Битва за Москву: Красная Армия Наступает.

01.10.10 01:54Мировая война: легендарные сражения - Битва за москву
Печать

http://armia.isgreat.org/images/stories/Aspose.Words.e5c182bc-eed7-46e3-b3a2-e9b57f1fd007.001.jpeg

БОЛЬШОЕ НАСТУПЛЕНИЕ КРАСНОЙ АРМИИ

Советское руководство еще летом 1941 года понимало опас­ность, нависшую над Москвой, и с тех пор рассчитывало свои военные и политические усилия таким образом, чтобы не от­дать противнику главный город огромного государства. Пер­вый план возможного контрнаступления был разработан со­ветским штабом к началу грязевого периода см. фото.

 

Генерал армии Жуков, новый командующий Западным фронтом, запланировал вместе со своими помощниками окружение противника перед столицей. Он хотел взять здесь немецкие армии в клещи и уничтожить их.

Сталин, присвоивший звание генералиссимуса по соб­ственной инициативе, бьш против этого. Наоборот, он хо­тел на максимально широком фронте оттеснить германские армии от Москвы. Он заранее учел риск того, что эти ме­ры могут не иметь решающего военного значения, но был уверен, что угроза Москве будет ликвидирована раз и на­всегда см. фото.

Он приказал начальнику советского Генерального штаба генерал-лейтенанту Шапошникову — позднее маршалу — разработать соответствующий план, который 30 ноября одо­брил. Руководствуясь этим оперативным планом, генерал армии Жуков сгруппировал советские армии в течение следующих дней так, чтобы они смогли одновременно перейти в наступление на широком фронте между озером Селигер на севере и Курском на юге. Битва за Москву предстояла тяжелая.

Первая фаза плана предусматривала, чтобы северная группировка армий Калининского фронта действовала со­вместно с армиями Калининского фронта, развернутыми перед Валдайской возвышенностью. Пока Северо-Западный фронт (генерал-лейтенант Курочкин) с двумя ударными тан­ковыми армиями ударит в стык между группами армий «Се­вер» и «Центр» южнее озера Селигер, Калининский фронт нанесет удар между Калинином и Клином на юг, чтобы по­пытаться установить связь с правым крылом Западного фронта в районе Волоколамска. При этом до^ы быть от­резаны передовые части 3-й и 4-й танковых армий. Фронт к западу от Москвы должен остановиться, для чего Запад­ному фронту придется отрезать выдвинутый вперед клин 2-й танковой армии в районе Венева, Епифана и Михайлова. Дальше на юг Юго-Западный фронт должен был мощным двусторонним охватом взять в клещи 2-ю армию между Кур­ском и Ефремовом.

http://armia.isgreat.org/images/stories/Aspose.Words.b22c5e0a-965b-40b0-b9fd-39326b2a46ef.001.jpeg

Общая боевая мощь трех советских групп армий была доведена до 73 стрелковых, 23 кавалерийских, 3 танковых и 3 моторизованных дивизий, 18 самостоятельных кавалерий­ских и 23 танковых бригад общей численностью 1 060 380 че­ловек. На вооружении у трех групп армий было 7735 орудий, 678 современных танков, 52 904 единицы автомобильного транспорта и т. д см. фото.

Сильные части военно-воздушных сил были также стяну­ты к Москве, чтобы подцержать наступление армии. В воз­душном пространстве над Москвой 6 декабря находились: 33 бомбардировочные эскадры и 9 эскадр-бомбардировщиков дальнего действия, 9 штурмовых, 46 истребительных, 11 раз­ведывательных и 13 легких эскадр.

Люфтваффе нечего было противопоставить такому числу самолетов — оставалось только удивляться.

Общий приказ для всех советских армий гласил:

  1. Отрезать германские танковые клинья.
  2. Ударить в незащищенные фланги.

3. Уничтожить группу армий «Центр».

Большое наступление Красной армии началось ранним утром 6 декабря 1941 года.

Один из участников событий рассказывает:

«В четвертом часу нас вырвали из беспокойного полусна. Русские начали наступление - тревога! Уже со всех сторон раздавались автоматные очереди. Русские сначала атаковали наши позиции в лоб. Рельеф местности и погода давали на­падающим много преимуществ. Местность была вся проре­зана многочисленными впадинами и углублениями, которые часто нельзя было рассмотреть и где могли быть эффектив­ными только наши гранатометы и пулеметы при огне не­прямой наводкой. Еще недавно ясное звездное небо затянули снежные облака. Большевикам постепенно удалось выйти на рубеж атаки. Стремительным броском при взаимной ог­невой поддержке они сумели еще больше продвинуться впе­ред. Они находились настолько близко к нам, что можно было услышать ободряющие призывы комиссаров и офице­ров и хриплые боевые кличи большевиков, которые до.^шы были вселить мужество в солдат. Грохотали наши -орудия, но при этих условиях было очень трудно разглядеть цель. Потом русские поднялись в атаку, и тогда уж мы сумели продемонстрировать точность нашего оружия, особенно пу­леметов. Многие нападающие оставались на земле - уби­тыми или ранеными, или стараясь укрыться от разящего огня. Это бьш фантастический фейерверк. Расположенные перед нашими позициями стога сена загорелись. Трассиру­ющие боеприпасы оставляли в воздухе светящиеся следы. Иногда они рикошетили от лежащих на земле заморожен­ных трупов и снова взлетали вверх. Дома расположенной неподалеку от наших позиций деревеньки горели и освеща­ли поле сражения.

http://armia.isgreat.org/images/stories/Aspose.Words.53516a16-c4f0-4b6a-a35a-a174d765a37b.001.jpeg

Никто из защитников в тот момент не думал о ледяных ногах и окоченевшем теле. Для нас существовала только цель: атака большевиков должна быть остановлена. Огонь велся из всех стволов. Как демоны стояли и лежали солда­ты за своими орудиями, исполненные решимости победить. И им это удалось! Большевики не прошли и были вын^вде- ны

Страх и ужас распространялся среди немецких солдат, которые не бьши готовы к появлению такого количества русских боевых формирований. Из серой пустоты морозно­

169

го — температура опускалась до -34 градусов — зимнего утра неожиданно поя^^ись закутанные в меха русские, бе­жавшие с фанатичным криком «Ура!». Километровой шири­ны цепи русских многочисленными рядами шли на немцев сквозь снег и мороз. Позади них шумели двигатели сотен танков, прокладывающих себе дорогу по заснеженной мест­ности.

С немецкой стороны им противостояли голодные и об­мороженные, грязные и завшивевшие солдаты, кое-как за­щищенные от холода наушниками и вязаными перчатками. Красными и слипающимися от морозного воздуха глаза­ми они взирали на фланги, идущие на них из ледяной пред­утренней мглы. В таких условиях сопротивление казалось бессмысленным.

В первые дни события развивались в крайне неблагопри­ятном немцев направлении см. фото.

Советский Юго-Западный фронт атаковал тремя армия­ми на участке главного удара справа и слева фланги 2-й не­мецкой армии (генерал танковых войск Шмидт), в первый же день отрезал корпуса армии друг от друга и окружил находившийся восточнее других армейский корпус

(генерал пехоты Метц). Вся тяжесть первых атак легла на 45-ю пехотную дивизию (генерал-майор Шлипер), который с боями отходил на Ливны. Соседняя 95-я пехотная диви­зия (генерал-лейтенант Сикст фон Арним) была отбита от фронта и разгромлена. Затем было сломлено сопротивле­ние 134-й пехотной дивизии (генерал-лейтенант фон Кокен- хаузен).

В донесении дивизии сказано:

«Измученные солдаты бьши не в состоянии оказать энер­гичное сопротивление постоянным атакам. До сих пор успеш­но воевавший в рядах полка 3-й артиллерийский дивизион 134-го полка израсходовал все боеприпасы...

Противник продолжил атаки и охватил полк с юга. Но пехотинцы продолжали ожесточенно сопротивляться. Сапе­ры ставили мины. Когда противотанковые орудия израсхо­довали последние заряды, их взорвали. Но это бьшо не все. Связь с тылом бьша давно прервана. Советские войска взор­вали немецкий фронт.

Командующий армией приказал, ввиду надвигающейся катастрофы, отступление корпуса — однако русские кавале­рийские и танковые бригады были быстрее, а за ними сле­

170

довали прекрасно оснащенные для зимних боев стрелковые полки.

http://armia.isgreat.org/images/stories/Aspose.Words.05d0aee6-755f-49db-9c53-096cc1ef447d.001.jpeg

Также был прорван фронт 2-й танковой армии. Армия бы­ла охвачена с двух сторон. От Тулы полки 50-й советской армии (генерал-лейтенант Болдин), а от Епифана — 10-й со­ветской армии (генерал-лейтенант Голиков) — ударили во фланги армии генерал-полковника Гудериана. Имевшие об­ращенный на север фронт формирования LIII армейского корпуса (генерал пехоты Фишер фон Вейкерстхаль) вступили в бой с конниками 1-го гвардейского кавалерийского корпу­са (генерал-майор Белов), из которого не смогли выйти по­бедителями.

Ночью генерал-полковник Гудериан отдал приказ к от­ступлению, который не достиг тех, кому был предназна­чен. Дивизии и боевые группы бьши отрезаны друг от друга, и каждая группа пыталась на свой страх и риск прорваться на юг или на запад. Потери бьши огромными. Раненые и обмороженные не могли получить никакой помощи от са­нитарных служб. Они нередко просто падали в снег, где их или убивали русские конники, или они сами замерзали до смерти.

1-й гвардейский ^^здерийский корпус стремительно насту­пал на Венев; 10-я армия вз^ш Каширу и Епифан, а 50-я армия прорвала на стыке XXIV танкового корпуса и армей­

ского корпуса в течение двух дней брешь шириной до 40 км.

И на юге, и на севере фронт группы армий «Центр» раз­валивался на части. Четыре советские армии атаковали в лоб 3-ю танковую армию (генерал танковых войск Рейнгардт). 14-я и 36-я мотопехотные дивизии бьши при первом же штур­ме отрезаны друг от друга, и только благодаря вступлению в бой частей 1-й танковой дивизии (генерал-майор Крюгер) удалось отстоять Клин. Еще два дня боевые группы тан­кового корпуса (генерал танковых войск Шаль) вели бои на этом месте. Затем были вынуждены отступить. Калинин пал, и фронт 3-й танковой армии развалился.

Эшелонированная на восток, остановившаяся 4-я танковая армия (генерал-полковник Гепнер) в первые дни сражения удерживала за собой завоеванные позиции. Однако это бьши тяжелые дни. Солдаты замерзали, утопая в глубоком снегу, не имея ни крова, ни зимнего обмундирования. Из-за больших потерь в боях и участившихся случаев обморожения рады бое­способных соЛДат стремительно редели.

171

А на родине в эти дни ничего не знали о кровавых собы­тиях под Москвой. ОКВ в своих сообщениях практически не упоминало о крахе группы армий «Центр». Сообщения, пере­данные по немецкому радио в период между 8 и 13 декабря, были более чем лаконичными.

«8 декабря — продолжение операций и характер боевых действий на востоке обусловлены началом русской зимы. На обширных участках Восточного фронта имеют место только бои местного значения.

9 декабря — на Восточном фронте ведутся только боевые действия местного значения.

  1. О декабря — на Восточном фронте атака противника местного значения успешно отражена. Противник снова по­нес тяжелые потери.
  2. декабря — на востоке при отражении местной атаки понес тяжелые потери.
    1. декабря — на Восточном фронте вчера имели место только бои местного значения.
    2. декабря — на Восточном фронте отражена местная ата­ка противника. Люфтваффе достигнуты хорошие результаты при бомбежке исходных позиций войск противника, а также железнодорожных целей в излучине Донца, на н^^ем Дону и Северном фронте. Наши самолеты бомбили дальние авиа­базы русских юго-восточнее Ладожского озера, а также про- щедшей ночью атаковали военные цели в Москве».

Немецкие руководители в ставке фюрера были потрясены мощью советского наступления и напуганы грозными сообще­ниями фронтовых командующих. Верховный главнокоман­дующий Адольф Гитлер активно вмешивался в руководство действиями группы армий «Центр» и 8 декабря издал дирек­тиву № 39 о «переходе армии на востоке к обороне наэконо- мящих силы фронтах».

«1. Итоги русской кампании в 1941 году:

Операции в 1941 году с началом снежной и морозной рус­ской зимы, по существу, закончились; отдельные еще неза­вершенные операции будут продолжаться.

После больших побед в сентябре и октябре войска путем сверхчеловеческих усилий достигли поставленных в начале кампании оперативных целей, сражаясь против имеющего численное и материальное превосходство противника.

Враг лишен решающих его оборонной мощи промыш­ленных и военных объектов. Поставленная армии на востоке

172

задача уничтожить основные силы Красной армии до ее от­хода в глубь территории в значительной степени выполнена. Боевая мощь противника, благодаря потерям, оказавшимся ¦ выше ожидаемых, в решающей степени уменьшилась.

Цель — окончательно уничтожить русских как военную силу, еще стоит перед нами. Когда и как будут мобилизованы силы армии дія решения этой задачи после окончания зимы, будет своевременно указано.

Достигнутые командованием и войсками в самых суровых военных сражениях 1941 года успехи найдут признание в свое время. < ...>

4. Задачи дія групп армий: < ... >

б) группа армий «Центр» после завершения операций про­тив Москвы должна так разделить свои силы, чтобы отразить русское наступление против обращенного к Москве -фронта группы армий и против ее левого фланга. Для защиты глубо­кого фланга группы армий предусмотрены исходные позиции резерва в районе к югу от Осташкова. Против вражеской угро­зы из района Воронежа, принимая во внимание ограниченные пехотные силы на этом участке фронта, перебросить под­крепления подвижные соединения за южное крыло группы армий, так чтобы выполнить подготовительные меры дія пе­редислокации сил в пределах действия группы армий. Тесный контакт с северным крылом группы армий «Юг» приобретет, таким образом, особое значение. < ... >

7. Рекомендации по командованию военными действия­ми, организации и подготовке.

1. Стремление наших войск, сражаясь в условиях числен­ного превосходства противника, неблагоприятных погодных условий и рельефа местности, уничтожить силу противника и достичь поставленных командованием целей, пусть да­же мобилизовав последние силы, до наступления суровой зимы, привело к расходу сил, который невозможно пере­крыть. Необходимость выполнить все еще стоящие перед нами перспективные задачи, экономя силы, заставляет при­нять все возможные меры, чтобы избежать предотвратимых потерь и не только сохранить нынешнюю боеспособность войск, но и в течение зимы поднять ее до нового верхнего предела. С другой стороны, факт нашего перехода к обо­

173

роне должен как можно дольше скрываться, ведением мо­бильных военных действий вперед к собственным позициям, от противника. Таким образом, наши войска удержат ло­кальную инициативу и моральное превосходство над вра­гом. < ... >>>

Фельдмаршал фон Бок, командующий группой армий «Центр», на следующий день — 9 декабря — передал в О^Х: «Группа армий ни на одном участке фронта не в состоянии противостоять вражескому наступлению».

Спустя три дня — 12 декабря — в 11:30 фельдмарщал вос­кликнул: «Положение критическое!»

Положение действительно бьшо критическим. На край­нем левом фланге русские танковые силы — с приданными ими моторизованными санными батальонами — разорвали фланг XXIII армейского корпуса (генерал пехоты Шуберт) и тем самым окончательно ликвидировали связь с группой армий «Север». На юге фронта бьши потеряны Елец и Лив- ны, и брешь до группы армий «Юг» расширилась. 20-я ар­мия генерал-лейтенанта Власова прямо перед Москвой осу­ществила захват важного города Солнечногорска.

Генерал-полковник Гудериан после этого отдал приказ отступить на истринские позиции.

4-я армия фельдмаршала фон Клюге оказалась в вихре событий. 5, 33 и 43-я советские армии начиная с 12 декаб­ря наступали в лоб на позиции армии и оттеснили ее между Юхновом и Можайском далеко на запад. Недавно появив­шийся здесь 2-й советский гвардейский кавалерийский кор­пус (генерал-майор Доватор) прорвал фронт к соседней 4-й танковой армии. Только сильно измотанные в боях ча­сти IX армейского корпуса (генерал пехоты Гейер) сохрани­ли армию от окончательного краха и уничтожили несколько казачьих полков в районе Рузы.

С отходом 4-й танковой армии 3-й танковой армии при­шлось в конце концов оставить Клин, ибо три ослабленных армейских корпуса соседней 9-й армии не могли противо­стоять удару трех свежих советских армий в направлении Волги.

«Лед не дает остановиться, — записал один молодой офицер в своем дневнике. — Люди скользят и падают. Они

двигаются только согнув колени. На автомобилях уже дав­но не ездят — на них грузят боеприпасы, пулеметы, одея­ла и т. д. Люди совершенно измучены. Некоторые в изне­можении падают и не могут подняться. Ноги коченеют в снегу...»

Фельдмаршал фон Бок 13 декабря получил приказ О^Х, в котором присутствовал следующий текст:

«Группа армий «Центр» должна, мобилизовав все доступ­ные резервы, закрыть бреши к северу от Ливен и к западу от Тулы и держать линию Ливны-Дубна-Алексин.

4-я армия ни на шаг не отступает.

3-я и 4-я танковые группы должны, если не останется дру­гого выхода, медленно отойти на линию Руза-Волоколамск- Старица.

9-я армия должна позаботиться об окончании операций 3-й танковой

Командующий сухопутными силами фельдмаршал фон Браухич на следующий день прибьт в расположение" груп­пы армий «Центр» для совещания с командующими армия­ми. Фельдмаршал фон Клюге и генерал-полковник Гуде- риан приехали в Рославль вместе с командующим, чтобы проинформировать его о важнейших событиях на фронте. В это время ситуация в южной части фронта драматически обострилась. Советский прорыв через позиции 2-й армии расширился за Ливны в направлении на Орел. Здесь были окружены сильные части 45-й и 134-й пехотных дивизий. Командир 134-й дивизии — кавалер прусского ордена «За заслуги» генерал-лейтенант фон Кокенхаузен покончил жизнь самоубийством. Когда же соседние дивизии присоединились к отступлению, западнее Ефремова образовалась брешь до танкового корпуса 2-й армии.

На левом крьте армии была точно такая же 40-^момет- ровая брешь между ^^езанными друг от друга армей­

ским корпусом и XXIV танковым корпусом. Кома^^ющий сухопупши силами отдал следующий пр^таз: «2-я армия под­чиняется командующему 2-й танковой армией. Обе армии должны держать позиции перед Курском - перед Орлом — Плавское — Алексин, при необходимости Ока».

Это был последний приказ фельдмаршала фон Браухи- ча, потому это днем позже в штаб группы армий «Центр» по­

175

звонил главный адъютант Гитлера оберст Шмундт и со­общил, что «фюрер исключает из участия в сегодняшних серьезных обсуждениях ситуации на фронте командующего сухопутными силами и что оберст Шмундт будет в это вре­мя поддерживать непосредственную связь с командованием группы армий...».

Командующий группой армий в тот же день передал через своего начальника штаба генерал-майора фон Грейфенберга в штаб ОКВ в далекой Восточной Пруссии следующее со­общение: «Я больше не должен вносить предложения, я де­лал это раньше. Вопрос, который сегодня следует решить, выходит за рамки только военного. Фюрер обязан решить, до.^ша ли группа армий пробиваться дальше вперед, с ри­ском прекратить свое существование, или она должна отсту­пить, что также связано с опасностью. Если он примет ре­шение об отступлении, он должен знать, что представляется сомнительным, прибудет ли достаточно сил, чтобы удержать новые, неподготовленные и незначительно более короткие позиции. Обещанное мне немногочисленное подкрепление прибывает так медленно, что оно не играет решающей роли в принятии решения».

19 декабря фельдмаршал фон Браухич сообщил о своей сердечной болезни и сложил с себя полномочия командую­щего сухопутными силами. Гитлер уже давно решил, яв^гась Верховным главнокомандующим вермахтом, взять на себя также и командование сухопутными силами. Все «второсте­пенные полномочия» командующего сухопутными силами по поручению Гитлера исполнял руководитель ОКВ фельдмар­шал фон Кейтель. Гитлер взял на себя только оперативное руководство. В этом отношении ему непосредственно под­чинялись командующие группами армий. Оперативным пла­нированием на востоке занимался Генеральный штаб армии (сухопутных сил), за все остальные театры военных действий бьш ответственен штаб оперативного руководства вооружен­ных сил ОКВ.

Командующие группами армий на Восточном фронте утром 20 декабря получили следующие сообщения из ОКХ:

«Совершенно секретно.

Фюрер и Верховный главнокомандующий вермахтом с сегодняшнего дня лично берет на себя командование сухо­путными силами. Начальник Генерального штаба сухопут­ных сил подчиняется непосредственно фюреру.

Прочие полномочия командующего сухоп^ными силами, как высшего командного и административного лица армии, переходят к руководителю ОКБ генерал-фельдмаршалу Кей- телю.

Необходимые в связи с этим распоряжением предписа­ния и дополнения будут урегулированы по указанию фю­рера руководителем ОКВ. Они будут переданы дополни­тельно».

Фельдмаршалу фон Боку, командующему группой армий «Центр», было настоятельно рекомендовано уйти в очеред­ной отпуск. 19 декабря новым командующим группой армий Гитлер, не ожидая согласия фон Бока, назначил фельдмар­шала фон Клюге.

Командующим 4-й армией был назначен генерал горно­стрелковых войск Кюблер, который привел горно­стрелковый корпус на Украину. В рождественские дни он при­был в штаб армии и принял служебные дела у начальника штаба генерал-майора Блюментрита, который через несколь­ко недель был переведен в ОКХ и сменен оберстом Генераль­ного штаба Бернутом.

ОКХ отдало приказ: в условиях исчерпанных всех транс­портных возможностей находящиеся в рейхе или оккупиро­ванных областях пехотные дивизии — а именно 205, 208, 211, 216 и 246-ю — ускоренно перебросить в район Витебска.

Однако до того как эти силы прибыли на поле боя - раньше важные боевые части (пехота, артиллерия, проти­вотанковые формирования), которые несли службу в тьшо- вых районах, транспортировались только до границы, — здесь продо^алось отступление отрезанных друг от друга диви­зий группы армий.

О трудностях отхода с боями в последние декабрьские дни 1941 года на участке юго-западнее Калинина, где один только VI армейский корпус (генерал инженерных войск Ферстер) противостоял пяти русским дивизиям, рассказывают следую­щее: «Тон задают длинные обозы, часто не имеющие коман­дира. Солдаты из последних сил удерживают оружие, включая зенитки ... Гололед, подъемы и спуски, длинные въезды на мо­сты замедляют движение...»

Южнее сражалась за жизнь 4-я танковая армия. В журна­ле боевых действий одной из дивизий сказано:

«Новые позиции располагались вдоль шоссе Звенигород- Истра. Недостатком этих позиций бьшо то, что на них и пе­

177

ред ними бьшо много заросших лесом участков, а населенных пунктов и путей подвоза почти не бьшо. Единственное при­годное шоссе проходило по большей части через соседний слева корпус.

Дивизии, вопреки всем трудностям и лишениям, с несо­крушимой боевой мощью и несгибаемой волей к сопротив­лению ожидали дальнейшего развития событий, до нас до­шло от южного соседа (У1 армейский корпус) о прорыве противника на участке 267-й дивизии. Наш разведыватель­ный батальон 252-й дивизии бьш направлен туда для обо­роны, чтобы прежде всего обеспечить фланг 78-й пехотной дивизии».

Не менее тяжело приходилось дивизиям 4-й армии, о чем повествует, к примеру, журнал боевых действий 260-й пе­хотной дивизии: «Противник, прорвавшийся в брешь меж­ду 1З-м и 43-м корпусами, продолжает наступать в северо­западном направлении. Утром он захватил Алешково и подо­шел к Недельному (где находился командный пункт дивизии, пункт тылового управления с автомобильными колоннами). Во второй половине дня Недельное бьшо оставлено из-за не­хватки боеприпасов. В сильную метель, несмотря на неодно­кратное применение грейдера, дорогу из Недельного на север расчистить не удалось, поэтому все машины, стоявшие в Не­дельном, оказались в руках

Крах не миновал и 2-ю танковую армию. В ее донесении сказано: «Расстановка колонн в темноте сама по себе доста­точно трудна. Маршруты не размечены, и не везде стоят ука­затели фельджандармерии. ... Отдельные батальоны, роты, батареи и взводы часто отрезаны друг от друга и разброса­ны .... Шоссе и дороги заняты и^^им с запада транспортом. Справа и слева от дорог разбитые, сгоревшие, взорванные или просто брошенные машины, грузовики, орудия».

И в расположении 2-й армии царила неразбериха. В жур­нале боевых действий одной из дивизий, стоявших на южном фланге армии, говорится следующее: «До этого времени ни­кто, в сущности, не знал, как развивается ситуация у соседей. Везде внезапно появилась русская кавалерия и стрелковые части. Фронт теперь повсюду. Деревни горят. Пахнет гарью. Русские самолеты пикируют на уцелевшие х^ины, где укры­лись оставшиеся солдаты ...»

 

Ниже следует состав задач, поставленных фюрером 20.12 начальнику Генерального штаба армии для выполнения ар­мией в ближайшее время:

 

  1. Держаться и сражаться до последнего. Ни шагу назад по своей воле. Прорвавшиеся подв^^ые отряды противни­ка до.ы быть отброшены назад.
  2. Вследствие этого будет выиграно время ^ш:

а) улучшения работы транспорта;

б) подвода резервов;

в) вывоза ценных подлежащих ремонту материальных средств;

г) строительство опорных пунктов тыловой линии. Направ­ление обозначено.

  1. Энергичные офицеры мобилизуют силы того, чтобы:

а) ускорить прохождение составов через железнодорож­ные станции;

б) организовать эвакуацию;

в) собрать отстав^га от своих частей солдат и ве^гс вперед;

г) организовать оборону передовых баз снабжения.

  1. Все имеющиеся в наличии на родине и нэ западе во­инские подразделения направить на восток.

< ...>

  1. Убитых и местных жителей лишать зимней одежды.
  2. Все оставленные крестьянские дворы сжигать.
  3. Подразделения для истребления партизан сформиро­вать на родине с хорошим зимним оснащением.
  4. - 12 ...»

В течение последней недели декабря тяжелые бои продол­жались. Нигде между Ржевом на севере и Курском на юге не было сплошной линии фронта. Три танковые и три пехотные армии группы армий «Центр» бьши отрезаны друг от друга, и каждая крупная мало-мальски невредимая боевая группа сра­жалась, не имея связи ни с правыми или левыми соседями, ни с тьшом. Фронт имел протяженность около 780 км, но сплош­ной линии не существовало.

В первый праздничный день Рождества 1941 года в ^^нал боевых действий ОКВ бьши внесены следующие записи об общем положении на фронтах:

«Группа армий «Центр»:

Курск-Тула: противник расширил вклинение западнее Тима (севернее Никольского). Исходные позиции ушедших

179

рот взорваны с применением штурмовых орудий и артил­лерии.

Сильная атака севернее Верховья отражена при больших потерях с обеих сторон.

Танковая армия ведет планомерный отход, преследуемая противником.

После тяжелых и продолжительных боев противником взят город Тихвин. Железнодорожная станция еще удерживается.

Фронт перед Москвой: в восточной части противник ве­дет наступление от ^^^и. Ведется контрнаступление с вос­тока и запада.

Перед южным фронтом - средней танковой группы день прошел спокойно.

Дальше на север бьша отражена сильная атака, в процессе которой противник понес особенно тяжелые потери. Также северная танковая группа отражала на своем фронте повто­ряющиеся удары противника численностью до роты.

На северном участке армия отразила все атаки противни­ка, частично в тяжелых боях и контрударами.

Погода: в южной части снежные заносы, в северной части ясно, температура -20 градусов»,

Советские армии в последние дни декабря 1941 года и в начале января 1942 года начали решающий прорыв. 39-я со­ветская армия (генерал-лейтенант Масленников) прорвала линию фронта ХХ111 и VI армейских корпусов и нанесла удар от Ржева через Волгу, разгромила все оборонительные ук­репления и устремилась в южном направлении на Вязьму. К этому времени несколько южнее 10-я советская армия (ге­нерал-лейтенант Голиков) прорвалась через Сухиничи на запад и повернула в направлении Вязьмы. Через образовавшуюся брешь пошли в атаку полки 1-го гвардейского кавалерийского корпуса (генерал-майор Белов) и вышли к шоссе Смоленск— Вязьма.

Ситуация заметно ухудшилась в начале января, после того как 3-й и 4-й ударным армиям русских удалось окончатель­но отрезать группу армий «Центр» от группы армий «Север» и разгромить фронт 9-й армии. К тому же в первые дни ян­варя началось упорное, продлившееся около месяца сраже­ние за Ржев.

На крайнем левом крыле группы армий «Центр» положе­ние складывалось драматично. Создавалось впечатление, что значительно превосходящим силам противника удастся от-

http://armia.isgreat.org/images/stories/Aspose.Words.bdfec904-3cc3-486b-9c00-b2322d60969f.001.jpeg

 

сюда через Вязьму нанести удар в тьш группы армий «Центр» и окружить ее.

 

ОКХ и командование группы армий пытались многочис­ленные образовавшиеся бреши в линии фронта заткнуть бое­выми группами, которые где-то как-то удавалось собрать.

Так, 81-й пехотной дивизии, находившейся в процессе транспортировки к группе армий «Север», пр^илось в При­балтике отправить боевую группу силой до полка, чтобы за­держать две русские танковые армии. О смертельном марше этой боевой группы рассказывается в военной истории верх- несилезской дивизии:

«Боевая группа 1-го батальона 189-го пехотного полка, совершив форсированный марш, в тот же день прибьша на железнодорожную станцию Охват, одновременно с севера передовые части советской 249-й стрелковой дивизии по­дошли к населенному пункту. Русские вошли в восточную часть населенного пункта, а 3-й батальон 189-го пехотного полка (гауптман Линденталь) — в западную часть. К сча­стью, поздно вечером к железнодорожной насыпи подошла 11-я рота (гауптман Нойман), являвшаяся передовой частью 2-го батальона, чтобы освободить 1-й батальон.

Боевые группы оберста' Хохмейера держались до 13 ян­варя, однако бьши вынУЖдены, под натиском сильного про­тивника — тем временем к Охвату приблизилась еще и 332-я сибирская дивизия — к вечеру покинуть населенный пункг. 2-й батальон 161-го пехотного полка (гауптман док­тор Фризе) к этому времени выбил противника из ряда мел­ких населенных пунктов и нанес удар на Величково.

14 января русские батальоны к югу от Охвата пригото­вились к дальнейшему наступлению. На этот раз у них име­лись тяжелые танки типа КВ-1 и КВ-11. Они атаковали за­нявшую позиции на юго-западной окраине Охвата 11-ю роту. Обер-фельдфебель Мациоль, унтер-офицер Мюллер и обер- ефрейтор Пракса в этом бою уничтожили с помощью само­дельных зарядов три танка.

Оберст Хохмейер передал в 253-ю дивизию: «Собственные потери небольшие. Огромные потери из-за обморожения. На­ступление сегодня невозможно».

Положение обострилось, когда русские батальоны неожи­данно атаковали Величково, и оберст Хохмейер получил при- казказ урегулировать ситуацию восточнее Луги, чтобы обеспечить безопасность единственного пути подвоза корпуса.

К вечеру стали все чаще поступать разведывательные до­несения о том, что 189-й полк окружен. Речь ^а не обо всем полке, поскольку некоторых рот — в том числе 7-й и 8-й — поблизости не было. Части 1-го батальона под командованием лейтенанта Клаузинга прорвались на Луги, несмотря на обо­рону русских танков. Лейтенант Гебхард погиб прямо у цер­ковных ворот. Величкова, где оставались части 2-го батальона, достичь так и не удалось. В последней радиограмме оберста Хохмейера от 15 января, 13:10, говорилось: «Сегодня полк, после решительной атаки, взял Луги. Северная окраина еще занята. Новые силы наступают с востока на шоссе. Полк удер- ^вает Луги. Аллевино (дальше следует несколько неразбор­чивых слов). Местные ^тели утверждают, Дубно взято рус­скими».

После этого рация 189-го пехотного полка замолчала на­всегда.

Не только на севере, но ив южной части фронта ситу­ация была катастрофической. Там сражались 4-я армия и 2-я танковая армия. Смелая атака 31-й пехотной дивизии, в которой погиб ее командир — генерал-майор Бертольд, не смогла закрыть брешь. 10-я советская армия нанесла удар шестью стрелковыми, четырьмя кавалерийскими дивизия­ми и танковой бригадой через эту брешь и овладела райо­ном Юхнова. В тот момент 80-километровую брешь в линии фронта прикрывала только боевая группа из 4000 человек прибывшей с запада 216-й пехотной дивизии (генерал-майор барон фон унд цу Гильза). Эта боевая группа засела в Сухи- ничах и отражала все советские атаки, как волнолом, пока не была заменена 17 января частями 18-й танковой дивизии (генерал-майор Неринг) и 208-й пехотной дивизии (оберст Йоласе).

Гитлер сам 15 января дал согласие отвести все еще на­ходившиеся к западу от Москвы силы 4-й армии и 4-й тан­ковой армии на так называемые зимние позиции. Фельд­маршал фон Клюге приказал ликвидировать выступающие вперед изгибы линии фронта в районе Калуги, Рузы и Во­локоламска.

Это было сделано вовремя, потому что с 18 января в тылу этих формирований в районе Вязьмы русские начали сбрасы­вать отряды парашютистов и воздушных десантников. Они объединились с действовавшими там партизанскими группа­ми и ждали подхода передовых отрядов наступавшего с юго-

востока 1-го гвардейского корпуса, которые 2 февраля вы^н к южнжным пригородам Вязьмы. До краха группы армий «Центр» оставалось совсем немного.

Гитлер реагировал на ^^ не как полководец, а как ^^га- тор, с^та вину на дру^к. В период с конца декабря 1941 го­да до начала февраля 1942 года он сменил больше команди­ров армий, корпусов и дивизий, чем когда-либо. Они ^плн в отставку по приказу или по ранению или их сломили физические и психологические нагрузки. В те беспокой­ные недели пал генерал-майор Бертольд смертью истинного солдата.

После 19 декабря — с назначением фельдмаршала фон Клюге командующим группой армий «Центр» — Гитлер сле­дующим образом распределил командные должн^шости в груп­пе армий «Центр»:

23.12. ^^Н армейский корпус. Генерал-лейтенант барон фон Габленц.

25.12. 2-я танковая армия. Генерал танковых войск Шмидт.

26.12. 4-я танковая армия. Генерал горнострелковых войск Кюблер.

ХН армейский корпус. Генерал-лейтенант Хей- неман.

1.01. VI армейский корпус. Генерал пехоты Билер.

IX армейский корпус. Генерал-лейтенант Шмидт.

8.01. 4-я танковая армия. Генерал пехоты Руофф.

XXIV танковый корпус. Генерал-лейтенант барон фон Лангерман.

VII армейский корпус. Генерал артиллерии (с 1.02) Хелль.

12.01. V армейский корпус. Генерал пехоты Вещель.

XXVII армейский корпус. Генерал пехоты Виттхефт.

13.01. 2-я армия. Генерал-полковник фон Вейхс, XXIII армейский корпус. Генерал-лейтенант Оттенбахер.

15.01. LIII армейский корпус. Генерал пехоты Клёсснер.

танковый корпус. Генерал-лейтенант

 

16.01. 9-я армия. Генерал танковых войск Модель.

 

18.01. ХН армейский корпус. Генерал-лейтенант Гресснер.

20.01. 4-я армии. Генерал пехоты Хенрици.

армейский корпус. Генерал-майор Бертольд (пал).

1.02. армейский корпус. Генерал пехоты

Бреннеке.

Таким образом, Гитлер всего лишь за несколько недель сменил командующих тремя пехотными и двумя танковыми армиями и почти всех командиров корпусов 4-й и 9-й ар­мий, а также 2-й танковой армии. Жертвами этой замены пали начальники штабов 4-й и 9-й армий, 2-й и 4-й танко­вых армий.

Новые командующие армиями и командиры корпусов должн^шы были собрать остатки изрядно потрепанных войск, отвести их на так называемые зимние позиции и довести до них приказ фюрера от 15 января 1942 года, в котором содер­жались следующие основные указания:

«1. После того как не удалось закрыть образовавшиеся в линии фронта бреши севернее Медыни и западнее Ржева, я уполномочил командующего группой армий «Центр» на осно­ве его предложений отвести войска 4-й армии, 4-й танковой армии и 3-й танковой армии на линии восток Юхнова — вос­ток Гжатска — восток Зубцова — восток Ржева. Определя­ющим в определении линии обороны, в частности, является требование о том, чтобы шоссе Юхнов—Гжатск—Зубцов — Ржев, как связь по фронту, оставалось вне влияния против­ника.

  1. На упомянутой выше линии наступление противника должно быть в конечном счете остановлено. Она должна удерживаться. Для этого должн^шы быть выполнены следую­щие условия:

< . ..>

  1. Для осуществления отхода имеют силу следующие ди­рективы:

а) Отход должен вестись постепенно. Снабжение войск во время этого маневра и на линии обороны следует немедлен­но подготовить.

б) Неизбежные материальные потери должны быть сни­жены до минимума. Ни одно орудие, ни -один пулемет, ни

185

один автомобиль и ни один склад боеприпасов не должн^шы
попасть в целости в руки к врагу.

в) Бросить своих раненых — позор для всякого военного.

г) Все без исключения транспортные сооружения (мосты,
тоннели, железнодорожные ветки) должн^шы уничтожаться.

д) Все населенные пункты должны беспощадно сжи-
гаться ...»

Потери группы армий «Центр» убитыми, ранеными и про-
павшими без вести составили в декабре 1941 года 103 600 офи-

церов и солдат, в январе 1942 года — 144 900 офицеров и сол-
дат. Материальные потери с 1 ноября 1941 год до 30 января
1942 года достигли следующих величин:

Танки 4241

Автомобили 121 529

Самолеты (фронтовые потери) 5100

Легкие полевые гаубицы 1300

Тяжелые полевые гаубицы sFH 642

Легкие пехотные орудия 1Ю 1067

Тяжелые пехотные орудия sIG 352

Легкие гранатометы Ю^ 3572

Тяжелые гранатометы sGгW 2318

Тяжелые 10-см пушки sКan 10 ст 132

3,7-см орудия ПТО 3,7-ст Рак 37&7

5-см орудия ПТО 5-ст Рак - 475

Карабины 66 432

Пулеметы MG 24 247

Лошади (павшие) 179 132

Зимние позиции группы армий «Центр» тянулись по ли­нии Ржев (на севере) через Гжатск на Юхнов. Целью Крас­ной армии бьша Вязьма, что повлекло бы за собой крах груп­пы армий «Центр». Именно здесь к юго-востоку от Вязьмы впервые качнулся маятник зимней войны.

Генералу пехоты Хенрици, новому командующему 4-й ар­мией, для того, чтобы добраться до штаба армии, согласно назначению, пришлось проехать 250 км на мотоцикле, еже­минутно рискуя нарваться на русских. Уже через несколько дней после вступления в должнжность он составил первый план уничтожения стоящих рядом с Вязьмой частей 33-й совет­ской армии, 1-го гвардейского кавалерийского корпуса, а также 4, 8 и 201-й воздушно-десантных бригад. Затем он

186

приступил к его осуществлению совместно с 3-й (генерал- полковник — с 1.01.1942 — Рейнгардт) танковой армией.

Немецкое контрнаступление началось 3 февраля и уже через несколько дней привело к окружению прорвавшихся сил противника. Хотя сражение в районе Вязьмы продолжа­лось до середины апреля, были признаки того, что немецкие войска собрались с силами и готовы к энергичному контр­удару.

В середине февраля напряжение на всем фронте группы армий «Центр» ослабело, потому что даже находившиеся на крайнем правом и левом флангах корпуса, дивизии и боевые группы закрепились и перешли в контрнаступление. А на русской стороне бьши отмечены первые серьезные трудно­сти со снабжением.

Штабы оперативного руководства трех советских групп армий в середине февраля признали, что они переоценили свои силы и средства, поскольку не смогли помочь своим формированиям, находившимся далеко в тылу группы ар­мий «Центр». Снабжение остановилось, железнодорожные линии захваченных русскими дивизиями областей требова­ли перешивки, на что необходимо бьшо время, мосты по большей части были взорваны, а занесенные снегом дороги оставались непроходимыми. К тому же стали сказываться гигантские расстояния от собственных исходных снабжен­ческих баз.

«Переоценка собственных успехов, — сказано в труде Ге­нерального штаба, посвященном истории Второй мировой войны, — не отвечала фактическим реалиям. Распьшение стратегических резервов привело к отсутствию необходимых сил в местах прорыва. Разбрасывание танковых и кавале­рийских формирований не позволило сосредоточить войска на главном направлении...»

Немецкие командиры обретали уверенность в себе и под­нимали свои почти не имевшие сил части на бой. На край­нем юге чрезвычайно растянутого фронта уже в первые дни января удалось закрыть брешь до группы армий «Юг». Нахо­дившийся там танковый корпус (генерал танковых войск Кемпф) бьш существенно усилен частями XXIV танко­вого корпуса. Здесь корпусу удалось — во взаимодействии с ЦУ армейским корпусом (генерал пехоты Фиров) — закрыть брешь в районе Тима, причем особенно отличились 3-я и 9-я танковые дивизии, 16-я мотопехотная и 299-я пехотная

187

дивизии. 3-й русский гвардейский кавалерийский корпус, продвинувшийся в этот район с 5-й и 6-й гвардейскими ка­валерийскими дивизиями, 32-й кавалерийской дивизией и 34-й стрелковой бригадой, был уничтожен, и в немецкой сводке от 31 января 1942 года этот успех был упомяну: «В районе северо-восточнее Курска контрнаступление немец­ких пехотных и танковых формирований под командова­нием генерал-майора Брейта после упорных боев привело к полному успеху. Прорвавшая немецкие линии ударная группа противника, состоявшая из нескольких дивизий и танковых формирований, была отброшена на восток, при­чем враг понес большие потери».

Серьезный успех был достигну в эти недели и на север­ном участке фронта. Там 9-я армия, командование которой 16 января перешло к генералу танковых войск Моделю, с первых январских дней вела тяжелые оборонительные бои против русского Калининского фронта. Атакующие отрезали ХХШ армейский корпус (генерал пехоты Шуберт) от ос­тальной армии и вышли к Ржеву. Здесь им помешала взять город поспешно сформированная боевая группа под коман­дованием генерал-майора Линдига. Русские войска двину­лись дальше и взяли Сычевку, расположенную юго-западнее Ржева.

Генерал танковых войск Модель объедини подв^^ые формирования своей 4-й танковой армии со всех других фрон­товых позиций и бросил их против русских в районе Сычев- ки. Так он сумел блокировать первую вражескую группу — и это при температуре -45 градусов! — и освободить отбитый ХХН1 армейский корпус.

 

Немецкое наступление шло медленно, поскольку немцам приходилось преодолевать не только фанатичное сопротив­ление противника, но и снежные заносы. Оборонительные силы русских бьши на исходе, и, когда 5 февраля передовые части 1-й танковой дивизии -{генерал-майор Крюгер), подо­шедшие с востока, соединились с передовыми частями кава­лерийской бригады СС (штандартенфюрер СС Фегелейн), вржеские формирования оказались в окружении!

 

Сопротивление 29-й и 39-й советских армий продлилось около 14 дней. 26 647 красноармейцев бьшо убито, 187 танков и 343 орудия уничтожено, 4833 человека попали в плен.

Тем самым группа армий «Центр» справилась с кризисом.

Гитлер издал 12 февраля 1942 года совершенно секрет­ный документ - РАСПОРЯЖЕНИЕ О ВЕДЕНИИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ НА ВОСТОЧНОМ ФРОНТЕ ПО ОКОНЧА­НИИ ЗИМНЕГО ПЕРИОДА (главное командование сухо­путных войск, Генеральный штаб, оперативный отдел № 420053/42), выдержки из которого приводятся далее:

1. Предварительные замечания.

Зимние оборонительные бои на Восточном фронте, кажет­ся, перевалили за кульминационный ^^кт. Благодаря неви­данным усилиям и непреклонному боевому духу наших войск наступление противника приостановлено. Русское коман­дование, рассчитывавшее зимним наступлением разгромить наш фронт и уничтожить наши боевые средства, не выполни­ло поставленной перед собой задачи. Стойкость и вьщержка наших войск в зимних сражениях на Восточном фронте войдут в военную историю как великий солдатский подвиг.

В ближайшие недели до начала весенней распУТицы не­обходимо окончательно укрепить фронт и улучшить ПОЗИЦИИ на отдельных участках, а также уничтожить прорвавшиеся в тыловые районы русские войска, численность и боеспособ­ность которых в связи с трудностями подвоза будет непрерыв­но уменьшаться. При этом командование должно использовать любую возможность, чтобы навязать противнику свою волю.

Одновременно следует принять все необходимые меры для того, чтобы быть готовыми действовать в условиях весенней распутицы, которая наступит после русской зимы.

 

http://armia.isgreat.org/images/stories/Aspose.Words.bdfec904-3cc3-486b-9c00-b2322d60969f.002.jpeg

Битва за Москву. Советское наступление 1941-1942 годов

 

http://armia.isgreat.org/images/stories/Aspose.Words.bdfec904-3cc3-486b-9c00-b2322d60969f.003.jpeg

Группа армий «Центр». Ход боевых действий 11 марта 1942 года

Общие положения.

Главные силы наших войск н^щежит сосредоточить в рай­онах, которые располагают линиями коммуникаций, поз­воляющими обеспечить бесперебойное снабжение войск и в период распутицы. В районах, отрезанных от коммуникаций, могут быть оставлены лишь разрозненные силы охранения, которым на период распутицы следует заблаговременно за­везти необходимые запасы предметов снабжения.

Подобное рассредоточение сил и оотказ от сплошного, рав­номерно обороняемого фронта вполне оправдан™. Тем более что и русские в период распугицы также будут ограничены в своих передвижениях, хотя от них можно ожидать тех или иных сюрпризов (использование лодок, специальных саней преодоления болот и грязи и т. п.).

Отход войск в крупных масштабах в связи с трудностями передвижения исключается сам по себе.

  1. Намерения главного командования сухопутных войск.

< . ..>

  1. Задачи групп армий на период весенней распутицы.

< ... >

Группе армий «Центр»:

Группа армий «Центр» имеет задачу обеспечить стык с группой армий «Север>; в районе Волхова и в районе Юхно- ва, создав там долговременную позицию, а в остальном — удерживать уже стабилизовавшийся фронт.

Осущес^^ю наступление силами XXIII армейского корпу­са с целью захвата Осташкова и взаимодействуя с группой армий «Север», перерезать тыловые коммуникации 3-й и 4-й русских ударных армий и создать необходимые предпо- сьшки длядля оставления на период распугицы усиленной груп­пировки в районе Осташкова (см. секретный приказ опера­тивного отдела Генштаба сухопутных войск за № 10131/42 от 30.01.1042).

Битва за Москву была проиграна, но группа армий «Центр» не прекратила свое существование.

Потери, которые понесли основные силы армий, нахо­дившихся в центральной части Восточного фронта, были огромными.

192

Группа армий «Це нтр» с начала Восточной кампании 22 ию­ня 1941 года до 28 февраля 1942 года потеряла 716 000 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Из этого числа потери общей численностью 352 200 человек пришлись на пе­риод советского контрнаступления — с 5 декабря 1941 года до 28 февраля 1942 года. Две другие группы армий за тот же пе­риод — декабрь 1941 года — февраль 1942 года — потеряли с^гс^стгенно: группа армий «Север» — 103 800 человек, груп­па армий «Юг» — 94 300 человек.

После завершения зимних боев и начала весеннего тая­ния снегов всем дивизиям привдось ликвидировать каж­дый третий батальон полков, оставив только два. Следующие подразделения состояли только из двух полков: 78, 102, 239, 252-я пехотные дивизии, 900-я учебная танковая бригада. 162-я пехотная дивизия, которая понесла тяжелейшие поте­ри под Калинином, была полностью ликвидирована. Другие крупные формирования, также понесшие большие потери, отправились, оставив тяжелую технику, на запад отдыха и пополнения. Речь идет о 15, 17, 23, 106, 167-й пехотных дивизиях и танковой дивизии СС

В начале весны 1942 года группа армий «Центр» осталась на фронте, имея 48 пехотных, 4 мотопехотных, 8 танковых, 6 охранных дивизий и одну дивизию СС. Впереди было еще три года войны.

 

Последнее обновление 24.11.10 18:54