф. фон Бок, затем Вейхс).

В основу плана была положена характерная для немецкой военной доктрины идея «блиц­

крига» лишь модернизированная до размеров одной «всесокрушающей» молниеносной кам­пании. По сравнению с 1941 годом план кампа­нии ограничивался масштабом только южного крыла восточного фронта, поскольку вести на­ступление на всех направлениях, Германия в 1942 году уже была не в состоянии.

По замыслу немецких стратеговзахват Кав­каза и важнейших экономических районов Ук­раины, Дона, Кубани, а также перехват волж­ских коммуникаций отрезал весь плотно насе­ленный промышленный юг и ставил Красную армию и всю Россию в безвыходное положе­ние. Кроме того, по более дальнему замыслу, успешное осуществление этого плана в после­дующем позволяло немецким группировкам легко продвинуться на север, вверх по Волге до Саратова, Куйбышева (Самары) и далее, и со­здать условия для удара на Москву из района Курска Орла с одновременным ударом на нее с запада (схема 2). Таким образом, достигались главные военные и политические цели войны.

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\Naeo\media\image11.jpeg

Основной расчет делался на использование танковых и моторизованных группировок с сильным авиационным прикрытием. Для опе­раций были намеренно избраны равнинные по рельефу южнорусские придонские и приволж­ские степи, как нельзя более удобные для при­менения танков и моточастей и почти не имею­щие естественных рубежей для организации противотанковой обороны.

Вполне вероятно, что этот план в основе сво­ей восходил к одному из вариантов нападения на СССР, разработанному еще в июле 1940 года. В то время начальник штаба 18-й армии генерал- майор Эрих Маркс, основываясь на гудерианов- ской концепции глубокого танкового прорыва, предлагал создать против южного фланга запад­ной границы СССР одну мощную ударную груп­пу, которая должна была прорваться через Укра­ину вДонбасс (излучину Дона), а оттуда резко повернув на север, ударить через районы Орла Воронежа на Москву, и вдоль Волги на

Горький. Вариант Маркса был отвергнут. Ему предпочли вариант генерала Паулюса, извест­ный как план «Барбаросса». Но, действуя в соот­ветствии с планом «Барбаросса», немцы в 1941 году так и не достигли своих основных целей. Возможно, поэтому идеи Э. Маркса к лету 1942 года вновь оказались востребованы, тем более, что немецкие войска уже захватили всю Украи­ну и стояли в 50 км от устья Дона.

Отдавая должное немецким генштабистам отметим, что план летней кампании 1942 года был серьезно продуман и имел эффективный расчет. И все-таки на нем изначально лежала печать двойственности. Немецкие стратеги пы­тались объединить экономические и далеко идущие военные цели. Захват Кавказа и низо­вьев Волги до Астрахани, изначально заклады­вал неизбежное разделение наступления на два круто расходящихся направления. При этом немцы явно переоценивали свои силы и недо­оценивали возможности противника.

Схема 2. Копия карты-схемы, захваченной во время советского контрудара на Садовое в сентябре 1942 года. Карта принадлежала представителю генерального штаба немецкой армии при румынском корпусе. На карте указаны предполагаемые сроки выхода немецких войск в различные районы юга России

C:\Users\Aieo?i\Desktop\Naeo\media\image12.jpeg

Сталинградская битва

Как мы увидим дальше, ход военной кампа­нии перекроил планы обеих сторон. И если со­ветскому высшему командованию пришлось в 1942 году испытать «отчаянные положения, грозящие катастрофой», то гитлеровскому поражение своих армий и полный крах всей во­енно-политической стратегии блицкрига.

Прорыв к Дону

Непосредственно Сталинградскому сраже­нию предшествовали тяжелые поражения Красной армии. По плану ВГК надлежало вы­бить немцев из Крыма, разблокировать Севас­тополь и ударом с барвенковского выступа на Харьков выйти на линию Днепра, подготовив тем самым условия для перехода в общее на­ступление. Немецкое командование, напротив, планировало захватить Крым, открыть путь на Кавказ по черноморскому побережью, срезать образовавшиеся зимой «выступы», и, спрямив фронт, высвободить дополнительные войска для решительного прорыва на юге.

Советское наступление в Крыму закончи­лось поражением. Из Крыма на Таманский по­луостров удалось переправить лишь 120 тыс. человек. Была потеряна почти вся боевая тех­ника, сдан Севастополь, немцы высвободили одну из сильнейших своих армий 11-ю Э. Манштейна. Еще более тяжким по своим последствиям оказалось поражение Юго-За- падного и Южного фронтов (ЮЗФ и ЮФ), не­посредственно предопределившее начало Ста­линградского сражения. План наступления

ЮЗФ. Тимошенко, член Военного совета Н. Хрущев, начальник штаба И. Баграмян) пресле­довал далеко идущие цели, но имел существен­ные недостатки: фланги и тылы барвенковско­го выступа слабо прикрывались с юга, со сто­роны Южного фронта (командующий Р. Мали­новский). Более того, именно этот выступ нем­цы как раз и выбрали для своего главного удара на юге, произошло совпадение по времени «встречных» ударов. Советская фронтовая раз­ведка не сумела оперативно раскрыть сосредо­точение группировок врага и когда войска ЮЗФ, прорвав немецкую оборону, успешно двинулись в обход Харькова,они неожиданно получили удары 6-й немецкой армии Паулюса с севера и 1-й танковой армии Клейста с юга, че­рез полосу ЮФ. В создавшейся 1619 мая об­становке решение Тимошенко о вводе в бой танковых корпусов и решение Ставки о приос­тановке всего наступления запоздали, и наши 6-я, 57-я армии и группа Л. Бобкина оказались в окружении. Они сражались до 29-го мая, но только часть их вырвалась из кольца. Войска ЮЗФ и ЮФ, не успев закрепиться на новых ру­бежах и восстановить силы, с тяжелыми поте­рями отходили навосток, задержав на некото­рое время противника на линии Обоянь Во- локоновка Купянск Славянск.

Тем временем, немцы, завершив подготовку к летней кампании, приступили к проведению главных операций по плану директивы41. Армейская группа «Вейхс» в составе 2-й поле­вой и 4-й танковой немецких и 2-й венгерской армий, прорвав оборону Брянского фронта, ус­

Немецкая 150-мм пушка РН 18, брошенная при отступлении под Харьковом в мае 1942 года

C:\Users\Aieo?i\Desktop\Naeo\media\image13.jpeg

 

тремились к Воронежу. А 30 июня 1942 года 6-я полевая армия Паулюса прорвалась на север­ном фланге ЮЗФ на глубину 80 км. Часть со­единений Брянского фронта попала в окруже­ние, но им удалось успешно, хотя и не без по­терь, вырваться из кольца.

 

Мощь и размах начавшегося на юге немец­кого наступления оказались неожиданными для советского Верховного Главнокомандова­ния, и оно не смогло сделать уверенного выво­да, куда же дальше двинутся немцы после выхо­да к Дону у Воронежа? Предпримут ли они по­ворот на север и бросок в тыл советскихвойск в районе Ельца и Тулы и далее на Москву, или же устремятся правым флангом на Кавказ, Ку­бань, а остальную часть сил бросят на перехват Волги? Соответственно маршал Тимошенко по­лучил приказ, прочно удерживая «опорные» позиции на флангах у Воронежа иРостова, вы­вести войска ЮЗФ и ЮФ из-под ударов, чтобы избежать окружения и, уступая пространство, выиграть время.

Немецкое командование с большим упорст­вом стремилось выполнить начальный этап кампании в двух операциях: на воронежском направлении (операция «Синяя») и кантеми- ровском («Клаузевиц»). Вторая предполагала после захвата Воронежа повернуть 4-ю танко­вую армию Гота на Кантемировку и Миллеро- во, куда с юга, в ту же точку, на стык ЮЗФ и ЮФ, должна была прорваться 1-я танковая ар­мия Клейста. Такимобразом, в огромный котел от Воронежа до Ростова попадали основные си­лы двух советских фронтов. Затем 6-я армия

C:\Users\Aieo?i\Desktop\Naeo\media\image14.jpeg

Немецкие танки Pz.IV из 1 -й танковой армии, наступающие в районе Изюма (южнее Харькова). Лето 1942 года

C:\Users\Aieo?i\Desktop\Naeo\media\image15.jpeg

Сталинградская битва

ко, М. Павелкина, В. Мишулина, В. Баданова действовали несогласованно по времени и бое­вым задачам, при отражении наступления про­тивника вводились в бой по частям (притом не столько для его уничтожения, сколько для «за­тыкания дыр» в обороне), управлениеими не было организовано, командиры вели бои по сво­ему усмотрению, боялись оторваться от пехоты, не были связаны с ней огневой артиллерийской поддержкой. Впервые сформированная 5-я тан­ковая армия, переданная из резерва Ставки, во­обще не получала задачи не вводилась в бой. Ставка, видя назревающую угрозу, срочно на­

правила в Воронеж начальника Генштаба А. Ва­силевского и усилила фронт резервами. Только после этого новыми организованными контр­ударами группа Вейхс была остановлена и хотя немцы в июле ворвались в Воронеж, но взять его полностью не смогли. Советские войска прочно удерживали за собой восточную часть города. Был создан Воронежский фронт (коман­дующий Н. Ф. Ватутин).

Группа армий «Б» не выполнила основной задачи операции «Синяя», но достигнутый ею успех был значителен: оборона советских войск оказалась прорванной в полосе до 300 км

 

Тяжелое немецкое 211-мм орудие обр. 1918 г., захваченное советскими войсками. Южный фронт, май 1942 года

C:\Users\Aieo?i\Desktop\Naeo\media\image16.jpeg

Тяжелый немецкий полугусеничный тягач, захваченный советскими войсками. Южный фронт. Лето 1942 года

 

 

и на глубину 150 170 км. Используя этот ус­пех 6-я армия Паулюса, сбила с рубежа у Ост­рогожска войска Юго-Западного фронта и дви­нулась в южном направлении вместе с 4-й тан­ковой Гота, угрожая тылам обоих фронтов. К середине июля враг захватил по правому бере­гу Дона: Валуйки, Россошь, Богучар, Кантеми- ровку, Миллерово. Одновременно 1-я танковая армия (группа армий «А»), как и предусматри­валось планом «Клаузевиц», прорвалась к Кан- темировке. Однако Ставка ВГК разгадала за­мысел противника и вовремя приняла реше­ние об оставлении Донбасса и Ростова, прика­зав отвести советские войска от занесенных над ними бронированных «клешней»: Южный фронт на левый берег Дона, а Юго-Западный на линию по правому берегу Дона. Ударные группировки немцев замкнули в кольцо у Кан- темировки Миллерово уже пустое прост­ранство. Гитлер был в гневе: русские ускольз­нули! Разногласия в его ставке о том, куда те­перь направить основные силы закончились смещением фон Бока с поста командующего группой армий «Юг» и существенной коррек­тировкой плана.

Таким образом, в сражениях на южном крыле в июне начале июля немецкое коман­дование не достигло главной цели первого эта­па летней кампании: окружить и уничтожить основные силы советских фронтов не удалось. И это был первый провал немцев в рассчитан­ной буквально по дням решающей кампании года. Упорной и маневренной обороной рус­

ские не дали окружить себя, правда, дорогой ценой. С прорывом немцев к Дону переход Красной армии к стратегической обороне ос­ложнился тяжелейшими потерями войск и тер­ритории. В целом же противник добился нема­лых результатов: полностью захватил Донбасс, Ростов, вышел в большую излучину Дона, со­здал непосредственную угрозу Сталинграду и Северному Кавказу. Ставке ВГК стал ясен за­мысел гитлеровского командования: ударом на Сталинград перехватить Волгуи, отрезав весь юг, бросить все силы на захват нефтеносных районов Кавказа.

 

Последнее обновление 23.11.10 17:38