Битва за Москву: Ключевое сражение Второй мировой войны - До Москвы.

01.10.10 00:53Мировая война: легендарные сражения - Битва за москву
Печать

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage123.jpeg

 

Битва за Москву: Ключевое сражение Второй мировой войны - До Москвы.

Календарь — впрочем, они имелись только в канцеляри­ях дивизий, корпусов и армий, в войсках их не было — по­казывал уже середину ноября. По представлению Гитлера, ОКВ, ОКХ, да и группы армий тоже, к этому времени не­мецкие солдаты уже должны были находиться в русской сто­лице, но сражение продолжалось. Успешно начавшееся 2 октября наступление давало основания полагать, что в конце октября Красная армия бу­дет разбита - итогВторой мировой войны ясен. Только все планы разрушили грязь и мороз. Только когда погода изменилась, наступление могло быть продолжено. см. фото.

Фельдмаршал фон Бок 30 октября издал приказ начать последнее наступление группы армий «Центр» на Москву:

ПРИКАЗ НА ПРОДОЛЖЕНИЕ ОПЕРАЦИЙ. Сражение.

  1. Чтобы выполнить задачи по окружению Москвы, постав­ленные в приказе группы армий от 14.10 1941, следует снача­ла разгромить противника в районе между течением реки Мо­сква и Калинином. см. фото.

Всю подготовку к новой операции проводить таким об­разом, чтобы можно было без промедления использовать в полном объеме предположительно небольшой отрезок мо­розного времени и отсутствие снегопада.

  1. 2-я армия имела первою задачу — выйти на рубеж Курск, Малоархангельск и севернее и продвигаться в возможно бы­стром темпе своими подвижными силами на Воронеж.
  2. 2-я танкжовая армия наносит удар между Рязанью и районом Каширы через Оку. Как только позволят дорожные условия, следует, используя любую возможнжность, выслать на северном и восточном флангах небольшие, но маневренные подразде­ления, снабженные в достаточном количестве горючим, чтобы
  1. быстро перерезать пуги, ведущие с юга к Москве, и внезапно захватить переправы через Оку. Этим подразделениям до^шы быть приданы саперы разминирования мостов. Пойдет ли основная масса танковой армии в ходе дальней^га боев вос­точнее или западнее реки Москвы, будет зависеть от наличия переправ и от обстановки после взятия Тулы.

Обратить особое внимание на захват индустриальных рай­онов Сталиногорска и Каширы.

  1. 4-я армия готовится немедленно возобновить наступле­ние на главном направлении южнее и севернее шоссейной дороги, пока состояние погоды позволяет произвести сво­ими силами необходимые маневры и снабжение фронта бое­припасами. Об объектах настуупления донести. Северному крылу армии продвигаться в общем направлении на Клин. Дальнейшее наступление пехотны:х соединений при поддерж­ке 4-й танковой группы в направлении Ярославль-Рыбинск предусмотреть на случай, если позволят погодные--условия и положение со снабжением.
  2. 9-й армии выяснить обстановку под Калинином, север­нее Яропольца, отбросить противника на участке реки Ламы и златить переправы через западную оконечность Волжско­го водохранилища. В дальнейшем сосредоточить 3-ю танко­вую группу для настуупления южнее Волжского водохранили­ща в направлении на северо-восток. см. фото.

На северном участке фронта армии занять оборону на об­щем рубеже Калинин—Торжок—Б. Коша. Левому крылу ар­мии из района Селлижаровапродвигаться на северо-восток на такое расстояние, чтобы шоссе Селижарово (предполагается конечный железнодорожный пункт) — Старица можно было использовать в качестве пуги снабжения. В случае заметного ослабления сопротивления пр^твника продолжать на^^ме- ние до рубежа Калинин—Торжок и восточнее.

253-я дивизия немедленно переходит в подчинение 9-й ар­мии, ее снабжение осущес^^ется в дальнейшем через 16-ю армию. Одну дивизию к^ можно скорее сосредоточить в рай­оне Старицы.см. фото.

 

  1. <. ..>

7. Французский 638-й пехотный полк после прибытия в Смоленск подчиняется командующему войсками группы ар­мий «Центр». После сосредоточения в районе Смоленска на­править полк в район Вязьмы.

Подпись: фон Бок».

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage84.jpeg

С первых Чисел октября ежедневно на строительство оборонительных рубежей с фабрик мобилизовывали до 100 тысяч человек. За короткое время было отрыто свыше 400

Французский 638-й пехотный полк, упомянутый в пунк­те 7, был добровольческим подразделением, сформированным 1 сентября под надзором немцев в Париже. Многие бывшие офицеры, унтер-офицеры и солдаты французской армии за­явили о своей готовности вступить в Добровольческий фран­цузский легион, из которого потом и возник 638-й пехотный полк с исключительно французским командованием. В на­чале октября полк бьт переброшен на центральный участок Восточного фронта и сначала подчинен 221 Sich.D. В ноябре полк бьт переведен в 7-ю баварскую пехотную дивизию, при­нял участие в тяжелых оборонительных сражениях между Маурином и Анишкином, где отлично проявил себя и понес большие потери. Следует заметить, что французские добро­вольцы до самого конца войны сохраняли верность герман­ской стороне и даже в мае 1945 года защищали правитель­ственные здания Берлина.см. фото.

 

В середине ноября фронт группы армий «Центр» пред- ста^^ собой следующую картину (с севера на юг):

9-я армия поддерживала связь с группой армий «Север» в районе Осташкова на озере Селигер. Ее фронт тянулся по пря­мой линии на восток до Калинина, где находилось моторизо­ванное подразделение 3-й танковой армии с фронтом на вос­ток. К нему примыкала 4-я танковая армия с фронтом на юг. Здесь проходило соединение с пехотными дивизиями 4-й ар­мии, участок главного удара которой находился между Мо­жайском и Наро-Фоминском. 2-я танковая армия вела бои в районе Тулы, а 2-я армия пыталась достичь почти 300-км фронта на юге, чтобы не допустить потерю связи с соседней 6-й армией на уровне Курска.

12 ноября начальник Генерального штаба О^Х генерал- полковник Гальдер прибьт в штаб-квартиру группы армий в Орше, чтобы отдать последние приказы. На совещании с фельдмаршалом фон Боком и офицерами штаба генерал-пол­ковник заверил, что группы армий «Север» и «Юг>: получилиприказ прекра^т дальнейшее продвижение вперед и что на­ступать продолжает только группа армий «Центр», поскольку, по словам Галвдера, «наступление — все же лучшее решение, чем зимовка в глуши...».

Однак-е-цели вновь были поставлены слишком далекие. Так, 3-я танковая армия до^ша бьта нанести удар от Кали­нина на северо-восток, имея перспективной целью Рыбинск, удаленный от Калинина на 250 км. 4-й танковой армии пред-

стояло с северо-востока двигаться по направлению к Москве, а 4-я армия должна бьта подойти к русской столице с юго- запада. 2-я танковая армия должна бьта наступать через Ко­ломну и Рязань на северо-восток, чтобы отрезать Москву с востока от тыла, а 2-я армия — следовать к Дону севернее Воронежа.

Это наступление последовало на северном участке группы армий «Центр» 15 ноября, а на южном — двумя днями позже.

И вот наступило 15 ноября. В этот день небо было за­тянуто тучами — прояснилось только к вечеру, когда темпе­ратура начала падать. Повсеместно стояли сильные морозы, сделавшие покрытые глубокими выбоинами дороги тверже  в результате на многих транспортных средствах ломались рессоры. 4-ю армию засыпало снегом. 9-я армия генерал- полковника Штрауса начала последнюю стадию немецкого наступления на Москву. Ее левый фланг XXIII армей­ский корпус (генерал пехоты Шуберт) — в этом наст^шении не участвовал. Расположенная на крайнем правом фланге 253-я пехотная дивизия (генерал-лейтенант Шеллерт) уже отразила мощную атаку противника, который хотел восполь­зоваться брешью между группами армий «Север» и«Центр». Только ^^Н армейский корпус (генерал пехоты Вегер) пла­номерно наступал в направлении Волжского водохранили­ща, тем самым активно поддерживая 3-ю танковую армию (генерал танковых войск Рейнгардт), чей LVI танковый корпус (генерал танковых войск Шааль) имел ту же цель. Наступав­шая впереди 6-я танковая дивизия (генерал-майор Раусс) в первый же день вышла к Ламе и создала севернее Зелень- цина плацдарм. танковый корцус (генерал танковых

войск Модель) находился в районе Калинина и готовился к наступлению.

4-я танковая армия (генерал-полковник Гепнер) на сле­дующий день присоединилась к наступлению. Левофланго­вый корпус армии — V армейский корпус (генерал пехоты Руофф) — атаковал из района Волоколамска в направлении Клина. 2-я танковая дивизия, 23, 35 и 106-я пехотные ди­визии, несмотря на сильное сопротивление противника, до­бились некоторых успехов. Именно 2-я танковая дивизия (генерал-лейтенант Вайль) вышла в район, в 10 км к востоку от Волоколамска, а 106-я пехотная дивизия (генерал-лейтенант Денер) — к югу от Кузеева. От соседнего ^^^^ танкового корпуса (генерал танковых войск фон Ви-

тингоф) 5-я танковая дивизия (генерал-лейтенант Фен) по­лучила 15-км линию юго-западнее села Новопетровское, а ^^^ танковый корпус (генерал танковых войск Штумме) смог та^е продвинуться сюда. А потом настал день 17 ноя­бря, когда все подразделения группы армий пере­шли в наступление.

«Серым пасмурным утром пелена тумана поднялась только в 9:00, позволив увидеть раскинувшийся перед нами зимний пейзаж. Мы находимся на возвышенности восточнее Мусина. Примерно в трех километрах впереди начинается лес, край которого исчезает за горизонтом. Между нами и лесом рас­тянулось плоское поле шириной около километра, на кото­ром видны чахлые темно-коричневые кустики. Под легким слоем снега проблескивает стерня, чернеют пахотные бороз­ды. Солнце поднялось уже высоко. Один из наших полков должен наступать на север; он готовится к наступлению в де­ревне за нами. Уже 10:00...»

Так начинается повествование о 106-й пехотной дивизии и последней классической кавалерийской атаке в военной истории:

«Галопом вьшетевший из леса беспорядочный отряд всад­ников с непост^^мой скоростью выстроился в ряд, за ним второй, третий... и широким фронтом атаковал в лоб немец­кую пехоту.

Это неописуемо прекрасная картина: в солнечный зимний день по белому полю мчатся сильные красивые кони, неся на спинах всадников с саблями наголо. Как тут не вспомнить времена монголо-татарских атак...»

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage91.jpeg

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage92.jpeg

Манежная площадь. Когда в начале декабря немецким танковым и пехотным войскам оставалось пройти до Москвы всего лишь 30 км, в городе текла почти нормальная жизнь

Три танка Т-34 проезжают через

Это был эскадрон 44-й кавалерийской дивизии, которая еще совсем недавно выполняла свои задачи в азиатских степях и была переброшена на фронт севернее Москвы, чтобы на­нести немецким дивизиям фланговый удар. Тридцать минут продолжалась последняя конная атака в военной истории, причем всадники продемонстрировали лихую удаль, после чего русские кавалеристы бьши уничтожены огнем артилле­рии, зениток и пулеметов.

17 ноября на всем поле сражения перед Москвой воцарил­ся трескучий мороз, так что подв^^ость сохранили только тражпортаые сртдстаа танковых и моторизованных дивизий. На следующий день все формирования должны бьши начать движение к Москве. Подготовка была завершена. В сообще­ниях 87-й пехотной дивизии сказано.

«Подготовка дивизии к наст^гению завершена 18 ноября. Несмотря на все усилия тыловых служб, результат не слишком удовлетворительный. Обеспеченность боеприпасами далека от полной. Боевой состав пехоты из-за больших потерь в послед­них боях сильно снизился, а физическое состояние войск, по причине нехватки продовольствия и помещений для расквар­тирования, оставляет желать лучшего. Больше всего тревожит недостаток нашего обмундирования и оснащения для условий суровой русской зимы. Катастрофически не хватает теплого белья, теплых сапог, теплых рукавиц и шапок. В своих тонких темных одеждах при температуре ниже 20 градусов мороза противостоят немецкие пехотинцы одетым в меха и имеющим белые маскхалаты русским дивизиям.

Но всем назло войска готовы к бою, они стремятся сде­лать все от них зависящее в последней попытке достичь по­ставленной перед ними

Командование Западного фронта (генерал армии Жуков) находилось в Дерхузкове. Отсюда и приказал командующий организовать решающую — до самопожертвования — оборо­ну. Так же как и 44-я кавалерийская дивизия в районе Муси­на, на всем протяжении Московского фронта русские войскастояли насмерть, не щадя своей жизни. Многие дивизии по­сле сражения прекратили свое существование, погибли все офицеры и комиссары. Нередко из боя возвращались едини­цы — всего 350 солдат осталось от 316-й стрелковой дивизии и 58-й танковой бригады.

С фанатичным сопротивлением столкнулись все немецкие дивизии и боевые группы, которые 18 ноября начали насту­пление на Москву.

3-я танковая армия в эти дни вышла к южному краю Вот­ского водохранилища ^^Н армейским корпусом. Тем самым бьша пробита брешь в линии фронта в направлении на Клин, и остальные корпуса танковой армии быстро продвинулись вперед. Стоявшая напротив 16-я советская армия уже нача­ла отступать к Истринскому водохранилищу, когда поступил приказ генерала армии Жукова: «Я отменяю приказ об отходе войск к Истринскому водохранилищу. Приказываю органи­зовать оборону на нынешнем участке фронта, и ни шагу назад! Оборона до последнего 

С самым упорным сопротивлением столкнулась 4-я ар­мия. Здесь по приказу фельдмаршала фон Клюге участвовал в наступлении только левый фланг армии, поскольку пра­

вый фланг защищался от сильнейшего удара противника. При этом XIII армейский корпус (генерал пехоты Фельбер) ока­зался в условиях тяжелого кризиса, который представилось возможным преодолеть только посредством передислокации отдельных подразделений и привлечения сил соседнего ХНар­мейского корпуса (генерал пехоты Шрот). Начался снегопад, и температура опустилась до 20 градусов ниже нуля.

Теперь правый фланг группы армий перешел в наступле­ние. 2-я танковая армия (генерал-полковник Гудериан) рас­полагала только 150 танками, и вследствие остановки сильно измотанного армейского корпуса (генерал пехоты

Хенрици) вдоль шоссе Алексин-Тула бьта вынуждена дви­гаться вперед тремя ослабленными корпусами. Пехотные ди­визии так и не получили зимнего обмундирования и попол­нения и потому были лишь условно боеспособными.

2-я танковая армия насипала против советской 13-й армии и недавно появившейся на поле боя 50-й армии. Немецким дивизиям удалось в первый же день наступления прорвать русский фронт, причем 4-я танковая дивизия (генерал-май­ор барон фон Лангерман унд Эрленкамп) сумела разгромить советские 299-ю и 413-ю стрелковые дивизии. Только когда переброшенная прямо из Сибири 239-я стрелковая дивизия перешла в наступление и изрядно потеснила 112-ю немецкую пехотную дивизию (генерал-лейтенант Мит), русские снова обрели присутствие духа.

Боевая сила 2-й танковой армии уже на следующий день ослабела еще больше, ибо восточный фланг армии был полно­стью открытым, а подвоз эксплуатационных материалов оставшихся немногочисленных танков полностью прекратил- ея. Наступление на Тулу пришлось приостановить.

Таким же безнадежным представмось положение 2-й ар­мии. Генерал-полковник барон фон Вейхс в эти дня тяжело заболел и был вынужден сложить с себя полномочия коман­дующего армией. Новый командующий — генерал танковых войск Шмидт, ранее командовавший ^^ГХ танковым корпу­сом у Тихвина и на северном участке Восточного фронта, при- бьш в штаб-квартиру 2-й армии 26 ноября.

Пехотные дивизии двигались на всей ширине фронта, поч­ти без связи друг с другом, из района Орла на восток, имея перспективной целью Дон.

Армия имела в своем распоряжении (справа налево): ^^^^Г танковый корпус (генерал танковых войск Кемпф) на крайнем правом фланге. Этот корпус, располагавший по­мимо почти неподвижной 9-й танковой дивизии только дву­мя пехотными дивизиями, должен был поддерживать связь с соседней 6-й армией группы армий «Юг». Корпус 20 ноя­бря подошел к городу Тим и захватил его. Соседний слева ^^ГУ армейский корпус двигался 43-й пехотной дивизией (справа) и 134-й пехотной дивизией (слева) через Зиновьев- ку на Ливны, а находящийся на левом фланге ^^^ армей­ский корпус (генерал артиллерии Кемпфе) — 262-й пехот­ной дивизией (справа) и 293-й пехотной дивизией (слева) намеревался наступать через Дарищи на Ефремов.

Следующий день прошел под знаком русского контр­наступления на ^^^^ЛГГ танковый корпус. Несмотря на это, левому флангу корпуса удалось закрепиться в районе Щигр. Усиленная передовая группа 293-й пехотной дивизии

(генерал-лейтенант фон Оберниц) в этот день установила связь с правофланговой дивизией 2-й танковой армии  16-й мотопехотной дивизией (генерал-лейтенант Хенрици) в районе Голиц. Это передовое подразделение на следующий день продвинулось еще дальше и захватило, сломив местноесопротивление противника, территории в 1 О км к югу от Ефремова.

Погода в этот день, благодаря ослабевшим морозам, не­много улучшилась, зато в низинах повис плотный туман, мешавший обзору. На отдельных участках шел снег.

Теперь русские оставили населенные пункты в районе Щигр и отвели войска на восток. Только в районе насе­ленного пункта Тим советский отряд попытался оттеснить танковый корпус, что в отдельных местах удалось. Здесь сумела продвинуться на восток и закрепиться только 95-я пехотная дивизия (генерал-лейтенант Сикст фон Ар- ним). Когда же погода прояснилась, пехотные дивизии про­должили свой марш на восток.

Таким образом, 2-я армия на пятый день наступления — 24 ноября — достигла следующих рубежей: тан­ковый корпус вышел на участок в 1 О км квостоку от Щигр, обе пехотные дивизии армейского корпуса — 45-я (ге­

нерал-лейтенант Шлипер) и 134-я (генерал-лейтенант Ко- кенхаузен) — двигались к городу Ливны, а ^^^ армейский корпус захватил территорию Гурьево — юг Ефремова. Здесь снова усилилось сопротивление противника.

Итоги сражений последних пяти дней на другом участке фронта группы армий «Центр» выглядели следующим обра­зом (с севера на юг):

19 ноября оперативное командование 9-й армии получило задание перейти к обороне на всем протяжении фронта армии. До сих пор находящаяся у него в подчинении 3-я танковая армия будет у нее взята, чтобы, подчиняясь непосредственно командованию группы армий, наступать дальше. Оба армей­ских корпуса 9-й армии до.^шы обосноваться обороны в населенных пунктах и на краях лесных массивов. Солдатам, несмотря на низкие температуры, пришлось окапываться, долбя замороженную до каменной твердости землю, или пере­делывать укрепленные пункты немногочисленные уцелев­шие ^ганы.

Русские не заставили себя долго ждать. Они предпринима­ли неоднократные попытки разбить левый фланг противни­ка, где 253-й пехотной дивизии под командованием генерал- лейтенанта Шеллерта пришлось днями отражать атаки про­тивника. В некоторых местах части дивизии отступали, но только для того, чтобы на следующий же день отвоевать утра­ченные позиции. Атака русскими позиций 206-й пехотной дивизии (генерал-лейтенант Хефль) VIармейского корпуса тоже бьта отбита.

3-я танковая армия (генерал танковых войск Рейнгардт) 19 ноября получила приказ под прикрытием ее фронта на вос­токе тотчас ударить на юг в направлении Клина, чтобы тем самым перерезать путь отхода отступающему перед 4-й танко­вой армией противнику.

16-я армия генерал-лейтенанта Рокоссовского с боями от­ступала на восток и так плотно заминировала оставленную территорию, что танковые подразделения смогли пройти толь­ко после того, как саперам удалось разминировать замерзшую до каменной твердости землю. Генерал-лейтенант Рокоссов­ский со своим штабом отбьт в Клин, где русские и заняли оборону.

Передовая 7-я танковая дивизия (генерал-майор барон фон Функ) 20 ноября вышла к шоссе на Клин, но не смогла про­рваться к городу из-за сильного сопротивления русских. Зато к югу от Завидова бьта установлена связь между 6-й танковой дивизией (генерал-майор Раусс) и 14-й мотопехотной дивизи­ей (генерал-майор Фюрст). Тем самым соединились оба кор­пуса армии.

14-я мотопехотная дивизия прорвала вражеские укрепле­ния к востоку от шоссе Клин-Волжское водохранилище 21 ноября и сразу начала атаку на Клин. Соседняя 6-я тан­ковая дивизия к северу от Завидова осталась неподв^^ой. Низкие температуры затрудняли любое движение. Генерал танковых войск Шааль вечером 22 ноября приказал своему корпусу занять исходные позиции для наступления на силь­но укрепленный город Клин.

7-я танковая дивизия и 14-я мотопехотная дивизия ата­ковали на следующий день территорию Клина, где еще не­сколькими часами ранее находился русский командующий армией. Русские бросили сюда все имеющиеся в наличии танковые бригады. Часами велись танковые бои, пдежде чем в конце концов немецкие части одержали верх, и к 16:40 Клин бьт взят. Одновременно в 10 км севернее города в руках нападавших оказался совершенно неповрежденный

мост (16-тонный). Здесь была пробита брешь во вражеском фронте.

Отставший танковый корпус генерала танковых

войск Моделя сконцентрировался в районе Завидова, где 1-я танковая дивизия заняла исходные позиции западнее Тургинова, а 36-я мотопехотная дивизия, оставшаяся в Ка­линине, медленно продвигалась вперед.

Не менее успешными бьти последние пять дней для со­седней 4-й танковой армии генерал-полковника Гепнера. Командующий издал 17 ноября приказ, который начинался следующими словами:

«Время ожидания закончилось. Последние русские обо­ронительные сооружения перед Москвой разбиты. Мы долж­ны заставить сердце большевистского сопротивления в Ев­ропе прекратить биться...

Танковым группам повезло нанести решающий удар!»

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage93.jpeg

Советское правительство, несмотря на блинте к Москве врага, твердо проводило свою политику. В годовщину Великой Октябрьской социалистической революции  7 ноя­бря  на Красной площади состоялся военный парад. Перед трибунамиМавзолея про­шли недавно сформированные пехотные дивизии

 

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage94.jpeg

 

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage95.jpeg

В праэдничном параде приняли участие и танковые бригады. Танк КВ-1 с 76-101101 орудием и типичными для немецких конструкций хорошо развитыми опорными катками (фото ту). Колонна танков Т-34 следует по Москве (фото внизу)

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage96.jpeg

Московское правительство
проводило неслыханного
размаха пропагандистскую
кампанию, чтобы поднять
народ на защиту Москвы.
По городу были развешаны
плакаты и лозунги

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage97.jpeg

Правительство Советского Союза после завершения сражения учредило памятную медаль «За оборону Москвы. для всех участвовавших в сражении солдат

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage98.jpeg

Марш снабженческой колонны. Начавшиеся в начале осени проливные дожди в счита- ные часы превратил и улицы и дороги в потоки грязи

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage99.jpeg

Города и деревни после непрерывных проливных дождей буквально утонули в грязи. Проехать по ней могли только лошади

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage100.jpeg

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage101.jpeg

Пехотинцам приходилась часами мучиться, чтобы п^юдолеть ставшие практически непроходимыми дорога

18 ноября 4-я танковая армия, находясь между Волоколам­ском и Наро-Фоминском, перешла в наступление на Москву. V армейский корпус (генерал пехоты Руофф) с 2-й танковой дивизией, 35-й и 106-й пехотными дивизиями находился на левом фланге. На юге находился танковый корпус

(генерал танковых войск фон Витингоф) с 5-й и 11-й тан­ковыми дивизиями. Далее следовал ^^^ танковый корпус (генерал танковых войск Штумме) с 10-й танковой дивизией и танковой дивизией СС «Рейх». Оба пехотных корпуса — IX армейский корпус (генерал пехоты Гейер) и УН армей­ский корпус (генерал артиллерии Фармбахер) с 78, 87, 7, 197 и-267-й пехотными дивизиями составляли правый фланг, где поддерживалась связь с соседней 4-й армией.

Незадолго до начала наступления командиры 252-й пе­хотной дивизии оценивали обстановку следующим образом: «Возобновилось привлечение вражеских пехотных формиро­ваний и особенно артиллерии. Противник ожесточенно сра­жается, активно используя партизан и снайперов на оборудо­ванных в лесах позициях. Далее будут приложены все усилия, чтобы, используя ар^^е рию и контрнаступление с танками, помешать удару во фланги дивизии. Необходимо наличие соб­ственной авиации подавления вражеской артиллерии, не­допущения доставки артиллерии поддержки для противотан­ковой и противовоздушной обороны. Защита левого фланга другими подразделениями приобретает значение при продол­жении атакдивизией».

V армейский корпус наступал, опережая на 24 часа сосед­ний танковый корпус, чтобы прикрыть его фланг. При этом 106-й пехотной дивизии удалось уже в первый день наступле­ния установить связь с соседней 3-й танковой армией. 2-я тан­ковая дивизия (генерал-лейтенант Вайль) в тот же день про­билась с северо-востока к Солнечногорску. Передовая группа под командованием оберста Родта (2-я мотопехотная бригада и 304-й мотопехотный полк), подбив более двадцати враже­ских танков, захватила город, от которого до Москвы остава­лось не более 60 км! Путь к Истринскому водохранилищу, расположенному к северо-западу от Москвы, был открыт.

Связь ме^^ 16-й и 30-й советскими армиями была пре­рвана. Тогда Сталин и Жуков взяли руководство сражением в свои р^ш. Жуков приказал сопротивляться до последнего патрона. Далее он поручил открыть шлюзы водохранилища. Тем самым могла быть затоплена местность к югу от водо­хранилища протяженностью 50 км на высоте 2,5 м. Превра­тившаяся в лед вода стала бы непреодолимым барьером немецких танков.

Немецкое население узнало о взятии Солнечногорска 24 ноября из очередной сводки. Это было первое известие о том, что на Восточном фронте германские войска снова перешли в наступление. В сообщениях ОКВ до 22 ноября вообще не упоминалось о событиях на Восточном фронте. Только в этот день было сказано, что дело дошло до сраже­ний, а 24 ноября родственники немецких солдат, оставшие­ся на родине, узнали, что «после тяжелых и продолжитель­ных боев танковыми войсками взят город Солнечногорск, расположенный в 50 км от

35-я пехотная дивизия (генерал-лейтенант Фишер фон Вейкерстхаль) нанесла удар в сторону Истринского водохра­нилища и захватила населенный пункт Новинки. Так не­мецкие солдаты оказались в тылу первых русских оборони­тельных позиций. Тем не менее корпус двинул дальше до сих пор остававшуюся в резерве 23-ю пехотную дивизию. Температура упала ниже 30 градусов мороза, однако насту­пление продолжалось. На следующий день 2-я танковая ди­визия нанесла удар на Пешки по русским танковым частям, оснащенным британскими танками Mark HI. Речь идет о новых формированиях, которые только несколько дней на­зад в Москве получили эти английские танки, с которыми еще не успели познакомиться.

Соседний справа танковый корпус 23 ноября был

на Истре и вышел к Истринскому водохранилищу. Здесь рус­ские защитники засели на высоком восточном берегу, в то время как немецкие боевые группы находились перед ними на открытой местности как на блюдечке. Все же удалось в ночь на 25 ноября в разных местах пересечь и водохранили­ще, и реку. Среди прочих по льду проехал 61-й батальон мо­тоциклистов (майор фон Узедом).

11-я танковая дивизия с другими формированиями нанес­ла удар через водохранилище. Части других боевых групп в районе Лопатова тоже преодолели ледяную преграду. Саперы соседней 5-й танковой дивизии весьма своевременно извлек­ли 40 центнеров зарядов взрывчатых веществ и 1100 мин из плотины. Дальше на юг через реку переправилась боевая груп­па 10-й танковой дивизии и сформировала плацдарм.

^^^ танковый корпус (генерал танковых войск Штумме) вел бои, преодолевая отчаянное сопротивление противника, на шоссе из Волоколамска, имея целью Истру. 10-я танковая дивизия (генерал-майор Фишер) и танковая дивизия СС «Рейх» 25 ноября бьти на реке Истра.

Внутри и перед городом, носившим то же название, укре­пилась 78-я сибирская стрелковая дивизия, которая не желала уступить ни пяди своей земли. Боевая группа 10-й танковой дивизии под командованием оберст-лейтенанта Мауса и ба­тальон мотоциклистов дивизии под командованием штурмбаннфюрера Клингенберга смогли только в ближнем бою с примкнутыми штыками одолеть храбро сражавшихся сибиряков и начать штурм города Истра. Потом боеспособ­ность ХХХХ танкового корпуса значительно снизилась. Да и стоит ли удивляться — термометры показывали не выше 32 градусов мороза.

IX армейский корпус (генерал пехоты Гейер) наступал по обе стороны шоссе Руза—Звенигород вдоль Москвы-реки, чтобы защитить правый фланг танкового корпуса. Целью кор­пуса бьт город Звенигород, ^^ный центр снабжения Красной армии к западу от Москвы. Находившаяся здесь 5-я советская армия еще в истекшем октябре оказала немцам сильное сопро­тивление и не поддалась немецким дивизиям.

Русские не оставили армии времени на развертывание. Их наступление было направлено против позиций XIII и XII ар­мейских корпусов. О такого рода оборонительных боях мож­но составить представление по записям в дневниках солдат 260-й пехотной дивизии, которая заняла плацдарм к юго-вос­току от Высокиничей.

«Воронки, мертвые лошади, мертвые русские, развали­ны домов, подбитые автомобили, обломки орудий, и сре­ди всего этого наши солдаты. Они выглядят дикими и за­пущенными. И между кучами мусора много крестов из дерева...»

Другой написал: «Нас надо жалеть или восхищаться? Без зимнего обмундирования, без рукавиц, нуждающаяся в ремонте обувь. Мы живем под открытым небом, спим в ямах... »

И наконец, вьщержка из дневника третьего солдата той же дивизии: «Ужасный призрак поднимается из соломы: блед­ный, слабый, с впалыми глазами и клочковатой бородой, по­крытый грязью, завшивевший, с черными руками. Три не­дели без воды, только гранаты, огонь, сражение ... »

Остановка 4-й армии в эти ноябрьские дни не достигла своей цели. Командование советской армии рано осознало создавшуюся ситуацию и в первые же дни начавшегося но­ябрьского наступления отвело свои дивизии с этого участка фронта, передислоцировав их на север перед 3-й и 4-й тан­ковыми армиями. В течение восьми дней генерал армии Жу­ков стянул четыре стрелковые, две кавалерийские дивизии, три танковые бригады и два самостоятельных танковых пол­ка и направил их на ИсТРинское водохранилище. К тому же из Московского региона прибыли еще не участвовавшие в сражениях подразделения народного ополчения, а из Си­бири — дополнительные дивизии, готовые противостоять 4-й армии.

Эти уже сильно уменьшившиеся корпуса больше не могли вести эффективное наступление своими двенадцатью остав­шимися дивизиями. Однако, подчиняясь приказу, они дви­гнись вперед. 18-я танковая дивизия (генерал-майор Неринг) после ожесточенных боев 20 ноября загатила Ефремов. Кро­ме этого, разведывательный батальон 88-й дивизии (майор фон Зейдлиц) 24 ноября вышел к деревне Скопин — в рай­оне Горлова. Это бьша самая восточная точка, до которой во время Восточной кампании сумели дойти немецкие сол­даты.

Части 10-й и 29-й мотопехотных дивизий (генерал-лей­тенант фон Лепер, генерал-майор Фремери) подошли к на­селенному пункту Епифан, где находился неповрежденный мост через Дон. Боевые группы 29-й пехотной дивизии про­двинулись до Епифана 23 ноября. 1 О-я мотопехотная дивизда нанесла удар по Михайлову, перерезала железную дорогу Воронеж-Москва и перешла к обороне на 60-километровом фронте.

Слева в районе Тулы вел ожесточенные бои XXIV тан­ковый корпус. 296-я пехотная дивизия (генерал-лейтенант Штеммерман) находилась перед Тулой, где бьша вынуждена растянуть свой фронт направо и налево. 3-я танковая ди­визии (генерал-майор Брейт) больше вперед не двигалась. Напротив нее стояли три советские стрелковые и одна ка­валерийская дивизия. Соседняя 4-я танковая дивизия (ге­нерал-майор барон фон Лангерман унд Эрленкамп) имела перед собой тоже очень сильного противника и сражалась уже из последних сил. 17-я танковая дивизия (оберст Лихт)

на правом фланге корпуса, несмотря на это, сумела 24 ноя­бря войти в Венев и продвинуться в северном направле­нии еще на 20 км — почти до Каширы. Но здесь ее силы иссякли.

До Москвы оставалось не более 80 км.

LШ армейский корпус (генерал пехоты Вейзенбергер, с 28 ноября — генерал-лейтенант Фишер фон Вейкерстхаль) следовал слева за танковыми дивизиями. Корпус должен был еще 20 ноября вместе с 112-й (генерал-лейтенант Мит) и 167-й (генерал-майор Тиренберг) занять оборону в районеБогородицка, пока не сможет продо^кить наступление в на­правлении Горлово—Тула—Сталиногорск. Корпус сумел в течение следующих дней продвинуться на север и 25 ноября подойти к Сталиногорску, где вступил в ожесточенные сра­жения в промышленных районах города. .

Находившийся на крайнем правом фланге армей­

ский корпус (генерал пехоты Хенрици) имел для выполне­ния поставленных перед ним задач только две ослабленные пехотные дивизии. Они выдвинулись на восток на почти 100-километровом фронте, чтобы, с одной стороны, устано­вить связь со 2-й армией справа, а с другой стороны, сохра­нить связь с 4-й армией слева.

131-я пехотная дивизия (генерал-майор Мейер-Бюрдорф) на левом фланге к 20 ноября потеряла все связи с 4-й арми­ей. Храбрые грязные, голодные и завшивевшие пехотинцы, невзирая на лед, снег и отчаянное сопротивление противни­ка, рвались на восток. Медленно, сражаясь за каждый метр, дивизии подошли к Алексину, важнейшему городу на этом участке фронта. Алексин был взят только 27 ноября, потому что офицеры, унтер-офицеры, солдаты и лошади — все до­шли до предела своих возможностей, а транспорта больше не было.

Вторая дивизия корпуса — 31-я пехотная дивизия (генерал- майор Бертолвд) тоже предпринимала отчаянные попытки, чтобы ее ослабленные полки на широком фронте установили связь с формированиями справа и не потеряли связь с частями слева. Перед ее фронтом находились части сильной 50-й со­ветской армии, которые постоянно контратаковали, в резуль­тате чего немецкая сторона несла большие потери.

Это бьіли дни, о которых командующий армией писал сво­ей семье в Германию: «...Жуткий холод, убогое ^илье, нехват­ка обмундирования, большие потери в .живой силе и технике,почти полное отсутствии топлива — все это превращало руко­водство военными действиями в мучение...»

Битва за Москву в последние ноябрьские недели достигла своей высшей и поворотной точки. Ставка — Верховное глав­нокомандование Красной армии — перебросила к Москве все возмоожные силы с других участков обширного Восточного фрон­та, обратив их против ослабленных частей вермахта. К тому же под Москвой были собраны все доступные самолеты, ко­торым немецкий воздушный флот уже не мог противостоять. В боевом журнале 2-й танковой армии от 24 ноября сказа­но: «Активно действует авиация. Атаки бомбардировщиков и штурмовиков. С нашей стороны ни одного самолета...»

Усиление Красной армии впервые стало особенно замет­ным на левом фланге группы армий, где находилась изрядно ослабленная 9-я армия. Здесь неумолимо атаковали новые ди­визии русского Калининского фронта.

Образовалось свободное пространство до соседней груп­пы армий «Север» шириной 15 км, которое 9-й армией не могло быть закрыто. Теперь атака вражеских частей распро­странилась по всему фронту армии. 27 ноября ожн армейско­му корпусу — и в первую очередь 26-й пехотной дивизии (генерал-майор Вайс) пришлось в одиночку отражать враже­ское нападение на железнодорожной линии Торжок—Ржев, поддержанное тиж:елой артиллерией. Еще один основной рай­он обороны сформировался в районе Калинина, где до кон­ца ноября продолжались кровопролитные сражения, а тем­пература упала до 25 градусов ниже нуля. И все же армия в целом смогла удержать линию фронта, достигнутую ею в конце октября.

Справа от нее выдвинувшаяся вперед 3-я танковая армия 27 ноября получила от командования группы армий приказ незамедлительно перейти канал Москва—Волга и нанести удар в направлении на Красную Поляну, чтобы помочь оста­новившемуся наступлению 4-й танковой армии. Первый плац­дарм за каналом бьт создан частями 7-й танковой дивизии еще 28 ноября. Боевая группа дивизии под командованием оберста фон Мантейфеля, сформированная из частей 6-го мо­топехотного полка и частей 25-го танкового полка в смелой атаке перешли через неповрежденный мост вблизи Яхромы, разгромили русский танковый взвод и уничтожили располо­женную здесь электростанцию, снабжавшую электроэнерги­ей значительную часть Москвы.

 

 

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage66.jpeg

Сталин отлично понимал, какая опасность нависла над рус­ской столицей, и приказал организовать мощное контрнасту­пление, чтобы ликвидировать созданные плацдармы. Генерал армии Жуков собрал с других участков фронта все доступные танковые бригады, которые тотчас перешли в контрнасту­пление, в то время как отряды народного ополчения вместе с мирными гражданами — жителями восточного берега кана­ла закрепились южнее Яхромы. Поэтому наконец подошед­шие батальоны 14-й мотопехотной дивизии и 36-й мотопе­хотной дивизии остались на западном берегу канала, чтобы, по крайней мере, защитить левый фланг 7-й танковой диви­зии. Пришедшая позднее 6-я танковая дивизия стала справа от 7-й дивизии.

Уже вечером 28 ноября началась атака тяжелых советских танков Т-34 на небольшую боевую группу оберста фон Ман- тейфеля. Немногочисленные немецкие танки типов Р-ІІІ и Р-ІУ 25-го танкового полка во всех отношениях уступали про­тивнику, да и израсходовали свои боеприпасы. Оберст фон Мантейфель решился 29 ноября оставить плацдарм и вернуть­ся на западный берег канала Москва-Волга.

В конце концов, в последние дни ноября, танковый

корпус (генерал танковых войск Модель) медленно продви­нулся от Калинина вперед. Корпус оттеснил находившегося перед ним противника на юго-восток. Связь с 6-й танковой дивизией была установлена.

23-я пехотная дивизия южнее Федоровки попала в засаду и была вынуждена пробиваться с боями, отражая атаки со всех сторон, пока не подоспела боевая группа 1-й танковой дивизии. Она вызволила пехотинцев и вышла к каналу в районе Лобни. Так оба корпуса 3-й танковой армии оказа­лись на канале Москва—Волга от участка западнее Дмитро­ва до северного края Волжского водохранилища у Красной Поляны.

В этом же направлении прорывалась и 4-я танковая армия.

Наступавшая на левом фланге армии 2-я танковая диви­зия нанесла удар вместе с обеими смешанными боевыми группами оберста Родта и оберст-лейтенанта Декера вдоль шоссе Солнечногорск-Москва, затем повернула на восток и захватила населенные пункты Хметьево, Бунтееху, Клуши- но и сформировала плацдарм на Клязьме.

 

Боевая группа оберст-лейтенанта Декера (части 3-го тан­кового полка, 2-го стрелкового полка, 2-го батальона стрел­ков-мотоциклистов, 38-го истребительно-противотанкового батальона и два взвода 47-го зенитного батальона) пробира­лась в условиях густой поземки по лесному бездорожью че­рез Стародальнюю на Бабаиху. Боевая группа оберста Род- та (304-й мотопехотный полк, части 3-го танкового полка, 38-го саперного батальона и 38-го истребительно-противо- танкового батальона) 30 ноября ^^атила Красную Поляну, а также населенные пункты Пучки и Катю^ки. Солдаты 1-го ба- т^^на 304-го полка (майор Бук) вышли на подмосковную железнодорожную станцию. 2-й батальон того же полка под командованием майора Рейхмана вошел в Горки, откуда удар­ная группа 39-го саперного батальона продвинулась до стан­ции Лобня и взорвала рельсовые пути.

Отсюда до границ Москвы ^гавалось всего 17 км и 27 км - до Кремля.

106-я пехотная дивизия (генерал-майор Денер), двигавша­яся справа от 2-й танковой дивизии, не отставала от правого фланга V армейского корпуса и не потеряла связь с шедшей справа от нее 11-й танковой дивизией под командованием генерал-майора Шеллера. ^и танковые дивизии освободили солдат 1О6-й пехотной дивизии в конце месяца из весьма за­труднительного положения в районе Лопотова и Алабушева. Затем обе дивизии пошли дальше на юг и в совместной атаке захватили Матушкино и Крюково.

Боевая группа, состоящая из частей 240-го пехотного пол­ка и 52-го зенитного полка, в условиях 40-градусного моро­за прорвалась к железнодорожной станции Крюково, конеч­ной станции Московской пригородной железной дороги. До Москвы оставалось только 22 километра.

Южнее шоссе Солнечногорск-Москва наступающая 35-я пехотная дивизия (командование которой 1 декабря при­нял генерал-майор барон фон Роман) сумела продвинуться дальше на юго-восток. Солдаты сильно страдали от мороза, при котором замерзало даже автоматическое оружие. Все же боевые группы трех полков - 34, 109 и 111-го - вместе с аР^^ерией, саперами, связистами, истребителями танков и обозниками сражались бок о бок и продолжали рваться к Москве. Саперы армейского 62-го саперного бат^^на вы­шли на станцию Химки и взорвали ее.

 

Опуда до Кремля оставалось 16 км.

Ближе к Москве немецким солдатам пройти не удалось.

^^^ танковый корпус с боями наступал по обе стороны Волоколамского шоссе — 5-я танковая дивизия слева, тан­ковая дивизия СС «Рейх» в центре и 10-я танковая дивизия справа - с северо-запада на Москву. Правда, боевая мощь корпуса была почти исчерпана тяжелыми боями в районе Истры и на Истринском водохранилище. Температура упала до -32 градусов. Двигатели танков замерзали — всякий раз перед пуском их приходилось разогревать. Замки пулеметов не открывались, и рукавицы солдат примерзали к ледяному оружию.

Молодой офицер из полка СС «Дойчланд» так описал свои впечатления:

«К своей конечной цели — Москве — мы приближались очень медленно. Вокруг нас адский холод — и это при плохом расквартировании и недостатке продовольствия для войск. Трудности с подвозом постоянно увеличиваются. Они явля­ются основной причиной нашего бедственного положения. Иначе мы были бы ближе к цели.

И все же наша часть, путем сверхчеловеческого напряже­ния сил, добилась преимущества над остальными и, проявив достойное всяческого восхищения терпение, преодолела все трудности.

Много раз наши солдаты надевали русские шинели и мехо­вые шапки, после чего в них трудно было распознать немец^га солдат. Повсеместно не хватало зимнего обмундирования, все завшивели. Запустить двигатель можно было только после разжигания костра под баком. Горючее частично замерзло, машинное масло загустело, и не бьшо глизантина, чтобы пре­дотвратить замораживание охлаждающей жидкости.

Оставшийся и без того незначительный боевой состав, из- за постоянного выбытия обмороженных, постоянно сокра­щался. Люди не выдерживали слишком больших нагрузок. Недалек был тот день, когда сила войск не просто подошла бы к концу, а из-за огромных потерь убитыми, ранеными и об­мороженными наши роты и батальоны прекратили бы свое сушествование.

Доходит до того, что автоматическое оружие в ротах и взво­дах из-за страшного мороза часто отказывает. Замки пуле­метов замерзают намертво, что, естественно, при атаке или контрударе противника является смертельно опасным.

 

 

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage67.jpeg

Замерзшие немецкие фронтовые солдаты постоянно под­вергаются воздействию безжалостного холода - температура временами опускается до -45градусов, - оставаясь в своем обычном обмундировании и кожаных сапогах. Они сражают­ся с противником и с зимой.

В отличие от нас у русских, насколько мы можем судить по русским пленным, есть абсолютно все, что необходимо для ведения войны в зимних условиях. Их зимнее обмунди­рование подбито ватой, они носят валенки и меховые рука­вицы. Немецкие солдаты, чтобы не обморозиться, раздевают убитых русс^та, обеспечивая себя ценным зимним обмунди­рованием, ибо сохранение телесного тепла является элемен­тарной потребностью, без которой невозможно вь^опъ».

Битва за Москву продолжалась. Оба батальона полка СС «Дойчланд» - под командованием штуртурмбаннфюреров Шульца и Мейера (оба были тяжело ранены в один и тот же день) -

Наступление 2-й танковой дивизии на Москву

наступали вдоль шоссе Рождествено-Ленино. Батальоны столкнулись с упорнейшим сопротивлением, которое было сломлено только после применения двух штурмовых орудий. Потери росли каждый час, и только после наступления тем­ноты удалось войти в Ленино с востока. К счастью, боевые группы полка «Фюрер» (оберштурмбаннфюрер Кумм) почти в это же время вошли в промышленную часть Ленина и осво­бодили ее после тяжелых боев. Еще до полуночи Ленино ока­залось в руках солдат танковой дивизии СС «Рейх».

1-я рота батальона СС стрелков-мотоциклистов продви­нулась до конечной остановки московского трамвая.

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage109.jpeg

Когда затяжные дожди сменились снегом и установились морозы, движение возобнови­лось. Танки и штурмовые орудия ХХХХ танкового корпуса перед ^іоколамском (фото ввверху). Боевая группа XXIV танкового корпуса перед Мценском (фотовнизу)

 

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage110.jpeg

В середине ноября пришла русская зима. Группа армий начала вторую фазу битвы за Москву. Артиллерийские батареи; 170-мм пушка армейского артиллерийского баталь­она на участке ЬУІ танкового корпуса (фото вверху), орудие пехотнойдивизии 4-й армии  на новом рубеже (фото внизу)

 

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage111.jpeg

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage112.jpeg

Основная тяжесть нового сражения лежала, как и ранее, на плечах простых пехотинцев на передовой. Пулеметчики, расположившись в глубоком снегу, отражают русскую атаку (фото вверху). Уничтоженная вражеской артиллерией исходнаяпозиция 106-й пехотной дивизии в районе Клина (фото внизу)

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage113.jpeg

Суревая зима  временами температура опускалась ниже -30 градусов  затрудняла л^^ движение. Связисты были вынуждены работать непрерывно, ремонтируя вышед­шие из с^юя линии связи и преКЛадывая новые. Солдаты с устрейством дляпрекладки кабеля, начало декабря (фото вверху). Группа солдат тянет линию связи от дерева к дереву (фото внизуизу)

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage114.jpeg

Хуже всего было солдатам тыловых служб. которые не получали ид и о деятель­ности которых не ^^^алось в информационных бюллетенях. Лошадь пытается дви­гаться в глубоком снегу (фото вверху). Склад снабжения 2-й танковой армии вглубо­ком снегу (фото вн^^)

 

До Москвы оставалось 17 км.

Пехотные дивизии IX армейского корпуса генерала пехоты Гейера (слева направо: 252, 87 и 78-я) продолжали наступать севернее Москвы-реки и прикрывать правый фланг 4-й тан­ковой армии. В донесении об обстановке находившейся даль­ше всех на востоке 87-й пехотной дивизии (генерал-лейтенант фон Штудниц) — эта дивизия во время Западной кампании 1940 года заняла Париж — от 30 ноября сказано: «Со стороны корпуса постоянно звучат требования беречь силы и поддер- жиживать боеспособность войск для дальнейшего наступления. Наши командиры тщетно повторяют, что в создавшейся си­туации об отдыхе и пополнении войск не может быть и речи и что убьыь личного состава по причине обморожения много­кратно превышает потери в боях с противником. Из-за по­стоянного напряжения — днем и ночью — выдержка людей заметно слабеет. А приказ больше окапываться, чтобы сбе­речь людей, легче отдать, чем выполнить. При температуре -20 градусов, как ни стараются войска, невозможно зарыться в замерзшую до каменной твердости землю достаточно глубо­ко, чтобы надежно укрыться от вражеской артиллерии. Слу­чаи обморожения следовали один за другим так быстро, что командиры рот бьыи вынуждены помещать людей в перена­селенные дома, несмотря на риск артиллерийского обстрела, чтобы защитить их от холода».

Корпус продолжал наступать и к 1 декабря вышел к ^^ш- кову (слева), Пискову (центр), Ершову (справа). Пехотин­цы, используя противотанковые орудия, захватили долину Москвы-реки. Солдаты 87-й (генерал-лейтенант фон Штуд- ниц) и 252-й (генерал-лейтенант фон Боэм-Бецинг) пехот­ных дивизий стояли в 20 км от Москвы. В журнале бое­вых действий 87-й пехотной дивизии сказано: «3 декабря 41:

 

З-й батальон 173-го пехотного полка в 6.00 возобновил на­ступление и к полудню взял Маслово и поставил охранение. Солдаты 17З-го пехотного полка, которые З декабря 41 в тридцатиградусный мороз стояли у края леса к востоку от Маслова на своих постах и смотрели туда, где Истра впада­ет в Москву-реку, находясь в 20 км от города, башни кото­рого можно бьто рассмотреть, могли с гордостью заявить, что прин^щежат к тем немецким солдатам, которые во Вто­рой мировой войне ближе всех подошли к столице государ­ства

Справа от этих подразделений У1 армейский корпус (ге­нерал артиллерии Фармбахер) севернее автострады Вязьма- Москва вел бой за каждый метр земли. Задача этого корпуса заключалась в прорыве русских оборонительных позиций между озером Нара и изгибом Москвы-реки. 267-я пехотная дивизия (генерал-майор фон Вахтер) вела тяжелые оборони­тельные бои к северу от автострады. Обе другие дивизии - 197-я (генерал-лейтенант Мейер-Рабинген) и 7-я (генерал-лей­тенант барон фон Габленц) дальше не прошли и остановились перед Кубинкой.

Фельдмаршал фон Клюге приказал наступать всей 4-й ар­мии. ^Х армейский корпус (генерал пехоты Матерна) 1 дека­бря начал движение одновременно всеми дивизиями. Слева находилась З-я мотопехотная дивизия (генерал-лейтенант Ян), затем следовала 258-я пехотная дивизия (генерал-майор Пфла- ум) и 292-я пехотная дивизия (генерал-майор Зеегер). Спра­ва - западнее Наро-Фоминска - примыкала 183-я пехотная дивизия (генерал-майор Детлинг).

При ЗО-градусном морозе необходимобыло прорвать по­левые укрепления русских. 507-й полк 292-й дивизии взял населенный пункт Акулово, расположенный в 57 км от Мо­сквы. Наступавшая на правом фланге 183-я пехотная диви­зия после начальных успехов остановилась. А 3-я мотопехот­ная дивизия и 258-я пехотная дивизия двигались довольно быстро. 59-й пехотный полк, потерявший всех командиров рот, взял важный город Наро-Фоминск, после чего продви­нулся еще на 5 км на восток.

258-я пехотная дивизия оказалась самой успешной. Она сформировала боевую группу под комавдо^^ем майора Брах- та (5З-й разведывательный батальон, части 258-го истреби- тельно-противотанкового батальона и 611-го зенитного ба­тальона), которая штурмом захватила Юшково — в 44 км от

 

Москвы. Еще дальше продвинулись солдаты 478-го пехотно­го полка под командованием майора Штедтке, которые ата­ковали учебный плац Московского гарнизона Бурцево и раз­местились там в убогих хижинах.

-Это был ближайший к Москве населенный п^кт, кото­рого достигла 4-я армия.

Остальные корпуса 4-й армии  ЦУП танковый корпус с 20-й танковой дивизией, 19-й танковой дивизией и 15-й пе­хотной дивизией; XI армейский корпус с 98, 34, 137 и 17-й пе­хотными дивизиями; XIII армейский корпус с 17, 260, 52 и 268-й пехотными дивизиями — не принимали участия в этомнаступлении и в последние ноябрьские дни отражали мощные удары 43-й и 49-й советских армий.

Сообщения ОКВ не давали немецкому населению ин­формации о тяжести сражений. Л^т короткие скупые фразы описывали события под Москвой родственникам мил­лионов солдат. Сообщения О КВ были более чем лаконич­ными:

25.11

«Наступление на центральном участке Восточного фронта развивается

26.11

«На центральном участке Восточного фронта вчерашнее наступление наших войск принесло значительные террито­риальные

27.11

«На центральном и северном участках Восточного фронта достигнуты дальнейшие успехи. Советское наступление в рай­оне Ростова и севернее этого города отражено, противник по­нес тяжелые

28.11

«На центральном участке Восточного фронта прорваны сильные оборонительные позиции противника». 29.11

«В наступлении на Москву достигнут дальнейший про­гресс».

30.11

«В районе Москвы атака наших пехотных и танковых ди­визий достигла дальнейших

1.12

«В районе Москвы наступающие пехотные и танковые формирования все ближе продвигаются к Москве».

 

2.12

«В районе боевых действий перед Москвой немецкие вой­ска на обширном участке фронта проникли в глубь враже­ской оборонительной

3.12

«На фронте перед Москвой наши пехотные и танковые ча­сти, при поддержке бомбардировочной авиации, преодолевая, сильное сопротивление и отражая местные контрудары, про­должают теснить противника. Во вчерашних боях уничтожено 20 вражеских танков».

Фельдмаршал фон Бок 1 декабря записал в своем личном дневнике следующие слова, прекрасно иллюстрирующие се­рьезность военного положения: «Идея о том, что противник перед группой армий «Центр» практически разбит, как по­казывают события последних двух недель, является, мягко говоря, сильно преувеличенной. Остановка перед воротами Москвы, где соединяются железнодорожные линии и авто­мобильные дороги всей Восточной России, равносильна обо­ронительным боям с противником, обладающим существен­ным численным превосходством. Ему боевая мощь группы армий на сегодня уступает. Наступление представляется ли­шенным смысла и цели».

Общая ситуация в конце ноября для 2-й танковой армии представлялась пока еще благоприятной. 28 ноября командо­ванием группы армий бьт отдан приказ о прекращении лю­бых дальнейших наступлений и прежде всего на Тулу. Приказ генерал-полковника Гудериана своим войскам гласил (выбо­рочно):

«1. Противник находится на позициях к северу от реки Шат, с изогнутым назад восточным флангом на линии Дуб­ки—Романово-Ле^ки-Ивровка с передовым охранением в Грецове.

Положение противника в лесах северо-восточнее Тулы пока не ясно.

Положение в самой Туле не изменилось.

За 17-й танковой дивизией, которая отведена на позиции по обе стороны от села Кочинки, противник следует нере­шительно.

2. XXIV танковый корпус 2.12 переходит в наступление 4-й танковой дивизией справа — здесь участок главного удара — и 3-й танковой дивизией слева из района юго- западнее Венева на запад и наносит удар по шоссе Тула

Серпухов для соединения с армейским корпусом.

4-я танковая дивизия прибудет сюда 2.12 в 4:00 из района Венева.

3-я танковая дивизия, глубоко эшелонированная, 2.12 ата­кует из района Грызлово-Апешково-Хрусловка в западном направлении...

...к шоссе Тула-Серпухов, чтобы обойти Тулу с севера...»

Тем самым на участок главного удара последних атак впол­не определенно был поставлен XXIV танковый корпус (ге­нерал танковых войск барон Гейр фон Швеппенбург). Оба других корпуса на правом фланге армии — ЫП армейский корпус и танковый корпус до.^шы были оставать­

ся на достигнутых позициях, а ослабленный армей­

ский корпус генерала пехоты Хенрици еще пытался насту­пать южнее Алексина вдоль реки Упы на Тулу, чтобы здесь установить связь с продвигающимся с востока XXIV танко­вым корпусом.

Сражение за Тулу, которое полным ходом шло начиная с 28 октября, следовало ввести в последнюю стадию и, на­конец, сломить сильный бастион на юге Москвы. Наступле­ние XXIV танкового корпуса началось, согласно плану, ра­но утром 30 декабря — при -30 градусах! Боевые группы 4-й танковой дивизии (генерал-майор барон фон Лангерман ^ад Эрленкамп), преодолев сильное сопротивление 31-й и 299-й советских дивизий, вышли к Рудневу. 3-я танковаядивизия (генерал-майор Брейт) сразу после полудня захва­тила Торшово, а левофланговый полк — 324-й мотопехот­ный — вместе с мотопехотным полком СС «Великая Герма­ния» вышли к юго-западу населенного пункта Дубки. Там наступление застопорилось. Только утром следующего дня самым смелым солдатам полка «Великая Германия» удалось войти в населенный пункт.

Разведывательный батальон 4-й танковой дивизии на сле­дующий день подошел к Кострову на шоссе Тула—Серпухов. Тем самым Тула была отрезана от Москвы. Солдаты 4-й тан­ковой дивизии ждали подкрепления, которое так и не по­дошло. Левый сосед — 3-я танковая дивизия — не смогла продвинуться дальше. Слишком велики оказались потери. 394-й полк (оберст-лейтенант Циммерман) только за один день потерял 47 человек убитыми.

Весь день температура бьша -27 градусов, а ночью опу­стилась до -31. Наступление стало невозможным.

Юго-Западный фронт

Только бронетанковая группа 4-й танковой дивизии (оберст Эбербах) на третий день сражения подога к Кострову. От­сюда оставалось всего 15 км до передовых частей пехоты армейского корпуса, которые застряли в глубоком снегу, и тогда Тула была бы окружена. Но только ни у кого больше не осталось сил, чтобы закрыть эту брешь. Генерал пехоты Хенрици, командовавший армейским корпу­

сом, перебросил все имевшиеся в его распоряжении тяжелые орудия на правый фланг своего корпуса к 31-й пехотной ди­визии (генерал-майор Бертольд).

Солдаты этой изрядно ослабленной дивизии, подчиняясь приказу, 4 декабря перешли в наступление. (Они уже много дней не получали горячей пищи.) Несмотря на сильный мо­роз и фанатичное сопротивление 217-й и 290-й советских дивизий, им удалось ворваться в первый ряд вражеских око­пов. Там дивизия остановилась — слишком высоки были потери. Только 82-й пехотный полк доложил вечером о по­тере 100 человек убитыми и 800 — обмороженными. 3-й ба­тальон 17-го пехотного полка практически прекратил свое существование в тот же день.

Ничем не мог помочь и сосед справа — 296-я пехотная ди­визия (генерал-лейтенант Штеммерман). При -35 градусах офицеры, солдаты и, главное, оружие не могли сражаться.

Против немцев одновременно с севера и с востока вы­ступила новая сила — 50-я советская армия. Ее полки про­никли между 4-й и 17-й танковой дивизией и прорвали на 150-километровом участке кое-как оборудованные оборони­тельные позиции 18-й танковой дивизии и 10-й мотопехот­ной дивизии.

В сражении за Тулу 4 декабря наступил решающий по­ворот.

На правом фланге группы армий рассредоточен­

ная по фронту и продвигающаяся на восток 2-я армия (ге­нерал танковых войск Шмидт) кое-как удерживала связь со 2-й танковой армией слева. Справа 2-ю армию и 6-ю армию группы армий «Юг» уже много недель разделяла широкая брешь.

Последнего успеха 2-я армия добилась в первые декабрь­ские дни. армейский корпус генерала пехоты Метца с 45-й пехотной дивизией (генерал-лейтенант Шлипер) справа и 134-й пехотной дивизией (генерал-лейтенант фон Кокен- хаузен) слева, наступая по обе стороны города Ливны, подо-

 

 

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage78.jpeg

Сражение между городами Ливны и Елец. Конец ноября - начало декабря 1941 года

шли к вашому городу Елец на реке Сосне. С падением этого бастиона можно бьыо, наконец, занять зимние позиции. Пер- атака 45-й пехотной дивизии на Елец потерпела неудачу, тогда на исходные позиции вышла 134-я пехотная дивизия. Но местность была открытой и не предлагала никакой защиты ни от противника, ни от всепроникающего холода. К тому же 3 декабря восточный ветер принес метель. И даже несмотря на это, оба полка дивизии — 439-й пехотный полк слева и 446-й пехотный полк справа — двинулись вперед. В полдень 439-й полк завяз в снегу, а 3-му батальону 446-го полка (май­ор Клейн) удалось продвинуться на 5 км к Ельцу и к 20:00 выйти к западным окраинам города. Там солдатам принось окопаться и подождать, когда подтянутся остальные.

На следующий день сражение продол^^ось. Солдатам 134-й пехотной дивизии пр^шось биться буквально за каж- улицу, за каждый дом.

Ожесточенное сражение развернулось за старый мона­стырь. Здесь русские защитники сдались, только когда зда­ние подверглось систематическому обс^елу двух штурмовых орудий. После полудня Елец ога^лся целиком в руках нем- ¦ цев. Ударный отряд 439-го полка штурмом захватил непо­врежденный мост через Сосну.

Это был последний успех 2-й армии — он же ок^ался по­следним успехом группы армий «Цен-ф» в битве за Москву.

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage81.jpeg

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage82.jpeg

 

 

Последнее обновление 23.11.10 20:51