АРМИЯ И ОРУЖИЕ:

Битвы и сражения, танки, сау, бтр, бронетехника второй мировой войны. Фото.

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер

Блицкриг: Армии, которым пришлось воевать

E-mailПечатьPDF

http://armia.isgreat.org/images/stories/Aspose.Words.b004b71b-23a7-4c27-a920-172784ab2fec.001.png

Блицкриг: Армии, которым пришлось воевать

2.1. Вооруженные силы Норвегии

   Норвегия получила независимость лишь в 1905 году, разорвав унию со Швецией. По государственному строю являлась королевством с ограниченной монархией и сильным парламентом (Стортингом). Вооруженные силы состояли из армии (Hrens) и военно-морских сил (Sjoforsvarets).

 

Главнокомандующим вооруженными силами являлся король Хокон VII. Министерство обороны, общее для армии и флота, являлось высшим военно-административным органом. Ему подчинялись командующие армией и военно-морскими силами. Для решения важнейших вопросов обороны страны существовал Совет обороны, в который входили король, премьер-министр Ю. Нюгордсволль, председатель Стортинга К. Хамбро, министр иностранных дел Х. Кот и военный министр полковник О. Люндберг. В военное время главнокомандующим назначался командующий армией.

Верховное командование армии (H?rens overkommando — НОК) возглавлял командующий, которому был подчинен Генеральный штаб. Аналогичной, с точностью до названий, была организация военно-морских сил: верховное командование (Sjoforsvarets overkommando — SOK), командующий и Адмирал-штаб. Авиация не считалась отдельным видом вооруженных сил, и организационно была разделена между армией и флотом.

Мировой экономический кризис 1929 года больно ударил по Норвегии и отразился на ее военном бюджете, который в начале 30-х годов не превышал 2,5 млн. фунтов стерлингов. Ассигнования на военные нужды, вотированные Стортингом в начале 1937 г. на три года, были равны примерно одной десятой той суммы, на которой настаивало военное командование. В 1938 году Норвегия стояла на предпоследнем в Европе (перед Люксембургом) месте по относительной величине военного бюджета — 11 %. Депутаты Стортинга опасались крупных расходов на оборону, поскольку это могло быть истолковано как желание Норвегии помочь одной из стран в грядущей войне.

Негативную роль оказала пришедшая к власти либеральная партия, выступавшая за повсеместное сокращение расходов на оборону. Ее лидеры ратовали за небольшую кадровую «военную гвардию» численностью порядка 5000 офицеров и унтер-офицеров, задачи которой сводились бы к военному обучению населения. Однако антивоенная пропаганда была столь активной, что для комплектования даже такого небольшого контингента не нашлось достаточного числа добровольцев. Срок обучения призывников не достигал даже 3 месяцев. С началом Второй Мировой войны в Норвегии были мобилизованы все военнообязанные летчики и моряки, но в сухопутные войска было призвано лишь 7 тысяч человек. В конце концов, к 1939 году возможности норвежских вооруженных сил были даже меньше существовавших перед началом прошлой мировой войны. По мнению академика А.С. Кана, в случае возможной агрессии, «норвежское правительство вплоть до 9 апреля так и не решило для себя вопрос о пределах возможного сопротивления своих вооруженных сил, но в случае вовлечения в войну намеревалось держать сторону Англии», явно уповая на ее морскую мощь.

 

Сухопутные войска

 

Перед началом Второй Мировой войны норвежская армия (командующий — генерал-майор К. Локе) по своему характеру являлась милиционной и состояла из частей и подразделений пяти родов войск: пехоты, кавалерии, артиллерии, инженерных войск и армейской авиации. В мирное время административное руководство каждым из них возлагалось на инспектора, который отвечал за комплектование, организацию боевой подготовки и мобилизационную готовность войск.

Сухопутные войска состояли из линейных войск, ландсверна и ландсштурма. Линейные войска включали наиболее боеспособные части и подразделения.

В мирное время части и подразделения сухопутных войск подчинялись начальникам военных округов, на территории которых они дислоцировались. Территория страны разделялась на шесть дивизионных округов. Штаб 1-го округа располагался в Халдене, 2-го — в Осло, 3-го — в Кристиансанне, 4-го — в Бергене, 5-го — в Тронхейме и 6-го — в Харстаде. Округа имели постоянные учебные центры — дивизионные школы, в каждой из которых одновременно проходило подготовку около сотни призывников. Начальник округа отвечал за мобилизационную готовность подчиненных ему войск, подготовку резервистов, создание материальных запасов. В случае начала боевых действий штабы округов становились штабами дивизий с сохранением номера, а начальники округов — командирами дивизий.

Дивизии состояли из полков и отдельных батальонов, формировавшихся по территориальному принципу. Полки (всего 16 пехотных, 3 драгунских, 3 артиллерийских и 1 инженерный) по штату состояли из трех батальонов и были приписаны к району, в котором осуществляли мобилизацию и развертывание. В мирное время в полках содержалось ограниченное количество личного состава, необходимое для поддержания в боевой готовности вооружения, обеспечения подготовки резервистов и мобилизационного развертывания в случае объявления войны. Полностью укомплектованными были только некоторые батальоны или роты, личный состав которых набирался из добровольцев.

1-я, 2-я и 5-я дивизии имели по три пехотных, одному драгунскому и одному артиллерийскому полку; 3-я и 4-я — по два пехотных полка, одной кирасирской роте и одному дивизиону горной артиллерии; 6-я состояла из трех пехотных полков, двух отдельных батальонов и горно-артиллерийского дивизиона. Инженерный полк (центрального подчинения) состоял из трех батальонов: саперного, телеграфного, понтонного — по 4 роты в каждом.

Распределение полков и отдельных батальонов норвежской армии по дивизиям

1-я дивизия (штаб — Халден)

генерал-майор С.Й. Эрихсен

1-й пехотный полк («Эстланн»)

2-й пехотный полк («Йегер»)

4-й пехотный полк («Акерсхус «)

1-й драгунский полк («Акерсхус»)

1-й артиллерийский полк

2-я дивизия (штаб — Осло)

генерал-майор Й. Хвинден Хауг

3-й пехотный полк («Телемарк»)

5-й пехотный полк («Ост-Опланн»)

6-й пехотный полк («Вест-Опланн»)

2-й драгунский полк («Опланн»)

2-й артиллерийский полк

3-я дивизия (штаб — Кристиансанн)

генерал-майор Е. Лильедаль

7-й пехотный полк («Агдер»)

8-й пехотный полк («Вестерден»)

1-я кирасирская рота

1-й горно-артиллерийский дивизион

отдельный батальон «Варангер»

отдельная рота «Киркенес»

4-я дивизия (штаб — Берген)

генерал-майор В. Стеффенс

9-й пехотный полк («Хураланн»)

10-й пехотный полк («Фьордане»)

2-я кирасирская рота

2-й горно-артиллерийский дивизион

5-я дивизия (штаб — Тронхейм)

генерал-майор Я. Лаурантзон

11-й пехотный полк («Мёре»)

12-й пехотный полк («Сёр-Трённелаг»)

13-й пехотный полк («Нур-Трённелаг»)

3-й драгунский полк («Трённелаг»)

3-й артиллерийский полк

6-я дивизия (штаб — Харстад)

генерал-майор К.Г. Фляйшер

14-й пехотный полк («Сёр-Халогаланн»)

15-й пехотный полк («Нур-Халогаланн»)

16-й пехотный полк («Тромс»)

3-й горно-артиллерийский дивизион

отдельный батальон «Альта»

Основным тактическим подразделением норвежской армии являлся пехотный батальон. Он состоял из штаба, штабной роты (в которую входили минометный взвод, саперный взвод, взвод связи и санитарный взвод), трех стрелковых рот (каждая имела на вооружении 8 ручных пулеметов и 159 винтовок) и пулеметной роты (9 станковых пулеметов). Всего в батальоне насчитывалось 878 солдат и офицеров.{7}

Батальон королевской гвардии «Ханс Майестет Конгенс Гарде» предназначался для церемониальной службы, обороны королевского дворца и состоял по штату из трех моторизованных пехотных рот и роты тяжелого вооружения, но к началу войны насчитывал всего 300 человек.

Войска местной обороны — ландсверн и ландштурм — предназначались для обороны соответствующих районов. На ландсверн возлагались задачи прикрытия и обеспечения мобилизационного развертывания линейных войск, борьба с диверсантами, охрана важных административных и промышленных объектов. Основными подразделениями ландсверна являлись роты и батальоны, по штатам примерно соответствовавшие пехотным, однако оснащавшиеся практически одними лишь винтовками, да и то зачастую устаревших образцов. В силу этого их боевые возможности были ограничены, но ландсверн отличало хорошее знание личным составом условий местности. Руководство подразделениями ландсверна осуществляли начальники военных округов, а в ходе боевых действий — командиры тех частей и соединений линейных войск, которым придавались силы местной обороны. В военное время роты и батальоны ландсверна обычно включались в состав полков. Ландштурм предназначался для решения вспомогательных задач главным образом в тылу: борьбы с диверсантами, поддержания порядка, оказания помощи полиции, а также организации партизанского движения в случае оставления местности частями регулярной армии.

До середины двадцатых годов велось строительство и вооружение крепостей. На них возлагались задачи прикрытия подступов к важным объектам страны, кроме того, в них находились склады и арсеналы. Административно крепости подчинялись инспектору артиллерии. Правда, действующими были лишь две — Хёйторп и Трёгстад, остальные числились в резерве. К началу войны они фактически утратили свою роль, но продолжали рассматриваться как непременный элемент обороны.

Система военной службы основывалась на традициях XVII столетия. Комплектование армии осуществлялось на основании закона о всеобщей воинской повинности. Согласно этому закону военнообязанным считался каждый норвежец в возрасте от 18 до 55 лет, причем в течение двенадцати лет он числился в линейных войсках, еще двенадцать — в ландсверне и тринадцать (в 18–19 и с 45 до 55 лет) — в ландштурме. Во время пребывания в линейных войсках военнообязанные призывались на срочную службу, а затем переводились в резерв. Срочная служба официально составляла 13 недель, но на практике была сведена к учебным сборам продолжительностью 48 или 84 дня. Годовой призывной контингент составлял 10–11 тысяч рекрутов. Кадровый состав армии комплектовался на добровольной основе и насчитывал около 1700 офицеров и 2000 унтер-офицеров. Всего к моменту германского вторжения в рядах сухопутных войск состояло примерно 15,5 тысяч человек. Мобилизационными планами предусматривался призыв в армию около 100 тысяч резервистов.

Для подготовки офицерского состава имелось 4 учебных заведения, располагавшиеся в Осло: Военная школа, Кавалерийская, Артиллерийская и Инженерная офицерские школы.

Мобилизационные мероприятия делились на две категории: полная и частичная мобилизация. Система частичной мобилизации была введена в 1935 году по экономическим причинам. При объявлении частичной мобилизации каждый военный округ формировал одну полевую бригаду из наиболее боеготовых частей. В среднем такая бригада насчитывала 4 пехотных батальона, кавалерию, артиллерию и саперные подразделения. В случае объявления войны полевые бригады должны были сдерживать продвижение противника в глубь страны и обеспечить проведение мобилизации остальных частей своих дивизий, которые имели намного меньшую степень боеготовности. Полная мобилизация объявлялась через прессу и по радио, однако частичная проводилась через почту или по телефону, потому и называлась «тихой».

После окончания мобилизации, на которую отводилось семь дней, сухопутная армия должна была состоять из семи пехотных бригад, нескольких кавалерийских эскадронов и тридцати артиллерийских батарей — всего около 50 тыс. человек, 133 орудия, 114 минометов, 194 станковых и около 1500 ручных пулеметов.

Вооружение и оснащение сухопутных войск вполне соответствовало стандартам… 1914–1918 годов. Основным оружием норвежского пехотинца была 6,5-мм винтовка «Краг-Йоргенсен» образца 1894 года и созданные на ее базе модификации М95, М04, М07, М12. Автоматического оружия, особенно ручных пулеметов, было мало. Армейские подразделения противовоздушной обороны вооружались 12,7-мм зенитными пулеметами «Кольт» в одиночных и спаренных переносных установках. Артиллерия была представлена в основном 75-мм полевыми орудиями системы «Шнейдер» образца 1897 года и 65-мм французскими горными пушками системы Дюкре; артсистемы более крупного калибра имелись в ограниченном количестве. Противотанковое вооружение практически полностью отсутствовало. Транспорт почти повсеместно, за исключением некоторых частей первой линии, оставался конным. Кавалерию еще не собирались сбрасывать со счета — на замену ее бронетехникой не хватало денег.{8} Кроме того, полагали, что конные части будут более маневренными в труднопроходимой местности.

Полковник норвежской армии Й. Петерсен, оценивая в январе 1939 г. состояние готовности войск на случай войны, писал: «Наша армия, не считая военных школ, не участвовала в маневрах 15–16 лет. Командиры дивизий, полков, батальонов никогда не проводили учений».

Как показал опыт боевых действий, обучение войск оказалось плохо привязанным к условиям современной войны. Достаточно сказать, что лыжную подготовку проходили только специальные подразделения (что, впрочем, компенсировалось национальными особенностями). Впрочем, немецкие офицеры, принимавшие участие в кампании, хорошо отзывались об индивидуальных качествах норвежского солдата, но отмечали их плохую спаянность в подразделении. Бывший начальник разведки XXI армейской группы Эгельгаф{9} в частности писал: «Опираясь на знание географических и других особенностей страны, норвежцы обладали значительно большей маневренностью при действиях в условиях бездорожья и умели использовать благоприятную для обороны горную местность. Поскольку норвежская армия была организована как милиционная, постольку норвежский солдат в составе части действовал гораздо хуже немецкого солдата. Зато он отличался очень хорошей одиночной подготовкой и выучкой. Его умение применяться к местности, передвигаться вне дорог, а также меткость его огня заслуживали самой высокой оценки. Патриотизм и прирожденная любовь к спорту делали из норвежского солдата отличного воина»...

Норвегия обзавелась военной авиацией в числе одной из первых стран еще в 1912 году. Спустя три года армия имела в своем составе уже 11 авиагрупп по 5 самолетов, были построены первые аэродромы, организована собственная летная школа.

К лету 1939 года норвежская армейская авиация (H?rens flyvapen) имела следующую организационную структуру. Руководство возлагалось на инспектора, который имел свой штаб. Инспектор отвечал за боеготовность частей и подразделений, подготовку личного состава, состояние и развитие авиационного парка. Ему подчинялись боевые части и подразделения, летная школа, авиационный завод и авиационные мастерские. Штаб армейской авиации состоял из трех отделов: личного состава, боевой подготовки и снабжения. Всего в составе армейской авиации насчитывалось 950 человек личного состава. Подготовка пилотов велась в летной школе, расположенной в Кьеллере, неподалеку от Осло.

Авиационный парк был представлен главным образом порядком устаревшими машинами, как собственного производства, так и закупленными за границей. К моменту германского нападения в составе боевых частей находилось 10 истребителей-бипланов Глостер «Гладиатор», закупленных в Великобритании; 40 разведчиков и легких бомбардировщиков Фоккер С-V (голландской постройки и выпущенных по лицензии); 25 разведывательных и учебных бипланов «Тайгер Мот» фирмы «Де Хэвиленд».

Незадолго до начала войны были предприняты попытки закупки в различных странах более современных самолетов, но завершить обновление авиационного парка до начала военных действий не удалось. Из Италии поступило четыре двухмоторных бомбардировщика Капрони Са-310, после чего выдали заказ на пятнадцать машин типа Са-312-бис, но получить их не успели. В августе 1939 года американской фирме «Кёртисс» заказали партию истребителей С-75А-6 «Хок», в январе последовал заказ на модификацию С-75А-8 — в общей сложности норвежцы собирались купить две дюжины истребителей. В марте 1940 года другая американская фирма, «Нортроп-Дуглас», получила заказ на 36 легких бомбардировщиков DB-8A-5. Из всего этого многообразия к апрелю 1940 года в Норвегию успело прибыть только 19 «Хоков», все они находились на аэродроме Кристиансанн-Кьевик в небоеготовом состоянии: часть не была собрана, другие же еще ни разу не поднимались в воздух. Еще пять машин, отгруженные из Штатов, были отправлены во Францию.

Система базирования армейской авиации не была развернута в достаточной степени. Самые современные аэродромы: Форнебю, Кьеллер, Кьевик, Сола и Вэрнес — располагались в южной части страны. Они имели по две-три взлетных полосы с твердым покрытием и необходимым взлетно-посадочным оборудованием.

 

Военно-морские силы

 

Военно-морские силы Норвегии состояли из флота (Marine), морской авиации (Marines flyvapen) и береговой артиллерии (Kystartilleriert). Они были единственным видом вооруженных сил, с сентября 1939 года находящимся в полной боевой готовности. В рядах ВМС числилось около 5200 человек личного состава.

Командующий ВМС (контр-адмирал Х. Дизен) отвечал за состояние боевой готовности, боевую подготовку, материально-техническое обслуживание, развитие и боевое применение военно-морских сил. Командующий осуществлял руководство через располагавшийся в Осло Адмирал-штаб, в который входили три отдела: оперативный, административный и связи; а также три управления: личного состава, боеснабжения и интендантское.

Побережье страны было разделено на три военно-морских округа (Sjoforsvarsdistrikt). Зона ответственности 1-го (штаб в крепости Карлйохансверн близ Хортена) простиралась от шведской границы до Йессинг-фьода; 2-й со штабом в Бергене отвечал за западное побережье от Йессинг-фьода до Нурланна; а в северной части страны осенью 1939 года был образован 3-й округ со штабом в Харстаде. Командующие военно-морскими округами отвечали за оборону побережья, поддержание режима судоходства и оперативного режима в прибрежных и территориальных водах.

К апрелю 1940 года в составе флота числилось 111 боевых кораблей: броненосцы береговой обороны «Норге» и «Эйдсволль» ; 4 новейших эсминца типа «Слейпнер» и 3 старых типа «Драуг» ; 17 миноносцев; 10 минных заградителей; 9 подводных лодок; 8 тральщиков; 3 патрульных корабля (старые миноносцы); 6 судов охраны рыболовства и 49 сторожевиков, оборудованных из рыболовных и китобойных судов. Резервом корабельного состава военно-морских сил являлись суда торгового флота, часть которых в военное время подлежала мобилизации.

Подавляющее большинство корабельного состава уже безнадежно устарело. С 1918 года в строй вступили только эсминцы типа «Слейпнер» (на самом деле их водоизмещение составляло около 600 тонн); три миноносца типа «Трюгг», слишком маленьких, чтобы соответствовать современным требованиям; шесть подводных лодок типа «В», не отличавшихся по характеристикам от лодок времен прошлой мировой войны; минный заградитель «Олав Трюггвасон», три небольших патрульных судна и два тральщика. Крупнейшие единицы норвежского флота: «Норге» и «Эйдсволль» — были спущены на воду еще в прошлом веке. На момент германского вторжения в постройке находились два миноносца типа «Слейпнер» (летом 1940 года они вошли уже в состав Кригсмарине) и два более крупных эскадренных миноносца.

Береговая артиллерия предназначалась для прикрытия участков побережья, военно-морских баз и портов. Ее основу составляли укрепленные районы (по норвежской классификации — береговые крепости — kystfestning ), представлявшие собой системы береговых артиллерийских и торпедных батарей, располагавшихся в фьордах. Крепости «Ослофьорд» и «Оскарборг» стояли на подходах к Осло, крепости «Кристиансанн» и «Берген» — перед одноименными портами, крепость «Агденес» — в устье Тронхеймс-фьорда. Батареи должны были дополняться минными полями, на установку которых требовалось всего несколько часов, наблюдательными станциями и прожекторами. Сами условия фьордов облегчали оборону. Однако к весне 1940 года гарнизоны береговых фортов были укомплектованы только на треть (308 офицеров и 2095 солдат и капралов вместо положенных по штату 909 и 7515), а часть оборудования была отправлена на модернизацию в Швецию.

Морская авиация обладала развитой системой базирования. Командование флота имело в своем распоряжении три авиагруппы (flyavdeling), приписанные к соответствующим военно-морским округам. Всего на вооружении находилось 6 разведчиков-торпедоносцев Хейнкель Не-115А-2, 17 разведчиков Хёвер MF-11, 5 устаревших торпедоносцев Дуглас DT-2С и некоторое число учебных машин Хёвер MF-10. Для их обслуживания были оборудованы гидроавиастанции в Карлйохансверне (у Хортена), Кристиансанне, Флатё (севернее Бергена), Хафрс-фьорде (у Сола), Хитра (район Тронхейма), Тромсё и Вадсё. Имелась у морской авиации собственная летная школа, располагавшаяся в Карлйохансверне.

О состоянии норвежского флота наглядно говорит такой факт. Совершив в конце 1939 года инспекторскую поездку в Берген и Кристиансанн и осмотрев там 25 боевых кораблей, командующий военно-морскими силами контр-адмирал Дизен писал в своем отчете: «Положение далеко не блестящее. Единственное светлое пятно — это личный состав батарей береговой обороны и экипажи кораблей. Однако не следует делать тайны из того, что наш флот оснащен устаревшими кораблями, которые не выходили в море, пожалуй, с 1918 года. Возраст наших кораблей составляет в среднем около 65 лет. Нельзя также отрицать, что сильно устарела и большая часть нашей военной техники».

 

2.2. Вооруженные силы Дании

Вооруженные силы южного соседа Норвегии — Датского королевства — состояли из армии (H?r), военно-морского флота (Flaade) и военно-воздушных сил (Luftvaaben). В мирное время делами вооруженных сил ведало военное министерство, в случае объявления войны главнокомандующим становился король.

В Государственный Совет обороны входили: король Христиан Х, премьер-министр Т. Стаунинг, министр иностранных дел П. Мунх, военный министр генерал Гёрц, командующий армией генерал-майор Приор и командующий ВМС вице-адмирал Рехницер.

Армия Дании строилась примерно по такому же принципу, как норвежская. Сухопутные войска состояли из двух дивизий — Зеландской и Ютландской — располагавшихся на соответствующих территориях. Штабы данных формирований в военное время отвечали за проведение мобилизации во вверенных им областях, а в мирное время организовывали прохождение срочной службы новобранцами и вели переподготовку резервистов. Дивизии состояли из полков, отдельных батальонов, артиллерийских и зенитных дивизионов, штабы которых постоянно функционировали, но сами части в большинстве своем являлись скадрированными. В частности, в состав Ютландской дивизии входили 2-й и 7-й пехотный полки, 14-й зенитно-артиллерийский дивизион трехбатарейного состава, 12-й и 13-й отдельные пехотные батальоны.

В первые дни войны были досрочно мобилизованы призывники 1940 года и пять старших возрастов, из которых четыре еще до нового года были отпущены по домам с обмундированием.

Согласно работе П.М. Норупа «Армия, которой не пришлось воевать», к моменту германского вторжения в составе сухопутных сил насчитывалось 4 пехотных батальона (полностью укомплектованных в мирное время), 15 рекрутских (скадрированных) рот, 23 артиллерийских и 4 зенитных батареи, 4 кавалерийских эскадрона, 11 моторизованных эскадронов, 2 минометные роты, 3 роты радиосвязи, 2 инженерных роты. Армия мирного времени насчитывала около 15,5 тыс. человек.

ВВС состояли из армейской и морской авиации, а также частей зенитной артиллерии. Армейская авиация делилась на два авиаотряда, в состав которых входило пять эскадрилий: две истребительные, две разведывательные и одна бомбардировочная. В общей сложности в них насчитывалось 43 боевых самолета. Порядка 20 учебных самолетов имела летная школа, располагавшаяся в предместье Копенгагена. Парк крылатых машин составляли все те же устаревшие бипланы Фоккер C-V, принятые на вооружение в конце 20-х годов, а также тихоходные истребители Глостер «Гаунтлет» и их немногим более современные собратья Фоккер D-XXI. Самыми современными были семь легких бомбардировщиков Фэйри Р.4/34 — прототипы известного «Фулмара». Морская авиация состояла из трех эскадрилий (42 боевых самолета) — истребительной, разведывательной и бомбардировочной. Все они были укомплектованы машинами устаревших образцов и базировались на острове Зеландия. Летный состав ВВС насчитывал около 800 человек. Кроме того, в состав военно-воздушных сил входил один зенитный полк и 16 отдельных зенитных батарей.

В составе военно-морского флота Дании насчитывалось более 40 боевых кораблей:

2 броненосца береговой обороны («Нильс Юэль» и «Педер Скрам» );

14 миноносцев («Драген», «Вален», «Лаксен», «Глентен», «Хёген», «Ёрнен», «Хавкаттен», «Спрингерен» ; «Хайен», «Нарвален», «Хавёрнен», «Вальроссен», «Макрелен», «Нордкаперен» — часть из них к тому времени была переклассифицирована в патрульные корабли и тральщики);

9 подводных лодок («Беллона», «Флора», «Рота», «Дафне», «Драйаден», «Хавманден», «Хавхестен», «Хавкален» ; «Хавфрюен» );

4 минных заградителя («Квинтус», «Сикстус», «Лоссен», «Линдормен» );

6 тральщиков («Сёбьёрнен», «Сёхастен», «Сёлёвен», «Сёульвен», «Сёхунден», «Сёриддерен» — часть в постройке);

5 катеров-тральщиков («MS 1–5» );

5 судов охраны рыболовства («Бескюттерен», «Ингольф», «Видбьёрнен», «Мааген», «Тернен» );

несколько вспомогательных судов и сторожевых катеров.

Необходимо отметить, что во внешнеполитическом курсе Дания традиционно ориентировалась на Германию. Датские руководящие круги занимали открыто пораженческую позицию и к полномасштабной вооруженной борьбе даже в меру возможностей своей страны не готовились. Как пишет академик Кан, «члены правительства открыто заявляли, что датские вооруженные силы предназначены для пресечения случайных нарушений нейтралитета воюющими сторонами, а не для обороны от агрессии — заведомо неотразимой в случае, если нападающий — великая держава». Трезво оценивая реальные возможности своей страны, премьер-министр Стаунинг заявлял: «Наша страна готова к охране нейтралитета, но ведение войны в собственном смысле этого слова исключено географическими условиями; малочисленность населения также исключает существование армии, способной принять бой».

 

2.3. Географический характер театра

 

Расположенная в западной части Скандинавского полуострова Норвегия занимает площадь 323,8 тыс. км2. Территория страны имеет форму узкой полосы, протянувшейся с северо-востока на юго-запад на 1750 км. Наибольшая ширина на юге достигает 430 км, наименьшая (в районе Нарвика) — 7 км. Общая протяженность границ составляет 5930 км, из которых около 3400 км проходят морем. Исторически Норвегию делят на Северную и Южную, а последнюю, в свою очередь, на четыре географических района: Трённелаг, Вестланн, Эстланн и Сёрланн.

Норвегия — горная страна, рельеф ее, в отличие от равнинной Дании, сильно пересеченный. Около 72 % площади приходится на каменистые поверхности, тундру, болота; 23 % занимают леса, преимущественно хвойные; пригодные для сельскохозяйственной обработки земли составляют лишь 2,6 % территории. Стекающие с гор реки многочисленны, полноводны, с большим падением, сильным течением и значительным числом порогов и водопадов. Судоходны лишь некоторые из них и только в низовьях. Для рек северной части страны характерны сильные весенние (май-июль) разливы, в южной части резких колебаний уровня не наблюдается.

Примерно две трети территории Норвегии занято средневысотными Скандинавскими горами, низменности расположены в основном у Осло — и Тронхеймс-фьордов. Скандинавские горы не являют собой единой цепи, а состоят из множества массивов с преобладающими высотами 700–1000 метров, поднимающихся на общем основании высотой 600–900 метров. Характерной чертой всех массивов является наличие в их верхней части платообразных поверхностей — фьельдов, представляющих собой чередование невысоких однообразных холмов и понижений, занятых озерами и болотами, усеянных обломками скал и валунами. Восточные и юго-восточные склоны массивов прорезаны крупными речными долинами (Гудбрансдаль, Остердаль, Нумедаль и др.) своими нижними концами сходящимися к Осло-фьорду. К северу от Тронхеймс-фьорда Скандинавские горы понижаются, приобретая холмистый характер, но север страны занят горами Кьёлен, высоты которых зачастую превышают 1912 метров, а рельеф имеет альпийские формы — скалистые гребни и пики с многочисленными ледниками. Северо-восточная область Норвегии — Финмарк — занята плоскогорьем с высотами 300–500 метров.

Западное побережье Норвегии изрезано длинными, узкими, глубокими, сильно разветвленными фьордами, по большей части с крутыми, высокими, скалистыми берегами. Низкие пологие берега характерны лишь для Осло-, Тронхеймс — и Букн-фьордов. Самый длинный — Согне-фьорд — вдается в сушу на 110 миль (204 км). Изрезанность береговой черты благоприятствует развитию судоходства и возникновению портов, но значение этой изрезанности снижается крутизной и малодоступностью берегов. С запада берега сопровождаются значительным количеством островов, подводных скал, шхер. Между островами и побережьем море всегда спокойно. Все острова размещаются на материковой отмели, глубины моря в пределах которой обычно не превышают 400 метров, но около Лофотенских островов, острова Фрёйя и отмели Мёре (западнее Молде) составляют порядка 80 метров. Благодаря теплому течению Гольфстрим море у западного побережья Норвегии не замерзает, фьорды открыты для навигации круглый год, за исключением некоторых участков фьордов на севере. С точки зрения ведения боевых действий норвежские прибрежные воды благоприятствуют созданию временных баз и пунктов базирования, а также ведению минной войны.

Хотя климат Норвегии умеренный, океанический, Скандинавские горы служат важным климаторазделом, создавая заметные различия между прибрежными и внутренними частями страны. В приморской зоне зима мягкая, а лето прохладное, во внутренних районах климат приобретает черты континентальности. На фьельдах зима продолжительная и снежная, а в Северной Норвегии она длится до мая, сохраняя опасность обморожения личного состава. Ветры в это время года достигают огромной силы, вызывая метели и снежные заносы, что ограничивает возможности использования транспорта и вынуждает пехоту, как на марше, так и в бою передвигаться на лыжах. Заносы и значительный (до 300 дней в году) период пасмурной погоды затрудняют действия авиации.

Согласно переписи 1939 года в Норвегии проживало 2 921 тыс. человек. Население распределялось очень неравномерно: при средней плотности 9 человек на 1 км2, около половины населения проживало в пределах Эстланна. Сравнительно густо были заселены прибрежные фьордовые районы и острова, зато в северной части плотность населения не превышала 1 человека на 1 км2. Крупных городов было мало — всего шесть из них (Осло, Берген, Тронхейм, Ставангер, Драммен, Кристиансанн) имели население свыше 20 тысяч человек. В горной местности населенные пункты встречались редко. Железнодорожная сеть была развита лишь в южной части страны, которая соединялась с центральными районами единственным одноколейным путем. В Северной Норвегии железных дорог вообще не было.

Скандинавский театр военных действий, безусловно, можно охарактеризовать как чрезвычайно сложный. Его природно-климатические и экономические особенности ограничивают масштабы использования вооруженных сил и требуют введения новых элементов в организацию их боевой деятельности. Резко пересеченный рельеф, обилие лесов, болот и бурных рек, а также отсутствие дорог делают Норвегию труднодоступной для боевых действий сухопутных войск.

 

2.4. В преддверье схватки

 

Боевые действия в Норвегии стали, прежде всего, войной Германии против западных союзников. Норвежские вооруженные силы, анализу которых было уделено немало внимания, и тем более — датские, сыграли в них далеко не ведущую роль. Чтобы лучше понять последующий ход событий, требуется оценить силы и возможности основных воюющих сторон. При этом речь пойдет не столько о группировках, которые планировались к использованию или реально приняли участие в кампании, столько о тех силах, которые потенциально могли быть привлечены. На последние, в свою очередь, сильное влияние оказывало развитие событий на Западном фронте. Иными словами, чтобы разобраться в этом хитросплетении, необходимо хотя бы в общих чертах познакомиться с состоянием вооруженных сил, взвесив все компоненты, из которых в конечном итоге складывается сила армии: структуру, численность, систему управления, моральный дух, вплоть до аспектов военного строительства и предвоенных доктрин использования.

Во второй половине тридцатых годов Вермахт был, безусловно, самой динамично развивающейся военной машиной западного мира. В то время как в высших армейских кругах Англии и Франции царили застой и упоение победой в прошлой мировой войне, германская военная мысль стремительно шла вперед, подпитываясь новейшими достижениями технического прогресса. Итогом стало рождение концепции «блицкрига», которая должна была помочь избежать ошибок, вызвавших поражение 1918 года. Стержнем германской стратегии должно было стать нанесение последовательных ударов по противникам с целью разгрома их поодиночке. Упор делался на внезапность и молниеносность военных кампаний, четкость взаимодействия пехоты, танков и авиации, филигранную точность планирования и управления войсками. При подготовке командного состава особый упор делался на развитие навыков правильного применения сильных сторон доктрины «блицкрига», а именно: способности быстро ориентироваться в выборе наиболее активных форм действий, умения поддержать наступательный дух войск, а также эффективно использовать подвижность и ударную мощь современных видов вооружений, прежде всего — танков и авиации.

После победоносного завершения Польской кампании германская армия продолжала наращивать свои силы. Были переформированы танковые соединения, легкие дивизии преобразованы в танковые, многочисленные пехотные дивизии поздних волн формирования, которые считались малопригодными даже для ведения оборонительных действий, в спешном порядке проходили дополнительно обучение и пополнялись современным вооружением. В общей сложности к началу мая 1940 года Германия имела на Западном фронте 156 дивизий (130 пехотных, 10 танковых, 6 моторизованных, 1 кавалерийская, 9 охранных) и одну моторизованную бригаду. К этому нужно добавить, что немецкие сухопутные войска имели лучшую систему управления и более высокий уровень боевой подготовки, чем любая из армий противников.

Известная поговорка гласит, что военные всегда готовятся к прошлой войне, и, наверное, она никогда не была столь справедливой, как по отношению к Франции конца 30-х годов. Состоявшее из недавних «героев Марны и Вердена» военное руководство страны безмятежно почивало на лаврах, считая себя единственным носителем прогресса военной мысли своего времени. Строительство и подготовка вооруженных сил исходили из тех соображений, что война вновь будет позиционной. Французская стратегия носила чисто оборонительный характер и опиралась на строительство долговременных укрепленных рубежей — пресловутую линию Мажино. В соответствии с этой концепцией вырабатывались планы использования вооруженных сил, основанные, опять же, на опыте прошлой войны. Основной предпосылкой была убежденность французского командования, что тактика с тех пор не претерпела существенных изменений. Французский генштаб не придавал значения тому, что совершенствование танков, авиации, мотопехоты и управления войск по радио делают военные действия более динамичными.

Недостатки организации, системы комплектования, технического оснащения, боевой подготовки и морального духа войск существенно снижали реальный потенциал французских сухопутных сил. Если пехотные дивизии германской армии были относительно равноценны по укомплектованности личным составом и вооружением, то из находящихся на фронте к маю 1940 года 67 французских пехотных дивизий лишь 31 (менее половины) относилась к категории «А». Они комплектовались резервистами молодых возрастов и оснащались современным вооружением. Остальные 36 дивизий относились к категории «В» — с личным составом старших возрастов, вооружением устаревших моделей и невысокой боеспособностью. Дополнительные 13 дивизий представляли собой гарнизоны укрепленных районов, то есть, вообще не имели ни собственной артиллерии, ни средств транспорта. Ударную мощь французской армии составляли 3 танковые, 3 легкие механизированные и 5 кавалерийских дивизий, плюс 4 отдельные кавалерийские бригады. Единственное, в чем французы имели неоспоримое превосходство, так это в тяжелой артиллерии, однако применительно к боевым действиям в Норвегии это преимущество не могло быть реализовано.

Еще более серьезной проблемой было низкое моральное состояние армии. Дух реванша, переполнявший французских солдат в августе 1914 года, иссяк в результате победы. Франция потеряла в кровавой бойне прошлой войны почти полтора миллиона человек и вторично не хотела идти на такие жертвы. Линия Мажино имела отрицательные последствия для страны в психологическом плане. Людей успокаивала мысль, что теперь они надежно защищены от вторжения, поэтому попытки правительства использовать вооруженные силы для выполнения союзнических обязательств не могли встретить поддержки в широких массах. Определяющим фактором стало стремление во чтобы то ни стало избежать потерь.

Состояние сухопутных войск Великобритании являлось прямым следствием ее военной доктрины. На протяжении многих веков основные положения британской стратегии сводились к тому, что для империи, разбросанной по всему земному шару, главным театром военных действий является море, а важнейшее внимание следует уделять защите коммуникаций. Однако основная угроза метрополии, являющейся главной финансовой и промышленной базой империи, исходила со стороны ее западноевропейских соседей. Отсюда вытекал главный постулат британской внешней политики — противопоставлять всякой европейской державе, грозящей завоевать господство на континенте, мощную коалицию государств и переносить тяжесть сухопутной войны на союзников. Британия обеспечивала бы такой коалиции свободу действий на морях, а в боевых действиях в Европе участвовала бы небольшими экспедиционными силами.

Боеспособность армии оставляла желать лучшего. На протяжении нескольких лет английские солдаты не проходили серьезной боевой подготовки. Даже части регулярной армии испытывали недокомплект офицеров. Увеличение вдвое территориальной армии, произведенное в марте 1939 года, и создание милиции в мае того же года потребовали дополнительного выделения инструкторов. Несмотря на это к началу войны армия Великобритании оставалась немногочисленной (она насчитывала всего 9 регулярных и 16 территориальных дивизий, 8 пехотных, 2 кавалерийские и 9 танковых бригад). Ввиду обязательств перед Францией основная масса этих соединений должна была быть отправлена на континент. К маю 1940 года там находилось двенадцать дивизий, девять из которых находились на бельгийском участке фронта, одна «получала боевой опыт» в Сааре, а две — находились во французских учебных лагерях.

Подведем некоторые итоги. По оценкам планирующих органов союзников, за период с октября 1939 по май 1940 года Германии довела свое превосходство в сухопутных силах от пропорции 4:3 до 3:2, а в перспективе оно должно было составить 2:1. Такое положение, разумеется, не могло не волновать французское командование (межсоюзническими соглашениями руководство сухопутными действиями возлагалось на Францию), помыслы которого были устремлены на оборону собственной страны от ожидаемого вторжения. Норвегия не могла рассматриваться иначе, как второстепенный театр, и вряд ли можно было ожидать от французов выделения на него достаточного количества сил.

Наиболее сложным для анализа является состояние военно-воздушных сил сторон. В начальный период войны этот вид вооруженных сил развивался очень стремительно: поступали на вооружение новые типы самолетов, заменяя собой устаревшие образцы, формировались новые авиационной части, перевооружались и переформировывались уже существующие, все они постоянно меняли места базирования. Положение усугубляется тем, что даже в солидных источниках обычно приводятся данные по состоянию на две ключевые даты: 3 сентября 1939 года (объявление Англией и Францией войны Германии) и 10 мая 1940-го (начало германского наступления на Западном фронте). Тем не менее, для качественных оценок этого вполне достаточно. Если взять приведенные в таблице цифры в качестве исходных, то, отслеживая динамику развития, можно прикинуть соотношение сил, способных действовать на отдаленном норвежском театре.

На первый взгляд, ни одна из сторон не обладала явным численным превосходством. Правда, по ударным самолетам немцы имели полуторный перевес — в сумме 1559 машин против 1088; по истребителям наблюдается почти полное равенство — 1161 немецким противостоит 1221; в отношении разведчиков и самолетов взаимодействия с наземными войсками перевес за союзниками — 1080 против 745; лишь по числу транспортных самолетов англо-французские ВВС проигрывают полностью, имея всего 30 машин против 545. Сравнение качественных показателей не оставляет от кажущегося равенства и следа.

Бомбардировочная авиация Германии была представлена машинами Хейнкель He-111, Дорнье Do-17 и Юнкерс Ju-88. Первые две дебютировали во время гражданской войны в Испании, а «восемьдесят восьмой» только начинал поступать в войска. Это были современные самолеты: скоростные, неплохо вооруженные, со значительной бомбовой нагрузкой и дальностью полета. Пикирующий бомбардировщик Ju-87 в особых представлениях не нуждается. Он по праву считался лучшим в своем классе и служил настоящей «визитной карточкой» Люфтваффе. Ничуть не хуже обстояли дела с истребителями. Хотя войну немцы встретили, еще имея на вооружении Арадо Ar-68 с неубирающимся шасси и довольно большое число «мессершмиттов-109» ранних модификаций, считавшихся уже устаревшими, но к весне 1940 года основным самолетом стал Bf-109E, называемый многими экспертами, как самый эффективный истребитель своего времени. Группы тяжелых истребителей летали на двухмоторных Bf-110С, неплохо зарекомендовавших себя в Польше.

Ведение стратегической разведки возлагалось на специальные эскадрильи, находившиеся в подчинении OKL, командований воздушных флотов и авиационных корпусов. В роли разведчиков чаще всего выступали модификации состоявших на вооружении бомбардировщиков — Do-17P, Do-215, Ju-86, He-111. Эскадрильи ближней разведки и взаимодействия с наземными войсками находились в оперативном подчинении армейских штабов и вооружались главным образом устаревшими машинами Не-45, Не-46 и Хеншель Hs-126. Для действий в интересах военно-морского флота имелось несколько групп морской авиации, которыми руководил так называемый «Генерал Люфтваффе при главнокомандующем Кригсмарине». Они оснащались главным образом гидросамолетами He-59, He-115 и летающими лодками Do-18, но имелись и колесные машины. Основным самолетом транспортной авиации был трехмоторный Ju-52.

Командование немецких ВВС было централизованным, что позволяло более оперативно производить сосредоточение усилий на важнейшем направлении или осуществлять маневр силами. Тому же способствовал универсальный характер бомбардировочной авиации, способной, в принципе, действовать и над сушей, и над морем (хотя по-настоящему «морскими» были лишь несколько бомбардировочных групп). Кроме того, немцы имели неоспоримое преимущество в уровне боевой подготовки кадров. Об этом можно судить уже по тому факту, что в июле 1939 года в Люфтваффе насчитывалось 8 тысяч пилотов высшей квалификации, имевших право дневных и ночных полетов на всех типах военных самолетов. Большинство их пилотов имело за плечами опыт гражданской войны в Испании и Польскую кампанию.

Эффективность военно-воздушных сил Франции изначально снижалась двумя факторами: громоздкой системой управления и морально устаревшей материальной частью. Французская авиация делилась на армейскую (Armee de l'Air ) и морскую (Aeronavale ). Эскадры армейской авиации, будучи сходными по составу с германскими, были закреплены за определенным военным округом. Переброска части с одной авиабазы на другую влекла ее переподчинение со всеми вытекающими последствиями, поэтому практиковалась лишь в редких случаях. Группы взаимодействия с наземными войсками были подчинены напрямую штабам армий.

Несмотря на разнообразие находившихся на вооружении типов самолетов (что создавало дополнительные трудности по снабжению и ремонту), техническое состояние французской авиации явно не соответствовало современным требованиям. Наихудшим образом обстояли дела с бомбардировщиками. Треть бомбардировочных групп была оснащена двухмоторными монопланами Блок МВ-210, остальные — более древними МВ-200, Амье Am-143, Потэ Ро-540, Лиор эт Оливье LeO-206 и LeО-257. Единственная эскадра дальних бомбардировщиков летала на Фарманах F-222. Один внешний вид всех этих архаичных аэропланов дает наглядное представление об их возможностях. Сами французы считали их способными действовать только по ночам. К началу войны только одна группа успела получить современные LeО-451, в начале следующего года поступили на вооружение Am-351 и американский Мартин «Мэрилэнд», но перевооружение и освоение этих машин шло низкими темпами, и войсках их было немного.

В сентябре 1939 года у французов было два типа современных одномоторных истребителей. Более половины истребительных групп имели на вооружении Моран-Солнье MS-406 и американские Кёртисс «Хок» С-75 (аналогичные норвежским). По совокупности летных данных они немного уступали «мессершмиттам», но оставались достойным противником. Основным ночным истребителем был двухмоторный Ро-631. К началу Норвежской кампании Франция смогла расширить и перевооружить парк своей истребительной авиации. За это время были приняты на вооружение Блок МВ-151/152, голландский Коолховен FK-58 и лучший из французских истребителей Девуатин D-520, правда, количество последних оставалось незначительным.

Так называемые «стратегические разведывательные силы» были, пожалуй, самой сильной стороной французской армейской авиации. Из двенадцати разведывательных групп шесть были вооружены МВ-131 и четыре — Ро-637. Это были двухмоторные монопланы, по концепции сходные с германскими Do-17 или британскими «Бленхеймами» и способные выступать в роли легких бомбардировщиков. Вскоре поступили на вооружение МВ-174, Ро-63.11 и Бреге Br-693/694, чьи прекрасные боевые качества позволили перевести летавшие на них группы в разряд штурмовых. Зато эскадрильи ближней разведки и взаимодействия с армией, самыми массовыми самолетами которых были Мюро ANF-115/117, Br-270 и Po-25, представляли собой настоящее собрание музейных древностей.

В состав морской авиации входили эскадрильи палубного и берегового базирования. Подавляющее большинство состоявших на их вооружении машин составляли гидросамолеты и летающие лодки. В частности, все торпедоносные эскадрильи летали на гидропланах Латекор-298, береговые бомбардировочные эскадрильи — на поплавковых LeO-257bis, а лучшим из дальних разведчиков была летающая лодка Br-521 «Бизерт». Ударные эскадрильи единственного французского авианосца «Беарн» были укомплектованы неплохими пикирующими бомбардировщиками Луар-Ньюпор LN-401 и Воут-Сикорский V-156-F (более известен под американским названием «Виндикэйтор»), зато истребительные — совершенно устаревшими D-376.

Авиация другого союзника — Великобритании — при более благополучном общем положении, также не была избавлена от ряда недостатков. Королевские военно-воздушные силы в целом закончили перевооружение на новую технику и с началом войны продолжали наращивать численность. Ударные силы RAF — Бомбардировочное командование — состояли из пяти авиагрупп, каждая из которых оснащалась самолетами определенного типа (соответственно Бристоль «Бленхейм», Викерс «Веллингтон», Армстронг-Уитворт «Уитли» и Хэндли-Пейдж «Хэмпден» во 2-й — 5-й группах). 1-я группа, вооруженная легкими бомбардировщиками Фэйри «Бэттл», находилась во Франции в составе так называемых «Передовых ударных сил». Единственная группа взаимодействия с сухопутными войсками, также переброшенная во Францию, имела на вооружении ближние разведчики Уэстлэнд «Лизандер» и Хаукер «Гектор», а также «Бленхеймы» в варианте дальних разведчиков. Истребительное командование к маю 1940 года насчитывало в своем составе 47 эскадрилий, из которых 38 имели на вооружении новейшие истребители, в то время как потребности только для нужд ПВО метрополии определялись в 53 эскадрильи. Поскольку англичане оставили в метрополии только те силы истребительной авиации, которые считали необходимыми для ее обороны, то могли бы выделись части для отправки в Норвегию только за счет экспедиционных военно-воздушных сил во Франции. Учитывая слабость французской авиации, французы никогда бы на это не согласились.

Морские самолеты берегового базирования находились в подчинении Берегового командования, разделенного на три группы: 15-я отвечала за Западные подходы, 16-я — за юго-восточное побережье, зона ответственности 18-й группы охватывала северные сектора. Перевооружение береговой авиации началось позже, чем бомбардировочной или истребительной, поэтому в составе командования наряду с современными машинами, такими как летающие лодки Шорт «Сандерлэнд» и колесные Локхид «Хадсон» американского производства, оставалось большое число морально и физически устаревших.

Корабельные самолеты входили в состав воздушных сил флота (Fleet Air Arm ), подчинявшихся непосредственно Адмиралтейству. В сентябре 1939 года FAA имели в своем составе всего тринадцать эскадрилий авианосного базирования, к началу Норвежской кампании было сформировано еще семь. По состоянию на 8 апреля в метрополии находилось десять эскадрилий, из которых четыре не имели опыта использования с авианосцев. Другие десять хорошо подготовленных эскадрилий находились на заморских театрах, пять из них вскоре перебазировались в метрополию с авианосцами «Арк Ройал» и «Глориэс». В общей сложности воздушные силы флота располагали 59 истребителями, 149 ударными машинами и 56 гидросамолетами. Эти цифры существенно расходятся с данными К. Шореса, но не меняют сути — боевой потенциал FAA был весьма ограничен.

Хотя авиация и оценивалась как революционный фактор во всех операциях, относительно планов ее использования между союзниками существовали серьезные разногласия. Если британское руководство считало разумным нанесение регулярных воздушных ударов по объектам на побережье Германии, то французы панически боялись немецкого превосходства в воздухе и уже по этой причине стремились избежать любой активности поблизости от собственных границ. Они даже требовали от англичан прекратить воздушные налеты на города Германии, так как опасались ответных налетов на свои незащищенные промышленные предприятия. Это ли не самая наглядная оценка?!

В чем союзники обладали подавляющим превосходством, так это в военно-морских силах. В апреле 1940 года Кригсмарине имели в строю 2 линкора, 3 тяжелых и 4 легких крейсера, не более 18 эсминцев и 11 миноносцев, около 50 подводных лодок, а также значительное число тральщиков, сторожевых и противолодочных кораблей. Это при том, что в состав одного только Флота метрополии входили 3 линкора, авианосец, 2 линейных, 3 тяжелых и 9 легких крейсеров, более 50 эскадренных миноносцев. Подводные силы насчитывали в метрополии не менее 20 субмарин. Кроме них к операциям в Северном и Норвежском морях кратковременно могли привлекаться силы военно-морских округов. Нельзя сбрасывать со счетов и французский флот. Можно предположить, что в экстренной ситуации, по крайней мере, его быстроходное ударное соединение — так называемое Force de Raid  — могло покинуть пока что спокойное Средиземноморье и включиться в операции в норвежских водах. Уже оно одно по своему составу — 2 линкора, 3 крейсера и 8 лидеров — сопоставимо со всем германским надводным флотом. А у французов был еще внушительный по численности подводный флот и соединения военно-морских районов.

Впрочем, флот — это не только корабли. Человеческий фактор не играет в нашем анализе существенной роли — уровни боевой подготовки германского и британского флотов сопоставимы. Зато система базирования военно-морских сил накладывала свой отпечаток на ход борьбы за Скандинавию. С одной стороны, морской путь из Германии в Норвегию пролегал через Балтийские проливы, бережно прикрытые с запада Ютландским полуостровом. Закупорить узкое горлышко Скагеррака с использованием современных средств (авиации, мин, противолодочных патрулей) не представляло серьезной проблемы, что немцы с блеском продемонстрировали в дальнейшем. С другой, британские базы лежали гораздо ближе ко всем норвежским портам севернее Бергена.

* * *

Таким образом, исходя из приведенной оценки состояния вооруженных сил основных воюющих сторон, можно сделать следующие замечания относительно возможного развития боевых действий в Норвегии.

Во-первых, потенциальные возможности Германии к наращиванию своей сухопутной группировки намного превосходили возможности союзников, а близость к Норвегии позволяла в случае необходимости более оперативно перебрасывать резервы.

Во-вторых, с учетом потенциальных возможностей Люфтваффе группировка Х авиакорпуса могла быть многократно увеличена, правда этому препятствовала перспектива начала операции «Гельб» и ограниченная система базирования. Возможность Англии и Франции отправить в Норвегию сколь-нибудь значимые силы ВВС представляется весьма сомнительной. Впоследствии факторами, оказавшими наибольшее влияние на характер деятельности авиации, стали значительные расстояния и неразвитость аэродромной сети в Скандинавии. В этих условиях германская сторона, успевшая первой занять оборудованные аэродромы на норвежской территории, практически обеспечила себе господство в воздухе.

В-третьих, значительное превосходство союзников в надводных силах ВМС и выгодно расположенные базы позволяли им в первые две-три недели кампании развернуть борьбу за Центральную и Северную Норвегию.

Однако в целом исход этой борьбы, целиком зависящий от способности сторон обеспечить свои коммуникации и развернуть необходимые силы, был предопределен. Союзники могли лишь снизить темпы германского продвижения, но возможностей остановить его, а тем более — повернуть вспять, они не имели.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Армия и оружие: Фото бронетехники

Rambler's Top100


Популярное

Объявления

http://armia.isgreat.org/images/stories/Aspose.Words.d58e9644-a8da-484e-8126-0dbb8375c049.001.jpeg

Основной боевой танк T-80

Хоть к концу 1960-х годов Советская Армия распола­гала самой передовой для своего времени бронетанко­вой техникой ( бронетехника ) , а принятый на вооружение в 1967 году танк Т-64 по основным боевым показателям заметно превосходил зарубежные аналоги - оружие М60А1, «Leopard» и «Chieftain», начало совместной работы танкостро­ителей США и ФРГ над созданием основного боевого танка нового поколения (проект МВТ 70) подтолк­нуло советских специалистов к созданию новой, еще более совершенной боевой техники (см. фото).

 

Читать полностью...
Ремонт с гарантией lisipad.com
Военная наука должна