Блицкриг: Война в воздухе

04.10.10 21:34Мировая война: легендарные сражения - Блицкриг
Печать

http://armia.isgreat.org/images/stories/Aspose.Words.ce997fde-9cf9-4ad2-ae27-49a136c114fe.001.png

Блицкриг: Война в воздухе

8.1. Расколотое небо

   Вторая Мировая война с самого начала сделала авиацию полноправной участницей боевых действий, более того — порой именно она становилась фактором, решавшим исход как отдельных сражений, так и целых операций. Борьба за господство в воздухе была не менее ожесточенной, чем на земле, и почти всегда ее результаты определяли ход и исход сухопутной кампании.

 

Коль скоро выше мы затронули особенности военно-морского аспекта исторической литературы, нельзя не сказать несколько слов о библиографии войны в воздухе. Ореол героизма, которым всегда были окружены асы-истребители, предопределил интерес любителей военной истории прежде всего к воздушным боям. Имена Вернера Мёльдерса, Эриха Хартмана и Александра Покрышкина у всех на слуху. Куда меньше внимания уделяется бомбардировочной авиации (за исключением, может быть, немецких «Штукас»). Норвежскую кампанию с полным правом можно назвать жертвой такого подхода. Отсутствие впечатляющих воздушных поединков с участием прославленных асов служило невольным оправданием для тех историков, кто ограничивался сухими цифрами задействованных и потерянных в ходе операции самолетов и спешил перейти к более значительным, на их взгляд, событиям.

Желающим в подробностях узнать о противоборстве в небе Норвегии можно порекомендовать превосходную книгу Кристофера Шореса и его коллег «Fledgling Eagles» («Оперившиеся орлы»), представляющую собой своеобразный хронологический отчет. Коллектив ее авторов поистине многонационален, что служит залогом объективности, однако серьезным недостатком является отсутствие аналитической составляющей.

В данной работе мы решили пойти по другому пути. Немало ярких эпизодов, представляющих характерные примеры тактического использования авиации в интересах других видов вооруженных сил, уже не раз встречалось на страницах этой книги, не будут обойдены вниманием они и в дальнейшем. Роль военно-воздушных сил в борьбе на море отражена в предыдущей главе. Здесь же делается попытка в общих чертах проанализировать действия авиации на оперативном уровне, обрисовать весь круг поставленных перед ней задач и методы их решения, обобщить опыт использования ВВС в норвежском небе. Для удобства текст сопровождается хронологией основных событий войны в воздухе в период с 11 апреля по 4 мая. Отдельно представлены действия британских авианосцев, а также немногочисленных норвежских авиаотрядов.

* * *

Деятельность авиации в ходе Норвежской кампании имела свои характерные особенности. В отличие от непродолжительных боевых действий в Польше, чьи малочисленные и плохо вооруженные ВВС были просто раздавлены мощью Люфтваффе, в небе Норвегии столкнулись более или менее равные противники. Авиации пришлось решать широкий спектр задач: завоевание господства в воздухе, оказание поддержки наземным войскам, изоляция района боевых действий, борьба с неприятельскими военно-морскими силами, транспортные перевозки. При этом проходили проверку довоенные теории, отрабатывались новые методы ведения боевых действий. Но все же самой уникальной особенностью Норвежской кампании является слабая «корреляция» (или, в переводе с формально-математического языка на русский, взаимное влияние) действий германских и британских военно-воздушных сил, что нашло свое отражение в заголовке данного параграфа.

Германская авиация, вне всякого сомнения, оказывала наибольшее (во многих случаях — решающее) влияние на ход всей кампании. Немцы собрали для участия в операции «Везерюбунг» весьма значительное количество боевых и транспортных самолетов, несмотря на ожидавшееся начало наступления на Западном фронте и ограниченное число пригодных для базирования площадок на норвежской территории.

Необходимо особо подчеркнуть ту значительную роль, которую сыграла в ходе кампании немецкая транспортная авиация. На начальной стадии операции она в первую очередь перебрасывала наземный персонал аэродромного обслуживания, подразделения противовоздушной обороны, зенитки, прожектора, санитарные подразделения. После 10 апреля интенсивность воздушных перевозок резко возросла и достигала 3000 человек и 400 тонн груза в день. Невозможно переоценить вклад «воздушных извозчиков» со свастикой на крыльях в снабжение блокированной группировки генерала Дитля в Нарвике. Как писали советские военные историки В.А. Белли и К.В. Пензин, «в данном случае немцы впервые предприняли попытку заменить прерванные морские сообщения воздушными, и, хотя возможности снабжения посредством авиации были еще ограниченными, а окруженный гарнизон небольшим, такая попытка определила новое направление в военном искусстве и выявила большие перспективы транспортной авиации в десантных операциях». Всего же в ходе кампании германская военно-транспортная авиация совершила 3018 самолето-вылетов и перебросила в Норвегию и Данию 29 280 человек, 2 376 тонн различных грузов и 1 178 тысяч литров топлива.

Не отставали от «транспортников» и боевые авиачасти. Перебазирование на норвежские аэродромы осуществлялось сначала отдельными эскадрильями, затем целыми группами, причем основным «трамплином» для переброски на север стали аэродромы в районе Ольборга. Основным аэродромом Люфтваффе на норвежской территории стал Сола, значительные силы базировались на Ольборг, Форнебю, после высадки союзников в Намсусе возросло значение Вэрнеса. Правда, многие авиационные части продолжали базироваться на территории Дании и Германии, используя норвежские аэродромы в качестве промежуточных при выполнении боевых заданий.

Расширение операционной зоны и круга задач, стоявших перед германскими военно-воздушными силами, потребовало изменения командных структур. 12 апреля общее руководство деятельностью авиации в Норвегии было возложено на штаб вновь сформированного 5-го воздушного флота, в состав которого вошли Х авиакорпус и все подразделения транспортной авиации, участвовавшие в операции. Командующим был назначен генерал-полковник Эрхард Мильх (24 апреля его сменил генерал-полковник Ганс-Юрген Штумпф). Штаб флота разместился в Осло, а штаб Х-го авиационного корпуса переместился из Гамбурга в Ольборг — поближе к району боевых действий.

Хронологические рамки Норвежской кампании можно довольно четко разбить на три этапа (и деятельность авиации прекрасно укладывается в эту схему). На первом, продолжавшемся примерно до 15–17 апреля, немцам противостояли исключительно норвежские сухопутные силы, британские ВВС и ВМС вели самостоятельные операции. Второй этап характеризуется борьбой за Центральную Норвегию и заканчивается с эвакуацией контингентов союзников из Намсуса и Ондальснеса. Наконец, на третьем этапе, который длился весь май и первую неделю июня, боевые действия велись к северу от Тронхейма и в районе Нарвика. В силу специфических особенностей использования авиации, последний этап будет рассмотрен в соответствующей главе.

На первом этапе операции перед ударной компонентой германских ВВС стояло две основных задачи: поддержка сухопутных сил и противодействие кораблям британского флота. В чистом небе Норвегии немецкие бомбардировщики действовали как целыми эскадрами, так и отдельными эскадрильями, звеньями, а изредка даже одиночными машинами. Универсальный характер германской бомбардировочной авиации позволял чередовать использование ее подразделений над морем с поддержкой операций на суше, однако определенная специализация внутри Х-го авиакорпуса все же прослеживается. Наиболее подготовленные к действиям над морем эскадрильи (речь идет, прежде всего, о 26-й и 30-й боевых эскадрах) реже привлекались к ударам по наземным целям.

Прежде всего, бомбардировщики действовали против норвежских сил, прокладывая дорогу армейским частям, продвигавшимся вглубь страны. С учетом малочисленности и разрозненности норвежцев, практически полного отсутствия у них средств противовоздушной обороны и истребительного прикрытия, на это не требовалось значительных сил. Практически, данная задача решалась силами одной бомбардировочной эскадры — KG 4 подполковника Мартина Фибига, насчитывавшей около 70 боеготовых машин. Ей помогали пикирующие бомбардировщики, прославившиеся филигранной точностью бомбометания, а также тяжелые истребители.

Действия над морем в течение нескольких дней после немецкой высадки велись с меньшей интенсивностью. Ежедневно гидросамолеты 506-й береговой авиагруппы вылетали искать корабли противника. Бомбардировщики KG 26, KG 30 и KGr 100 вели так называемую «вооруженную разведку» (аналог «свободного поиска»). Однако, за исключением одной успешной атаки 11 апреля, когда от немецких бомб пострадал эсминец «Эклипс», такие полеты завершались безрезультатно. Основные силы Флота метрополии в это время, как известно, находились далеко на севере, а затем вернулись в Скапа-Флоу, держась за пределами эффективного боевого радиуса германских бомбардировщиков. Лишь утром 13 апреля «хейнкели» из 1(F)./122 обнаружили крейсера «Глэзгоу» и «Шеффилд» с шестью эсминцами в районе Олесунн — остров Вигра, но вылетевшие для нанесения удара две группы Не-111, насчитывавшие в сумме двадцать пять машин, из-за тумана не смогли их найти. Не увенчалась успехом и атака четверки Не-115 против группы «Уорспайта».

В описываемый период имело место, пожалуй, самое значительное за время кампании, сражение в воздухе. Единственная группа одномоторных истребителей — II/JG 77 капитана Карла Хенчеля — 12 апреля прибыла на аэродром Кьевик, введенный в действие днем раньше. Едва успев перевести дух после перелета, 5-я и 6-я эскадрильи группы взлетели на перехват английских бомбардировщиков.

В этой крупнейшей в ходе войны дневной атаке участвовало 83 самолета: 36 «Веллингтонов», 24 «Хэмпдена» и 23 «Бленхейма». Англичане использовали отработанную довоенную тактику. Не имевшие истребительного эскорта бомбардировщики шли тесным строем, в принципе позволявшим осуществлять поддержку друг друга при встрече с неприятельскими истребителями. Хотя такая тактика уже демонстрировала свою порочность (ярким примером тому служит разгром британских бомбардировщиков над Гельголандской бухтой в декабре 1939 г.), в штабах не приняли соответствующих мер.

Прилети англичане всего парой часов раньше, их бы вряд ли кто-нибудь ждал. Погода в тот день также не способствовала успешному выполнению задания. Низкая облачность заставляла лететь на небольшой высоте, чтобы не потерять визуального контакта между машинами. Когда же самолеты приблизились к норвежскому побережью в районе Кристиансанна, погода резко улучшилась, выглянуло солнце. Бомбардировщики еще не успели набрать высоту, как на них навалились «мессершмитты». Не прошло и пятнадцати минут, как шесть «Хэмпденов» 44-й и 50-й эскадрилий рухнули на землю. Немногим лучше обстояли дела у «Веллингтонов»: 149-я эскадрилья потеряла две машины, 9-я и 38-я — по одной. К ним добавился и случайный «Хадсон» 233-й эскадрильи, совершавший разведывательный полет. Особо отличился фельдфебель Роберт Менге из 5-й эскадрильи, записавший на свой счет две победы. Однако британские воздушные стрелки оказали достойный отпор, результатом чего было пять сбитых истребителей и четыре погибших пилота.

Очень скоро частые налеты англичан заставили распылить группу Хенчеля отдельными эскадрильями и даже звеньями по нескольким аэродромам вдоль побережья. Оснащение площадок было весьма скудным, особенно остро сказывалась малочисленность постов воздушного наблюдения и оповещения, из-за чего приходилось организовывать почти непрерывное воздушное патрулирование. Если побережье Германии опоясывала густая сеть радиолокационных станций, то здесь первый радар воздушного наблюдения «Варцбург» был введен в действие лишь 24 апреля. Приходилось полагаться на разбросанных вдоль берега наземных наблюдателей, но они зачастую обнаруживали противника слишком поздно или давали неверное направление. Однако английские бомбардировщики и разведчики действовали в небе Норвегии чаще в одиночку или небольшими группами, что давало «мессершмиттам» неоспоримое преимущество, даже с учетом их распыленности и частых ошибок в целеуказании. 15 апреля пилоты II/JG 77 сбили пару «Хадсонов», 26-го — «Хадсон» и «Бленхейм», а 30-го — еще два «Бленхейма», в том числе машину командира 110-й эскадрильи К.С. Дорана.

И все же в Норвегии одномоторным истребителям не удалось добиться успехов, соизмеримых, скажем, с последующими действиями во Франции. До капитуляции норвежской армии пилотам II/JG 77 удалось одержать всего 17 побед, причем пять из них принадлежали фельдфебелю Менге, ставшему, таким образом, единственным (в обычном понимании) асом Норвежской кампании.

В начале мая в Тронхейм из Ольборга прибыла эскадрилья ночных истребителей 11.(N)/JG 2, на вооружении которой состояли устаревшие Bf-109С. Очень скоро выяснилось, что «старичкам» явно не хватает скорости, чтобы успешно перехватывать цели. Хотя в мае на данной широте ночи довольно светлые, ночные перехватчики не одержали ни одной победы, понеся при этом потери со своей стороны. Видя бесполезность дальнейшего пребывания эскадрильи на севере, 21 мая ее перебросили в Кристиансанн, а затем отправили обратно в Германию.

Большие расстояния и малое количество аэродромов заставили переложить задачу борьбы с неприятельскими самолетами на двухмоторные Bf-110, обладавшие значительным радиусом действия. В условиях практически полного отсутствия у противника истребителей, эти машины сумели добиться определенных успехов. Особенно отличился обер-лейтенант Гельмут Лент из 1./ZG 76, за два месяца сбивший четыре самолета противника: один «Сандерленд» и три «Гладиатора».{52} Не менее важной работой для тяжелых истребителей стало оказание поддержки сухопутным войскам. Благодаря своему мощному стрелково-пушечному вооружению и возможности нести бомбовую нагрузку, Bf-110 частенько использовались для штурмовки неприятельских позиций в горных долинах. Это было довольно опасным занятием, и львиная доля немецких потерь (25 машин суммарно для двух «церштёрер»-групп) пришлась на зенитную артиллерию и летные происшествия.{53}

Высадка контингентов союзников на норвежскую территорию заставила пересмотреть как состав и организацию группировки Люфтваффе, так и поставленные перед ней задачи. 14 апреля была образована должность «флигерфюрера Тронхейм», на которую был назначен майор Мартин Харлингхаузен. 24 апреля возникло авиационное командование «Ставангер». Его возглавил коммодор KG 26 кавалер Рыцарского креста полковник Роберт Фухс. Наличие разветвленной системы командования позволяло немцам гибко реагировать на изменения обстановки, направляя те или иные авиационные подразделения на наиболее напряженные участки. В качестве наглядного примера можно привести KGr 100, которая за семь недель активного участия в боевых действиях семь раз меняла аэродром базирования:

8–12 апреля — Нордхольц;

12–15 апреля — Шлезвиг;

15–16 апреля — озеро Йонсватн;

16 апреля — 2 мая — Ольборг;

2–15 мая — Тронхейм-Вернэс;

15–22 мая — Ставангер;

22–31 мая — Тронхейм-Вернэс.

Вполне предсказуемым ответом немцев на активизацию боевых действий на суше стало усиление авиационной группировки. 13 апреля в состав Х авиакорпуса была передана LG 1, в полном составе перебазировавшаяся в Норвегию; 18-го в Копенгаген прибыла 1./KG 40, оснащенная дальними бомбардировщиками FW-200 «Кондор» (позже к ней присоединились еще две эскадрильи группы); а с 19-го к участию в операции подключилась KG 54, также в полном составе. Эти шаги позволили прибавить к первоначально имевшимся трем с половиной сотням ударных самолетов еще 150–200 машин. Таким образом, в двадцатых числах апреля в норвежском небе действовало до 500 бомбардировщиков — факт, совершенно игнорирующийся в исторической литературе!

20 апреля штаб 5-го воздушного флота получил личный приказ фюрера сосредоточить усилия против группировок союзников в Намсусе и Ондальснесе. Бомбардировочные эскадры Люфтваффе активизировали действия против неприятельских военно-морских и сухопутных сил в указанных районах. «Встречая лишь незначительное сопротивление, Люфтваффе действовали почти без потерь, и лишь когда немецкие самолеты отваживались появляться над соединениями Королевского флота или французскими кораблями, их потери начинали расти. Все новые части включались в сражение, доводя число участвовавших в налетах бомбардировщиков до внушительных размеров», — пишет Крис Шорес.

20–22 апреля ожесточенной бомбардировке подвергался Намсус. За три дня против него было произведено 135 самолето-вылетов. Город был разрушен почти полностью. Начиная с 22 апреля основной целью опустошительных воздушных налетов, интенсивность которых росла день ото дня, становится Ондальснес. За 22–25 апреля на город, его окрестности и прилегающие воды было сброшено 159 тонн бомб, а 27-го немцы поставили своеобразный рекорд — 81,5 т. Небольшой городок с населением около 4 тысяч человек получил больше смертоносного металла и взрывчатки, чем было сброшено всеми английскими бомбардировщиками за весь период Норвежской кампании! В результате он практически перестал существовать как морской порт.

Не менее важными целями, чем порты, стали наземные линии коммуникаций, прежде всего, железнодорожные. Бомбежке подвергались пути и станции, а тяжелые истребители развернули настоящую охоту за подвижным составом. В то же время две группы 4-й боевой эскадры продолжали оказывать непосредственную поддержку группам Пелленгара и Фишера, ведущим наступление на север. Британские и норвежские части, державшие оборону вдоль железных дорог между Домбосом и Ондальснесом и изо всех сил пытавшиеся задержать продвижение немцев, были вынуждены прекратить любые передвижения в течение долгого светового дня из-за губительных воздушных налетов.

То обстоятельство, что немецкая авиация сумела обеспечить себе господство в воздухе, сыграло основную роль в вытеснении союзников с их плацдармов. После эвакуации англо-французских контингентов из Центральной Норвегии война в воздухе вступила в новую фазу, для участия в которой наличных сил 5-го воздушного флота было даже избыточно. Немедленно лишние части были выведены из Норвегии и переброшены на Западный фронт. К 10 мая KG 4 и KG 54 были переданы в состав II, а KG 30 и LG 1 — IV авиационных корпусов 2-го воздушного флота; I/ZG 1 перешла в подчинение 2-го истребительного командования (Jagdfuhrer 2) в Дортмунде.

Результаты операции были высоко оценены в Берлине. Она стала рассматриваться как пример решительных действий Люфтваффе, обеспечивших выполнение поставленной задачи и сумевших не только надежно поддержать и прикрыть наземные войска, но и нанести поражение британскому флоту. Командир Х авиационного корпуса генерал Ганс Гайсслер и начальник штаба корпуса майор Мартин Харлингхаузен были награждены Рыцарскими крестами, вслед за ними список кавалеров пополнили коммодор KG 4 подполковник Мартин Фибиг, семь пилотов KG 30, четверо из KG 26, четверо из StG 1 и первый пилот транспортной авиации — капитан Петер Ингенхофен.

* * *

Германское вторжение в Норвегию открыло для Бомбардировочного командования RAF (главный маршал авиации Ладлоу-Хьюитт, позже — маршал авиации сэр Чарльз Портал) новый театр боевых действий, заставив перенацелить на него часть своих эскадрилий. Британской стороне в значительно большей степени пришлось приспосабливаться к разнообразию задач и условиям театра, которые были очень сложными. Тысячемильные расстояния приходилось преодолевать над морем, что требовало особой выучки штурманов. Отсутствовал какой-либо истребительный эскорт. При этом доступны были только цели в Южной Норвегии, воздушное пространство над которой полностью контролировалось немцами, никакой помощи союзным войскам в Северной Норвегии бомбардировщики оказать не могли.

Непосредственно в Норвежской кампании принимали участие следующие части Бомбардировочного командования:

2-я группа (Бристоль «Бленхейм»)

107-я, 110-я эскадрильи — Уоттисхэм.

3-я группа (Викерс «Веллингтон»)

9-я эскадрилья — Хонингтон;

37-я, 75-я эскадрильи — Фелтуэлл;

38-я, 115-я эскадрильи — Мархэм;

99-я эскадрилья — Ньюмаркет;

149-я эскадрилья — Мидленхолл.

4-я группа (Армстронг-Уитворт «Уитли»)

51-я, 102-я эскадрильи — Дишфорт;

58-я эскадрилья — Линтон-он-Оуз;

77-я эскадрилья — Дриффилд.

5-я группа (Хэндли-Пейдж «Хэмпден»)

44-я, 50-я эскадрильи — Уоддинтон;

49-я, 83-я эскадрильи — Скэмптон;

61-я эскадрилья — Хэмсуэлл.

Бомбардировочное командование приступило к операциям с большим энтузиазмом, однако 12 апреля потерпело полное фиаско во время налета на германские корабли. Эта неудача окончательно убедила штаб командования в несостоятельности дневных налетов группами бомбардировщиков без истребительного прикрытия. Этот день ознаменовал конец довоенной теории и стал одной из важнейших поворотных точек в деятельности Бомбардировочного командования в ходе войны. «Веллингтоны» и «Хэмпдены» отныне были исключены из групп дневных бомбардировщиков и, за исключением немногих случаев, в течение следующих четырех лет летали только по ночам. Лишь две эскадрильи «Бленхеймов» 2-й группы (вице-маршал авиации Маклин) — 107-я и 110-я, действовавшие с аэродрома Лоссимут в Северной Шотландии, — продолжали дневные операции, неся при этом порой тяжелые потери. Налеты производились при любом удобном случае, но увенчаться успехом могли лишь при благоприятных погодных условиях. Только плотная облачность могла укрыть медлительные бомбардировщики от германских истребителей, но она же оборачивалась минусом, когда из-за низко висящих облаков экипажи не находили свои цели, или же им пришлось выходить в атаку на малой высоте — прямо под кинжальный огонь скорострельных зенитных автоматов. Эти факторы заставили перенести основные усилия на ночные рейды. Потери стали существенно меньше, но соответственно уменьшился и эффект. Ситуацию усугубляла порочная практика использования бомбардировочной авиации разрозненными силами. Группы никогда не оперировали в полном составе. В то же время не прекращались регулярные ночные налеты против объектов в Северной Германии.

Важнейшей задачей, стоявшей перед Бомбардировочным командованием, была нейтрализация неприятельских аэродромов. Главными целями стали Сола, Вэрнес, Форнебю и Ольборг. Первый налет на Сола совершили 11 апреля шесть «Веллингтонов» 115-й эскадрильи, а с 14 апреля англичане начали систематическую бомбардировку аэродрома. По данным Т. Дерри, за время кампании самолеты Бомбардировочного командования нанесли по нему 37 бомбовых ударов, несколько налетов произвели «Хадсоны» 220-й, 224-й и 233-й эскадрилий Берегового командования. 16 апреля был нанесен первый удар по Вэрнесу, 20 апреля — по Ольборгу. Всего же между 14 и 21 апреля британские ВВС совершили 220 самолето-вылетов по аэродромам противника.

Английские летчики действовали самоотверженно, однако одной отваги было недостаточно. Как пишет К. Шорес, «Бомбардировочное командование RAF делало все, что было в его силах, чтобы снизить активность Люфтваффе, но при этом его потери превосходили потери противной стороны».

Проблема состояла в том, что Вэрнес, Форнебю и Ольборг находились за пределом боевого радиуса «Бленхеймов», стало быть, не могли быть атакованы днем. Дальние рейды совершали «Уитли» и «Веллингтоны» с аэродромов в Линкольншире и в Шотландии, но ущерб от ночных налетов немцы быстро устраняли. В ночь на 26 апреля «Хэмпден» 49-й эскадрильи, пилотируемый пайлот-офицером Бенсоном, согласно донесениям остальных пилотов, был сбит истребителем. Машина упала в море, весь экипаж погиб. Действительно, британский бомбардировщик был уничтожен Bf-109 обер-фельдфебеля Германа Фёрстера из IV(N)/JG 2, настигшим противника над островом Зильт. Это была первая победа, одержанная германскими ночными истребителями. Так была пройдена еще одна из поворотных точек: темнота перестала служить англичанам гарантом безопасности!

Итоги деятельности Бомбардировочного командования в Норвежской кампании на первый взгляд выглядели впечатляюще. За 31 сутки (с 10 мая по понятным причинам Бомбардировочное командование прекратило действия в Норвегии) было произведено 19 дневных и 24 ночных налета, совершено 268 дневных и 663 ночных самолето-вылета. Потери составили: днем 17 самолетов (6,3 %), ночью — 19 (2,9 %). За этот период на цели было сброшено 198 тонн бомб. Тем не менее, приходится констатировать, что все эти усилия не оказали существенного влияния на ход кампании. Такой же вывод делают британские историки Дэннис Ричардс и Хиллари Сондерс, писавшие, что «операции по постановке мин с воздуха и налеты нашей авиации на аэродромы противника… не облегчили положение наших войск».

Помимо бомбардировочной авиации, в небе Норвегии и над прилегающими водами действовали самолеты Берегового командования (главный маршал авиации Ф. Баухилл). К началу апреля 1940 года на аэродромах в Шотландии и Северной Англии базировалось восемь эскадрилий 18-й группы:

204-я эскадрилья — авиабаза Саллом Воу, Шетландские острова. Эта часть недавно была перебазирована из юго-западной Англии и имела на вооружении летающие лодки Шорт «Сандерлэнд». В течение месяца ей было придано несколько машин из состава 210-й и 228-й эскадрилий.

240-я эскадрилья — Саллом Воу. Последняя в метрополии авиационная часть, сохранившая на вооружении летающие лодки Саро «Лондон II» — устаревшие бипланы, использование которых в зоне действия немецких истребителей было сопряжено со смертельным риском.

210-я эскадрилья базировалась на Инвергордон, находясь в процессе перевооружения с «Лондонов» на «Сандерлэнды».

209-я эскадрилья в Обане имела смешанный состав из «Стренриров» и «Лервиков», постепенно полностью переходя на последние.

220-я эскадрилья — Торнби, Норт-Йоркшир, оснащена колесными самолетами Локхид «Хадсон».

224-я и 233-я эскадрильи базировались на Льючарс и также были вооружены «Хадсонами».

254-я эскадрилья, вооруженная двухмоторными истребителями «Бленхейм» Mk.IF, 5 апреля прибыла на аэродром Лоссимут для прикрытия прибрежных конвоев.

Начало Норвежской кампании внесло не слишком существенные коррективы в повседневную деятельность Берегового командования. Патрулирование норвежских вод велось с самого начала войны. Для этого использовались главным образом «Хадсоны» и «Сандерленды», причем последние в наибольшей степени отвечали требованиям, предъявлявшимся к дальнему морскому разведчику, так как обладали большим радиусом действия. С началом операции часть «Сандерлендов» была передана из 15-й группы в 18-ю и перебазировалась из юго-западной в северо-восточную часть Британии. Летающие лодки вели разведку, противолодочное патрулирование, иногда перевозили важные грузы и пассажиров.

Кстати, первым британским самолетом, сбитым немецкими истребителями над Норвегией, стал никто иной как «Сандерленд». Принадлежавшая 210-й эскадрилье машина (номер L2167, пилот — флайинг-лейтенант Кайт) около 17 часов 9 апреля была перехвачена над Осло-фьордом парой Bf-110 из состава 1./ZG 76. Обер-лейтенант Лент одержал вторую за день победу. Восемь английских летчиков погибли, но девятому — сержанту Огвину Джорджу — невероятно повезло. Выброшенный взрывом из самолета, он летел без парашюта с высоты около 450 метров, но упал в воду и остался жив.

Через два дня после начала боевых действий в Норвегии британской авиации было разрешено начать неограниченную войну против торговых судов в Скагерраке и в десятимильной полосе вдоль норвежских берегов. Выполнение этой задачи осложнялось двумя обстоятельствами. Во-первых, борьба против судоходства не была отражена в довоенных планах Берегового командования, вследствие чего экипажи не имели соответствующей боевой подготовки. Во-вторых, из-за общей нехватки самолетов и стремления использовать и без того ограниченное число бомбардировщиком для налетов на объекты в Германии Береговое командование практически не имело ударных машин. И все же, хотя усилия англичан не привели к заметным успехам, апрель 1940 года знаменателен тем, что британская авиация перешла к наступательным действиям против судоходства. Первая такая операция была проведена «Бофортами» 22-й эскадрильи в ночь на 18 апреля. Всего же Королевскими ВВС в апреле было совершено 616 самолето-вылетов для ударов по судоходству, в мае их число возросло до 809.

Довольно любопытен вопрос о результативности этих действий. Возвращаясь с боевых заданий, пилоты приводили астрономические цифры потопленного тоннажа, которые уже на этапе разбора полетов уменьшались штабами в два-три раза. Послевоенный анализ, проведенный с привлечением немецких документов, внес дальнейшие коррективы. В результате, в написанной в середине 50-х годов официальной истории британского флота С. Роскилл утверждает, что в апреле 1940 г. авиацией было потоплено три судна (7970 брт) и одно (1939 брт) повреждено, одно судно (750 брт) потоплено в мае, а всего за девять месяцев 1940 года британская авиация (без учета FAA) потопила 9 судов (13 531 брт) и повредила 14 (47 698 брт). Однако эти цифры далеки от истины. В недавно изданной работе с символичным названием «Забытое наступление» британский историк Кристина Гаултер приходит к выводу, что за весь 1940 год Береговое командование может претендовать на потопление всего шести судов (5561 брт) и повреждение четырнадцати (47 662 брт).

* * *

Отдельного освещения требуют минные постановки с воздуха. В ходе Норвежской кампании минное оружие применяли обе стороны, но если Люфтваффе уже имели опыт подобного рода операций (за 1939 год германская авиация установила у английских берегов 80 магнитных мин), то для Бомбардировочного командования этот род деятельности стал новым. Первую в ходе войны миннозаградительную операцию произвели в ночь с 13 на 14 апреля пятнадцать «Хэмпденов» 50-й эскадрильи, выставившие магнитные мины у острова Лесё. Впоследствии самолеты сбрасывали мины в Бельтах, Зунде, Кильском канале и в устье Эльбы, всего до 10 мая было проведено 9 постановок, при этом было совершено 229 самолето-вылетов. Немецкий торговый флот понес от этих акций ощутимые потери. По данным Дж. Маултона они составили 12 судов общим тоннажем 18 355 брт, в том числе два датских железнодорожных парома.{54} Впоследствии в минную войну вовлекались все более значительные силы, расширялась ее зона, росла результативность. Минными постановками с воздуха была вписана одна из славных страниц в историю британской бомбардировочной авиации.

Люфтваффе в апреле-мае, в период наращивания сил и подготовки к кампании на Западе, ограничили свою деятельность против судоходства у восточного побережья Британии. Фактически, минные постановки являлись единственным проявлением активности в данном районе. Эта задача возлагалась на самолеты 9-й авиационной дивизии (генерал-майор Кёлер), точнее — на KGr 126 и 3./KuFlGr 506 из ее состава. 17 апреля 24 мины были сброшены у Даунса и Эдинбурга, в результате погибло два парохода (6417 брт), затем район постановок был расширен: мины ставились у районе Рамсгита, в Королевском канале, в устьях Тайна и Хамбера. Редер настаивал на минировании Скапа-Флоу, однако Геринг отказал, заявив, что его пилоты не имеют для такой операции достаточного опыта.

Нужно отметить, что размах операций ограничивался не количеством боеготовых машин и не подготовкой летного состава, а недостаточным запасом авиационным мин. По сведениям Фр. Руге, в период с 13 апреля по 3 мая 9-я авиационная дивизия произвела всего 75 самолето-вылетов на минные постановки, выставив у юго-восточного побережья Англии около 200 донных мин.{55} Общим итогом стала гибель семи судов общим тоннажем 13 409 брт, что, кстати, превышало аналогичные показатели февраля и марта. Еще успешнее оказались минные постановки с воздуха в последующие три месяца, когда в состав дивизии были переданы KG 4, I/KG 40 и KGr 100, а военная промышленность поставила большую партию авиационных мин. К слову сказать, в мае британские потери от действий авиации превысили потери, нанесенные подводными лодками. Однако решающую роль в этом сыграл Дюнкерк, поэтому рассматривать их в рамках Норвежской кампании не имеет смысла.

 

8.2. Действия британских авианосцев. 263-я эскадрилья

 

Для англичан в создавшихся условиях, когда из-за значительных расстояний между театром военных действий и районами базирования авиации, а также отсутствия аэродромов в самой Норвегии Королевские ВВС не могли оказывать наземным частям эффективной поддержки, наиболее приемлемым выходом могло стать использование авианосцев. Их истребители могли бы осуществлять прикрытие, а ударные самолеты — действовать против наземных целей.

К началу кампании единственным кораблем данного класса в составе Флота метрополии был «Фьюриэс» (кэптен Троубридж). Он присоединился к главным силам Форбса 11 апреля, но его авиагруппа не имела истребителей для прикрытия флота в первые критические дни кампании. Она включала лишь две эскадрильи «Суордфишей» и могла выполнять задачи без риска тяжелых потерь только в условиях отсутствия у противника истребителей. Авианосец находился в районе Нарвика до 25 апреля, когда был вынужден вернуться на ремонт в Скапа-Флоу.

Несмотря на отсутствие «плавучих аэродромов», боеспособные эскадрильи FAA не сидели без дела. После триумфальной победы над «Кенигсбегом», экипажам немногочисленных «Скьюа» — единственных самолетов из парка Воздушных сил флота, способных «дотягиваться» до норвежских берегов с авиабаз на британской территории, — еще не раз пришлось выступить в роли бомбардировщиков. Правда, и для них единственной крупной целью мог стать только Берген. 12 апреля над ним снова появились девятнадцать машин из состава 800-й, 803-й и 801-й (для нее это было первое боевое задание) эскадрилий. На этот раз англичанам нечем было похвастать: лишь торпедный катер «S 24» получил повреждения от осколков авиабомб и потерял трех моряков ранеными. Через двое суток налет был повторен, на этот раз силами 15 истребителей-бомбардировщиков 800-й и 803-й эскадрилий. Несмотря на то, что немецким зенитчикам из II/FlakRgt 33 удалось сбить два самолета, англичане точно отбомбились по стоявшему под разгрузкой транспорту «Баренфельс» (7569 брт), повредили три других судна и расстреляли сидевший на воде гидроплан Не-115. Последним в этой серии налетов стал «визит» в Берген двух «Скьюа» 803-й эскадрильи вечером 17 апреля — они безуспешно сбросили бомбы по учебно-артиллерийскому кораблю «Бремзе».

Забегая вперед, необходимо рассказать о «боевом дебюте» 806-й эскадрильи. 9 мая восемь ее «Скьюа» с 500-фунтовыми бомбами поднялись с Хатстона. Их сопровождали шесть «Бленхеймов» 254-й эскадрильи, каждый из которых нес восемь 20-фунтовых бомб. Основной целью для удара оказался стоявший на ремонте многострадальный «Бремзе» (за время кампании он пять раз — больше, чем какой-либо другой германский корабль — получал повреждения различной тяжести). Три прямых попадания причинили ему новые тяжелые повреждения, а от значительных жертв спасло только отсутствие экипажа на борту. Старому тральщику «М 134» повезло меньше: многочисленные бомбовые попадания отправили его на дно…

Наконец, 18 апреля со Средиземного моря в метрополию прибыл авианосец «Глориэс» (кэптен Дж. Д'Ойли-Хьюз), 21-го в Клайде отшвартовался «Арк Ройал» (кэптен А.Дж. Пауэр). Перетасовав палубные эскадрильи и приняв необходимые запасы, уже на следующий день эскадра под флагом командующего авианосцами Флота метрополии вице-адмирала Лайонела В. Уэллса в составе обоих авианосцев, крейсеров «Беруик», «Кёрлью» и пяти эсминцев вышла в район Тронхейма. Задачи авианосной группы формулировались так: «защита боевых кораблей и конвоев, воздушное прикрытие сухопутных войск на местах высадки, налеты на захваченные немцами аэродромы на территории Норвегии». Попутно они должны были доставить в район Ондальснеса истребители сухопутного базирования — на палубу «Глориэса» было принято восемнадцать «Гладиаторов» 263-й эскадрильи RAF.

Ни один из авианосцев не имел радара, только «Кёрлью» был оснащен РЛС типа 79 с восьмидесятимильным радиусом действия. Станция была еще «сырой» и, по словам Джеймса Брауна, могла использоваться скорее не для управления, а для инструктирования истребителей, однако показала себя уже вечером 23-го. Когда на ее экране появились три «хейнкеля», вылетевшая на перехват шестерка «Скьюа» заставила их повернуть назад, серьезно повредив одну из машин (она дотянула до побережья, но там разбилась). Это был первый в истории случай, когда перехватчики наводились по лучу радиолокатора.

Утром 24 апреля авианосцы подошли к норвежским берегам, но сильный снегопад заставил отложить запуск самолетов до полудня. Затем все происходило по стандартной схеме: «Суордфиши» вели наблюдение за морем и поиск подводных лодок, «Си Гладиаторы» с «Глориэса» и несколько «Роков» с «Арк Ройала» поочередно осуществляли воздушное патрулирование над кораблями. Около 17 часов шесть «Скьюа» 803-й эскадрильи отправились на патрулирование в район Ондальснеса. Вели звенья лейтенанты Люси и Харрис. Вскоре в воздухе показался противник — два Не-111 из состава 9./KG 4. Оба самолета были сбиты. До возвращения на авианосец англичане успели провести еще два поединка, повредив Do-17 и He-111, который хоть и сумел дотянуть до Форнебю, но из-за повреждений был списан. Что и говорить — многообещающее начало! Правда, на обратном пути двум «Скьюа» не хватило горючего и пришлось совершать вынужденную посадку на воду.

263-я эскадрилья под командованием сквадрон-лидера Дж. Дональдсона взлетела с «Глориэса» тем же вечером. Ни один из пилотов эскадрильи не участвовал до этого в настоящих боях, а сейчас им предстояло преодолеть 180 миль над морем, имея всего четыре путевых карты. В качестве самолетов-навигаторов их сопровождала пара «Скьюа».

Вопрос о необходимости непосредственной воздушной поддержки долго не находил решения из-за отсутствия подходящих аэродромов. Если норвежские самолеты имели лыжные шасси и могли взлетать с любой ровной поверхности, то английские машины были лишены такой возможности. Базировавшаяся на Хатстон 254-я эскадрилья двухмоторных истребителей «Бленхейм» предпринимала попытки прикрывать с воздуха Ондальснес, но из-за большого расстояния даже двухмоторные машины не могли патрулировать в районе достаточно долго. 17 апреля в Норвегию был направлен сквадрон-лидер Уитни Стрэйт. Его миссия заключалась в поиске площадок, пригодных для строительства аэродромов. Он рекомендовал покрытое льдом озеро Лешаскуг длиной примерно 13 километров, лежащее на заснеженном плато около Домбоса. К вечеру 22 апреля двести местных жителей под руководством британских специалистов расчистили от снега полосу, достаточную для приема истребителей...

В 19 часов «Гладиаторы» совершили посадку на льду озера, и немногочисленная наземная команда немедленно стала готовить их к вылету. Это оказалось труднее, чем можно было ожидать. Импровизированный аэродром не имел не только теплых ангаров, но и топливных танков, поэтому горючее в самолеты пришлось заливать прямо из канистр. Куда более трудная задача легла на единственного оружейника, которому предстояло заправить патронные ленты в 72 пулемета. Первое звено вылетело на патрулирование в 22 часа, пока моторы самолетов были еще теплыми, но за ночь они остыли так, что на следующее утро завести их сразу не удалось. Лишь два истребителя смогли подняться в воздух в 05:45. Через четверть часа им посчастливилось встретиться с одиноким Не-115, который в одночасье был сбит.

Подготовка к вылету остальных машин велась очень медленно, и эту медлительность в полной мере использовали немцы. Около 9 часов утра над озером появились «хейнкели» 26-й эскадры. Их бомбы взламывали лед, пулеметный огонь в клочья разносил обшивку британских истребителей. Итогом налета стали двенадцать уничтоженных «Гладиаторов», еще один в тот же день потерпел аварию во время патрулирования над Гудбрансдалем.

26 апреля оставшиеся истребители перебросили на замерзшее озеро Сетнесмуэн близ Ондальснеса. В течение двух дней они прикрывали войска с воздуха, вели разведку, участвовали в столкновениях с немецкими бомбардировщиками, совершали налеты на германские позиции. Всего они провели 37 воздушных боев, заявив о шести сбитых и восьми поврежденных вражеских самолетах. Но силы таяли — вскоре от эскадрильи осталась всего одна машина, к которой, к тому же, не было горючего. 28 апреля последний «Гладиатор» был сожжен, а личный состав, не потерявший за это время ни единого человека, отбыл в Англию за новыми истребителями.

Деятельность 263-й эскадрильи осталась заметным, но все же весьма незначительным по результатам эпизодом кампании. Было бы наивно считать, что одна истребительная эскадрилья, вооруженная к тому же устаревшими бипланами, сумеет оказать влияние на ход боевых действий. Количественное и качественное превосходство противника привело к ее быстрому уничтожению.

Нередко в адрес англичан раздаются упреки, что им стоило бы сосредоточить в Норвегии значительно большее число истребителей, причем не устаревших «Гладиаторов», а современных «Спитфайров» или «Харрикейнов». При этом критики не принимают в расчет как минимум два обстоятельства. Во-первых, что бы ни говорилось о важности Норвегии, для англичан она оставалась второстепенным театром. Основными задачами военно-воздушных сил были оказание поддержки экспедиционным войскам во Франции, оборона страны и интенсивная подготовка кадров. Каждый самолет был на счету. Во-вторых, проблема базирования стояла острее, чем может показаться на первый взгляд. Неприхотливые «Гладиаторы» обходились и импровизированными аэродромами, но когда в конце мая в район Нарвика были переброшены «Харрикейны», то аварийность, особенно при посадках, оказалась чрезвычайно высокой.

Вернемся к группе адмирала Уэллса. 25 апреля погода благоприятствовала полетам, и в 03:15 четырнадцать «Суордфишей» и десять «Скьюа» с бомбами поднялись с палуб авианосцев и взяли курс на Тронхейм. Их целями были аэродром Вэрнес, озеро Йонсватн, использовавшееся немцами как временный аэродром, а также якобы находившиеся в гавани крейсер и танкеры. При подлете к цели группа разделилась, но «Суордфиши» 810-й эскадрильи на льду озера ничего не обнаружили и позже присоединились к остальным. Удар по аэродрому, несмотря на плотный огонь зенитных автоматов, оказался более действенным — был разрушен ангар и другие постройки. Крейсер на поверку оказался мифом, поэтому бомбы были сброшены на суда в порту. По донесениям пилотов, было уничтожено 12 бомбардировщиков и разведчиков, крупный транспорт и два небольших танкера получили повреждения. Реально на земле сгорело семь пикировщиков Ju-87, один транспортный Ju-52, четыре гидросамолета Не-115, разрушено два ангара, еще три гидроплана были повреждены.

Немалыми оказались и потери англичан: четыре «Суордфиша» и два «Скьюа» не дотянули до авианосцев и упали в море, два поврежденных истребителя, хоть и сумели сесть, не подлежали ремонту в корабельных условиях, а еще три совершили вынужденную посадку на Лешаскуге. Там же приземлился лейтенант Коллингхэм, вылетавший во главе звена на патрулирование и сбивший Не-115 из состава 2./506. Взлететь этим «Скьюа» уже было не суждено — они попали под немецкую бомбардировку и были уничтожены вместе с «Гладиаторами» 263-й эскадрильи.

Следующие два дня авианосцы маневрировали в 80 милях от побережья, палубные истребители вели патрулирование над районами Отты и Квама, прикрывая сухопутные части. Истребителям приходилось совершать 220-мильные перелеты от кораблей и обратно, что существенно ограничивало запас времени на само патрулирование. 26 апреля восемнадцать «Скьюа» осуществили восемь удачных перехватов, два Не-111 было ими уничтожено, еще три повреждено — ценой гибели двух своих машин. Командир 800-й эскадрильи кэптен Партридж записал на свой счет один из немецких «хейнкелей» перед тем, как сам был сбит. Партридж и его наблюдатель лейтенант Босток приземлились в расположении британских частей и позже вернулись на свой корабль.

Наиболее результативным выдался следующий день. При патрулировании над Ондальснесом «Скьюа» уничтожили пять вражеских бомбардировщиков и серьезно повредили два других. Потери составили два истребителя, но одному экипажу удалось выброситься с парашютами и добраться до своих. В тот же день отличились «Си Гладиаторы» 804-й эскадрильи, перехватившие над морем разведывательный «хейнкель» и отогнавшие его от кораблей. Поврежденный немецкий самолет сумел дотянуть до берега и приземлился северо-западнее Тронхейма.

Израсходовавший топливо «Глориэс» поздним вечером отделился от эскадры и ушел на дозаправку. Его отход не слишком ослабил ударную мощь соединения. 28 апреля группа из двенадцати «Суордфишей» под эскортом семи «Скьюа» совершила налет на Тронхейм. На этот раз результаты не столь впечатляли. Лишь истребители прошлись над якорной стоянкой гидросамолетов, уничтожив пять Не-115, а лейтенант Годфри-Фассет из 820-й эскадрильи точно положил бомбы, разрушив последний ангар. К удовлетворению англичан, их главная ударная сила — старые тихоходные бипланы («Stringbags» — «авоськи», как они их называли) — показали себя весьма стойкими к зенитному огню. Например, машина кэптена Скина вернулась на авианосец с перебитой стойкой и многочисленными пробоинами в крыльях, а лейтенант Оуэнсмит вытащил из своего «Суордфиша» крупный осколок, застрявший между тягами элеронов. Потери в ходе налета составили всего один «Скьюа». Кроме того, о четырех сбитых «хейнкелях» доложили пилоты истребителей, вернувшиеся с патрулирования над норвежской территорией. Англичане имели все основания гордиться итогом дня.

Едва последний самолет приземлился на палубу, сам авианосец подвергся атаке тройки Ju-88. Зенитчики сбили одного из них, а все бомбы упали между «Арком» и «Шеффилдом» (последний 27 апреля заменил «Кёрлью» в роли корабля радиолокационного наведения). Стало очевидным, что немецкая разведка определила район нахождения группы, и не стоило искушать провидение, спокойно ожидая новых налетов. Адмирал Уэллс собирался отвести корабли к Фарерским островам, но события приняли иной оборот. Начиналась эвакуация Намсуса и Ондальснеса. Авианосцы должны были обеспечить воздушное прикрытие.

С первыми проблесками рассвета 1 мая «Скьюа» поднялись в воздух и взяли курс на Ондальснес. Погода была прекрасной, обеспечивая великолепную видимость. Этим не преминули воспользоваться немецкие бомбардировщики. Налеты на соединение продолжались весь день с небольшими перерывами. Фонтаны воды то и дело вздымались в воздух, порой совсем скрывая из виду соседние корабли. Попаданий не было, лишь одна из бомб разорвалась в 30 метрах от борта «Арк Ройала», не причинив заметных повреждений. Палубные истребители были вынуждены переключиться на защиту собственных плавучих аэродромов, о патрулировании над побережьем речь уже не шла. Вечером адмирал Уэллс отдал приказ идти на базу. Уставшие пилоты нуждались хотя бы в кратковременном отдыхе, корабли — в дозаправке, а поредевшие эскадрильи — в пополнении.{56}

«Глориэс» в сопровождении линейного корабля «Вэлиэнт» и эсминцев 1 мая вновь подошел к норвежскому побережью, но незамедлительно был обнаружен. На этот раз «Си Гладиаторы» задержались с перехватом, неприятельский разведчик донес точный состав и курс эскадры, после чего ушел в сторону берега. Появившаяся вскоре шестерка пикировщиков была встречены плотным зенитным огнем и не смогла положить бомбы ближе, чем в тридцати метрах от авианосца. Три часа спустя налет повторился с участием семи Ju-87. «Глориэс» опять отделался близкими разрывами, не причинившими повреждений, а командир 802-й эскадрильи лейтенант Мармонт записал на свой счет первую победу, когда стремительно атаковал заходившую в пике «штуку» и сбил ее. Однако командующий Флотом метрополии в тот же день приказал авианосцам возвращаться в Скапа-Флоу, мотивировав это наличием большого числа подводных лодок противника в зоне их действий. Таким образом, эвакуировавшиеся из Намсуса и Ондальснеса британские войска остались без какого-либо истребительного прикрытия.

К британским авианосцам мы еще вернемся в следующих главах, но некоторые итоги можно подвести уже сейчас. В представлении большинства любителей военно-морской истории понятие «авианосная операция» ассоциируется прежде всего с тихоокеанскими баталиями. По сравнению с успешными рейдами американских авианосцев против береговых объектов или поддержкой ими десантных операций, действия «Арк Ройала» и «Глориэса» выглядят весьма бледно. Каковы же причины столь явного диссонанса?

Прежде всего, согласно тактическим концепциям британского флота его авианосцы не должны были действовать в зоне досягаемости береговых истребителей, чем, собственно и объясняется наличие в FAA всего шести истребительных эскадрилий.

Сильно поражает немногочисленность авиагрупп британских кораблей. По довоенным штатам «Арк Ройал» должен был принимать 72 самолета, а «Глориэс»  — 48, реально же на первом находилось 44, на втором 29 машин. Надо заметить, что такая тенденция характерна для британского флота на протяжении всей первой половины войны. Помимо недостатка подготовленных кадров, здесь также сказались тактические воззрения британских адмиралов. Считалось, что за короткое время, необходимое для формирования ударной волны или для отражения нападения, поднять в воздух более 15–20 самолетов все равно не удастся. К чести англичан заметим, что благодаря тактической грамотности, использованию элемента внезапности и мастерству пилотов даже ограниченные силы могли решать серьезные задачи, нанося неприятелю значительный урон. Вспомним хотя бы атаку Таранто или эпизод с «Бисмарком».

В ходе Норвежской кампании авианосцы находились в невыгодном положении, вынужденные маневрировать в ограниченном районе, в пределах эффективного боевого радиуса бомбардировщиков противника. Основную часть машин приходилось отвлекать на противолодочное патрулирование или держать на случай отражения возможных налетов. Британским летчикам противостояли пилоты, чей уровень был, по меньшей мере, не ниже. В таких условиях решающее значение приобрело техническое превосходство германской стороны.

Французский историк адмирал Пьер Баржо обращает внимание на следующее. Перед войной считалось, что летно-технические данные истребителей палубного базирования всегда останутся ниже, чем соответствующие характеристики сухопутных самолетов. Такое мнение, господствующее в Англии, привело к тому, что в ходе Норвежской кампании британские авианосцы оказались практически без боевых истребителей.

Достаточно сравнить скоростные характеристики. Максимальная скорость «Скьюа» составляла 360 км/ч, «Си Гладиатор» был не намного быстрее — 394 км/ч, тогда как скорость Не-111Н, самого массового на тот период и при этом не самого быстроходного бомбардировщика Люфтваффе, превышала 400 км/ч. Пилотам британских истребителей приходилось проявлять недюжинное искусство, так как любая атака должна была проводиться с единственного захода. Догнать противника в случае промаха удавалось редко. При этом «хейнкель» обладал несравнимо лучшей живучестью и более мощным вооружением. Британские истребители не имели протектированных баков и оказались весьма уязвимыми. Первые же столкновения показали, что пулеметов винтовочного калибра уже недостаточно для эффективной борьбы с современными машинами. В итоге палубные истребители не могли обеспечить надежную защиту кораблям и береговым объектам, и если сами избежали тяжелых потерь, то только благодаря отсутствию достойного противника в лице скоростных и маневренных «мессершмиттов».

 

8.3. Норвежская авиация

 

Рассказ о характере воздушной войны над Норвегией был бы неполным без упоминания о деятельности норвежской армейской авиации (действия морских авиагрупп рассмотрены в предыдущей главе).

В первый день кампании армейская авиация понесла тяжелые потери, но не перестала существовать. Все боеспособные самолеты, сумевшие покинуть свои аэродромы при угрозе их захвата, были собраны в глубине страны и сведены в импровизированные авиагруппы. Самой крупной была группа капитана Оле Рейстада (группа «R»), составленная по большей части из машин разведывательной эскадрильи с Сола. К 11 апреля она сосредоточилась на льду озера Вангсмьёса и насчитывала в своем составе по одному «Капрони» и «Гладиатору», девять бипланов Фоккер C-V, один «Тайгер Мот» и гражданский самолет «Клемм». Личный состав состоял из 45 человек: 14 пилотов, 6 летчиков-наблюдателей, 12 механиков и 13 солдат. Вторая по численности группа лейтенанта Аслага-Рённига Несхайма (группа «N»), базировавшаяся в Коппанге на Остердале, насчитывала 39 человек и имела на вооружении шесть «Мотов». Еще две группы — лейтенантов Йона Тведте (группа «T») и Оскара Бакке-Стене (группа «St») — действовали в районе Гудбрансдаля. К сожалению, об их составе нет никаких сведений, видимо, они просуществовали совсем недолго.

Весьма драматичной была эпопея летной школы. В неразберихе первого дня войны несколько ее самолетов (в их числе были, по крайней мере, все девять исправных «фоккеров») покинули аэродром Кьеллер. Поменяв несколько раз место базирования, они вскоре осталась без связи и почти без горючего. Не имея представления о том, что происходит в остальных районах страны, 15 апреля военный комендант школы капитан Энгвик принял решение перегнать уцелевшие машины в Швецию.

Нередко услугами норвежских разведчиков пользовались англичане. Наиболее успешно действовала группа «R». Наличие лыжных шасси практически снимало с норвежцев проблему базирования, так остро стоявшую перед англичанами — для неприхотливых бипланов достаточно было небольшой ровной площадки. Благодаря отлично поставленной маскировке, в течение долгого времени группа оставалась необнаруженной. Все потери были связаны с летными происшествиями. Однако 22 апреля немецкая авиаразведка обнаружила ее место дислокации. В тот же день на Вангсмьёса «пожаловало» несколько Не-111. Основной целью стал двухмоторный «Капрони», но уничтожить его не удалось. Налет завершился практически безрезультатно, но следующие могли оказаться более эффективными, поэтому решено было сменить аэродром.

Норвежцы улетали мелкими группами и шли разными маршрутами. Одному из C-V пришлось совершить вынужденную посадку из-за неполадок в двигателе. Чтобы помочь с ремонтом рядом сели еще два «фоккера». Неожиданно в небе появилась тройка Ju-87. Немцы отработали, как на полигоне: два норвежских самолета остались догорать на земле, третьему на следующее утро все же удалось взлететь, но над горами он сорвался в штопор и разбился. На этом полоса невезения для норвежцев не завершилась. Не успели все машины покинуть ставшее негостеприимным озеро, как над ним появился одиночный Не-111 из состава II/LG 1, возвращавшийся из разведывательного полета. Он сбросил шесть 50-кг бомб, взрывы которых изуродовали два C-V. Но и это еще не все: продолжив свой путь на базу, «хейнкель» обнаружил на озере Мёсваан MF-11 морской авиации — он также был уничтожен.

Рост потерь и трудности с материально-техническим снабжением заставили норвежцев 29 апреля объединить все силы морской и армейской авиации в Центральной Норвегии под единым командованием. К этому времени все уцелевшие самолеты сухопутного базирования были приданы группе капитана Рейстада и сосредоточены на озере Сетнесмуэн. Улучшившиеся погодные условия позволили германской авиаразведке быстро обнаружить новый аэродром. 30 апреля на него было совершено два налета. Во время первого был поврежден всего один C-V, но имелись серьезные потери личного состава. Позже пятерка Ju-88А из состава 2./KG 30 в сопровождении трех Ju-88С из состава (Z)./KG 30 нанесла новый удар по норвежскому аэродрому. Каждый из пилотов двухмоторных истребителей претендует на уничтожение одного норвежского самолета, что с учетом числа сохранившихся у норвежцев машин представляется маловероятным.

1 мая морские самолеты получили приказ перелететь в Англию или на север. Выполнить его смогли два Не-115 и три MF-11 — все, что осталось от авиагрупп двух военно-морских округов. Остатки армейской авиации продолжали без особых успехов действовать в Центральной Норвегии до 8 мая, после чего пять уцелевших «фоккеров», такое же количество «Мотов» и единственный «Клемм» перелетели в район Нарвика.

Любопытно, что в ходе кампании норвежская и германская стороны использовали трофейные самолеты одного и того же типа. Речь идет о гидропланах Не-115. Еще в 1938 году немцы поставили Норвегии 6 машин модификации А-2 (экспортный вариант обозначался Не-115N). К моменту вторжения три из них базировались на севере страны в составе 3-й морской авиагруппы, а еще три были в Ставангере во 2-й авиагруппе. Во время оккупации один из последних перелетел в Шотландию, один — на север, где присоединился к 3-й группе, а третий был захвачен немцами вместе с несколькими «Хёверами». Зато норвежские сторожевики «Сюрьян» и «Нордкап» захватили соответственно в Броннёсунне и Орнесе два Не-115В-1 из 1./106 с полным боекомплектом, которые также вошли в состав 3-й авиагруппы. Все шесть самолетов использовались под Нарвиком, где бомбили позиции 3-й горной дивизии. Последней операцией был налет на немецкий штаб у Бьёрнфьелля 7 июня, а затем была подписана капитуляция. К тому времени один «хейнкель» был разобран на запчасти, один был интернирован в Финляндии, а четыре других перелетели в Шотландию (правда, один из них потерпел аварию в море из-за недостатка топлива). Позднее их использовали англичане для специальных операций.

Норвежские военные летчики пытались внести посильный вклад в борьбу с захватчиками, справедливую оценку их усилиям дает К. Шорес: «Уцелевшие самолеты норвежской армейской авиации привлекались к участию в боевых действиях, как только это позволяла погода, но из-за ограниченного числа боеспособных машин результаты были всегда разочаровывающими». За два месяца боевых действий армейская авиация Норвегии потеряла 15 человек, в том числе 5 офицеров. Людские потери были невелики, хуже обстояло с техникой. Численность небольшой (даже по довоенным меркам) норвежской авиации быстро сокращалась. Была достигнута договоренность с англичанами, что они передадут несколько машин Уэстленд «Лизандер», американцы обещали передать недопоставленные истребители Кёртисс «Хок» и морские гидропланы-разведчики Нортроп N-3PB. Оставшиеся «безлошадными» норвежские авиаторы должны были пройти переобучение. Первая группа из 11 пилотов и 4 штурманов под командованием капитана Бьярне Ёэна прибыла в Англию 2 мая на пароходе «Сеньор». Как ни старались норвежцы поскорее освоить новые машины, снова принять участие в обороне страны им не удалось. Тем не менее, они заложили основу для будущих национальных эскадрилий, сражавшихся в составе RAF всю войну и вернувшихся домой в победном сорок пятом.

Хронология основных событий (11 апреля — 4 мая 1940 г.)

11 апреля

Германская сторона продолжала перебазирование авиации на норвежские аэродромы: на Сола прибыли эскадрильи 2./ZG 76, (Z)./KG 30, 3./KG 30 и 1(F)./120; 89 транспортных Ju-52 доставили наземный персонал II/JG 77 на аэродром Кьевик.

Бомбардировщики Люфтваффе действовали против норвежских сил: 6./KG 4 бомбила войска севернее Кристиансанна, 1.и 2./KG 4 — в районе Осло и Фредрикстада, II/KG 26 произвела налет на Нюбергсунн. 10 Не-111 из состава III/KG 26 атаковали корабли Флота метрополии, тяжело повредив эсминец «Эклипс».

Шесть «Хэмпденов» вели безуспешный поиск германских кораблей в районе Кристиансанна. Шесть «Веллингтонов» 115 sqn бомбили аэродром Сола. Самолеты 201, 220, 224, 233 sqn Берегового командования совершали разведывательные полеты.

В ночь на 12 апреля британские самолеты действовали против германского судоходства в Балтийских проливах (участвовало 12 «Уитли» 10, 77 и 102 sqn, 20 «Хэмпденов» 49, 61 и 83 sqn). Они атаковали 10 судов, сообщив о потоплении транспорта «Роберт Лей», который реально повреждений не получил.

12 апреля

Крупнейший дневной рейд Бомбардировочного командования — 83 самолета (36 «Веллингтонов», 24 «Хэмпдена» и 23 «Бленхейма») атаковали германские корабли в районе Ставангера. Интенсивным зенитным огнем и истребителями противника сбито 4 «Веллингтона» и 6 «Хэмпденов», II/JG 77 потеряла пять Bf-109. Девятнадцать «Скьюа» 800, 801 и 803 sqn FAA произвели налет на Берген — поврежден торпедный катер «S 24».

146 Ju-52 перебросили в Осло штаб XXI армейской группы, II и III/IR 236, боеприпасы и запасные части; 19 машин доставили 7./LgNRgt 3 в Ставангер.

Образовано командование 5-го воздушного флота (генерал-полковник Эрхард Мильх).

13 апреля

25 Не-111 из состава 5. и 6./KG 26, 7./LG 1 и 3./KG 26 вылетали на поиски британских крейсеров «Глэзгоу», «Шеффилд» и шести эсминцев в районе Олесунна — без успеха. Восемнадцать Не-111 из состава I и II/KG 26 и два Ju-88 из состава 3./KG 30 вели вооруженную разведку в Северном море. Четыре Не-115 из состава 1./KuFlGr 106 вылетали с Сола на разведку в район Нарвика; ими обнаружен линкор «Уорспайт» и безрезультатно атакован эсминец «Айвенго». В транспортных перевозках участвовало 174 самолета.

В ночь на 14 апреля 15 «Хэмпденов» провели в Балтийских проливах первую в ходе войны минную постановку с воздуха.

14 апреля

Три «Веллингтона» 115 sqn и шесть «Хадсонов» 224 sqn совершили налет на аэродром Сола. 15 «Скьюа» 800 и 803 sqn FAA произвели налет на Берген, потопив транспорт «Баренфельс» ; два самолета сбито зенитным огнем II/FlakRgt 33.

15 Ju-52 из II/KGzbV 1 выбросили парашютный десант в составе 1./FJR 1 в районе Домбоса.

В ночь на 15 апреля 28 «Хэмпденов» провели минную постановку у побережья Дании.

15 апреля

Два «Бленхейма» 110 sqn атаковали германские сторожевые корабли у Вильгельмсхафена — ответным огнем один сбит. 11 «Бленхеймов» 107 sqn и 6 «Веллингтонов» 38 sqn бомбили аэродром Сола и стоянку гидросамолетов у Ставангера. 9 «Бофортов» 22 sqn произвели минную постановку у Гельголанда.

III/LG 1 произвела налет на Намсус и уничтожила радиостанцию на о. Вигра. К 15 апреля LG 1 в полном составе перебазировалась на норвежские аэродромы.

16 апреля

4 Не-111 из состава II/KG 4 вылетали с аэродрома Вэрнес на вооруженную разведку в район Намсуса; ими потоплен шведский пароход «Мертайнен», шедший с грузом руды в Ньюкасл.

В течение суток 4 «Бленхейма» 107 sqn и 20 «Уитли» 4-й авиагруппы предприняли ряд налетов на норвежские аэродромы Сола, Вэрнес и Кьеллер; из-за плохой погоды на цель вышло только 6 самолетов.

17 апреля

28 Ju-88 из состава II/KG 30 и 22 Не-111 из состава III/KG 26 атаковали и тяжело повредили британский крейсер «Саффолк», обстрелявший стоянку гидросамолетов у Сола, 22 Не-111 из состава III/KG 4 цели не нашли. Самолеты 9-й авиационной дивизии (8 Не-111 из состава KGr 126 и 10 Не-115 из состава 5./KuFlGr 506) произвели минную постановку в районе Даунса, Эдинбурга и в устье Темзы.

Два «Скьюа» 803 sqn FAA атаковали учебно-артиллерийский корабль «Бремзе» в гавани Бергена. 12 «Бленхеймов» 107 sqn нанесли удар по Сола. На ночную бомбардировку норвежских аэродромов вылетало 20 «Веллингтонов» 99, 37 и 75 sqn, но только 12 из них нанесли удар по Сола, остальные не смогли обнаружить свои цели.

18 апреля

Бомбардировщики Х авиационного корпуса (восемь Не-111 из состава II/KG 26 и три FW-200 из состава 1./KG 40) произвели первый налет на Вогс-фьорд, Тромсё и Харстад, повредив авианосец «Фьюриэс». Транспортная авиация доставила в Ставангер два батальона IR 355.

Ночью 9 «Уитли» 77 sqn вели поиск германских судов в районах Осло и Тронхейма. В воды метрополии со Средиземного моря прибыл авианосец «Глориэс».

19 апреля

Германская авиация небольшими группами наносила удары по кораблям союзников в районах Намсуса и Ондальснеса — серьезные повреждения получил французский легкий крейсер «Эмиль Бертэн» (атакован Ju-88 из состава II/KG 30).

К 19 апреля в составе Х авиационного корпуса действовали KG 30, 1./KG 40, II и III/LG 1, I и II/KG 54.

9 «Бленхеймов» 107 sqn вылетали на бомбардировку аэродрома Сола, но 7 вернулось из-за плохой погоды.

20 апреля

Усилия германской бомбардировочной авиации сосредоточились на Намсусе, на который произведено три крупных налета. 18 Не-111 из состава I и II/KG 26 в 11:30 безрезультатно атаковали корабли союзников; позже 14 Не-111 из состава II и III/KG 26, 9 из состава KGr 100 и 3 Ju-88 из состава 6./KG 30 нанесли удар по береговым целям; в 17:30 24 Не-111 из состава II и III/KG 4 повторили налет, потопив противолодочный траулер «Ратлэндшир».

23 Не-111 из состава III/KG 4 и восемь из состава 4./KG 4 наносили удары по норвежским войскам севернее Осло. Для доставки личного состава и вооружения в Тронхейм был задействован 91 транспортный самолет.

Шесть «Веллингтонов» 37 sqn нанесли удар по аэродрому Кьевик, три «Уитли» 102 sqn — по Вэрнесу, три «Хэмпдена» 83 sqn — по Ольборгу.

Обе стороны проводили минные постановки с воздуха: 24 «Хэмпдена» ставили мины в устье Эльбы; 11 Не-111 и 11 Не-115 — у Рамсгита и в устье Темзы.

21 апреля

24 Не-111 из состава I/KG 4 бомбили железнодорожную станцию и другие объекты в районе Намсуса; 17 Не-111Р из состава III/KG 54 атаковали корабли и суда союзников в Намс-фьорде. Шесть Ju-88 из состава II/KG 30 нанесли удар по кораблям в гавани Ондальснеса. 18 Не-111 из состава II/LG 1, 5 Не-111 и 4 Ju-88 из состава III/LG 1 бомбили железную дорогу в районе Домбоса и радиостанцию в Олесунне. 8 Не-111 из состава II/KG 54 поддерживали группу Фишера в районе оз. Мьёса. Рейсы в Тронхейм совершили 78 транспортных самолетов.

Из Гибралтара в метрополию прибыл авианосец «Арк Ройал». Из-за плохих погодных условий британская авиация дневных налетов не производила. В ночь на 22 апреля 36 «Хэмпденов» вылетали на минную постановку, 12 «Веллингтонов» бомбили аэродромы Сола и Ольборг.

22 апреля

Германская авиация наносила массированные удары по группировкам союзников в Намсусе и Ондальснесе. 26 Не-111 из состава KG 4 нанесли удар по Намсусу, сбросив 22,5 тонн бомб. 34 Не-111 из состава KG 4, KG 26, KGr 100 и LG 1, а также 19 Ju-88 из состава KG 30 и LG 1 бомбили Ондальснес — сброшено 37,5 тонн бомб. Боевые потери составили 1 Ju-88, сбитый шлюпом «Пеликан».

Самолеты I/ZG 76 действовали против норвежских войск. Транспортная авиация перебросила в Тронхейм I/IR 388, Pz.Jag.Abt. 222 и 4./GAR 112.

Норвежская авиация потеряла за сутки пять машин: 4 «Фоккер» C-V и 1 MF-11.

Авианосцы «Арк Ройал» и «Глориэс» вышли к берегам Норвегии. Пять «Хадсонов» 224 и 233 sqn совершили налет на Берген. В ночь на 23 апреля 10 «Уитли» 51, 58 и 77 sqn бомбили аэродромы Форнебю, Кьеллер, Ольборг и замерзшее озеро Йонсватн.

23 апреля

52 Не-111 из состава KG 4, II/KG 54 и LG 1, а также 25 Ju-88 из состава KG 30 и LG 1 наносили удары по линиям снабжения британских войск в районе Домбос-Отта и по морским целям в Ромсдальс-фьорде; сброшено 47,5 тонн бомб, потоплен норвежский пароход «Сигурд Ярл».

В ночь на 24 апреля 34 самолета Бомбардировочного командования (16 «Уитли», 12 «Веллингтонов», 6 «Бленхеймов») нанесли удары по аэродромам Сола, Вэрнес, Кьеллер, Кьевик, Ольборг и Вестерланд. 26 «Хэмпденов» вылетали на минную постановку, еще 4 произвели налет на базы гидроавиации.

24 апреля

В Люфтваффе образовано авиационное командование «Ставангер» (полковник Фухс), которому приданы 1(F)./ObdL, 3(F)./ObdL, 1(F)./120, 1(F)./122, I/ZG 76, (Z)./KG 30, 2./KG 30, часть II/JG 77 и 1./KuFlGr 506. В районе Ставангера в составе 7./LgNachrRgt 3 введена в действие РЛС «Варцбург».

24 Не-111 из состава KG 4, KG 26 и LG 1, а также отдельные машины I/KG 40 и LG 1 бомбили цели в районе Ондальснес-Домбос-Отта-Квам — сброшено 19,5 тонн бомб.

Истребители с авианосцев «Арк Ройал» и «Глориэс» начали патрулирование над Ондальснесом, добившись в первый день двух воздушных побед. 263 sqn (18 истребителей «Гладиатор») перелетела на замерзшее озеро Лешаскуг близ Домбоса.

Самолеты Бомбардировочного командования ночных вылетов не совершали, но семь «Суордфишей» 815 sqn FAA (действующей в составе Берегового командования) произвели минную постановку в устье р. Эмс.

25 апреля

Самолеты с британских авианосцев (7 «Суордфишей» 810 sqn, 6–820 sqn, 8 «Скьюа» 803 sqn, 7–801 sqn, 2–800 sqn) произвели налет на Тронхейм. На аэродроме Вэрнес уничтожено 7 пикирующих бомбардировщиков Ju-87 и 1 транспортный Ju-52, в гавани — 4 гидросамолета Не-115. Британские потери — 4 «Суордфиша» и 2 «Скьюа».

Bf-110 из состава I/ZG 76 потопили в Хардангер-фьорде норвежский пароход «Хаардрааде». III/LG 1 атаковала корабли в Ромсдальс-фьорде, потопив британский вооруженные траулеры «Брэдмэн», «Ларвуд», «Хэммонд» и норвежский миноносец «Трюгг». 54 Не-111 из состава KG 54, KG 26 и 18 Ju-88 из состава KG 30, LG 1 бомбили наземные цели в районе Домбос-Ондальснес (всего сброшено 54,5 т бомб).

Бомбардировщики I и II/KG 26 нанесли удар по оз. Лешаскуг, уничтожив 12 «Гладиаторов» 263 sqn, а также 4 «Скьюа», совершивших вынужденную посадку. Пять немецких самолетов сбито британскими истребителями.

6 «Бленхеймов» 110 sqn действовали против германского судоходства в районе Бергена.

В ночь на 26 апреля 12 «Веллингтонов» и 6 «Уитли» бомбили гавани, аэродромы и нефтехранилища в Ставангере и Осло. 28 «Хэмпденов» вылетали на минную постановку в Кильской бухте, Большом и Малом Бельтах. Три машины 49 sqn потеряно, одна из них сбита обер-фельдфебелем Фёрстером из IV(N)/JG 2 — первая победа германских ночных истребителей.

26 апреля

46 Не-111 из состава KG 4, KG 26, KG 54 и LG 1 бомбили линии коммуникаций и наземные цели в районе Винстра-Домбос-Ондальснес. В Согне-фьорде норвежский эсминец «Гарм» атакован и потоплен тремя Не-111 из состава 2./LG 1 и двумя Bf-110 из состава 3./ZG 76.

27 апреля

Утром два Do-215 из состава 1(F)./ObdL и один He-111 из состава 1(F)./122 вылетали на поиск британских авианосцев, в 17:55 для удара по ним вылетели 11 He-111 из состава KG 26 и 32 Ju-88 из состава KG 30. Из-за плохих погодных условий большинство самолетов не нашло цели.

Основные усилия германской бомбардировочной авиации сосредоточились на районе Ондальснеса. Налет на него совершили 61 Не-111 из состава KG 26, KG 54, LG 1 и 34 Ju-88 из состава KG 30, сбросившие 81,5 т бомб. В Молде-фьорде потоплен норвежский теплоход «Нюхаус», повреждены британские танкер «Делиус» и шлюп «Блэк Суон». Патрулировавшие в воздухе «Скьюа» с британских авианосцев сбили 5 германских самолетов.

Последние три «Гладиатора» 263 sqn сожжены наземным персоналом, личный состав эскадрильи отбыл в Англию на борту французского транспорта «Кап Блан».

28 апреля

12 «Суордфишей» 810, 820 sqn и 6 «Скьюа» 800, 801 sqn с авианосца «Арк Ройал» произвели налет на Тронхейм, уничтожив 5 Не-115, принадлежавших KuFlGr 506.

11 Ju-87 из состава I/StG 1, 12 Не-111 из состава KG 26, LG 1 и 16 Ju-88 из состава KG 30 атаковали британские корабли в районе Ондальснес-Олесунн: «Штуки» потопили британский вооруженный траулер «Кэйп Сиртоко», а Ju-88 — норвежский каботажный пароход «Бранд IV». Истребители 800 и 803 sqn сбили 4 самолета противника, потеряв 1 «Скьюа».

89 транспортных Ju-52 доставляли снабжение в Тронхейм.

29 апреля

26 Не-111 из состава KG 26 с аэродрома Вэрнес бомбили Намсус. 56 Не-111 из состава KG 4, KGr 100, LG 1 и 24 Ju-88 из состава KG 30, LG 1 наносили удары по целям в районе Кристиансунн-Домбос-Ондальснес, при этом «юнкерсами» LG 1 в Молде-фьорде потоплен норвежский пароход «Орланн», а самолеты KGr 100 потопили в Ромсдальс-фьорде британский вооруженный траулер «Кэйп Челюскин». Вылетавшие на свободную охоту пять Не-111 из состава 4./KG 26 потопили пароход «Бегония».

Силы норвежской морской и армейской авиации в Центральной Норвегии объединены под единым командованием.

В ночь на 30 апреля 6 «Уитли» 102 sqn бомбили аэродром Форнебю.

30 апреля

3./StG 1 (11 Ju-87) атаковала британские корабли в гавани Намсуса, потопив вооруженные траулеры «Джардайн», «Уорвикшир» и шлюп «Биттерн». 65 Не-111 из состава KG 4, KG 54, KGr 100, LG 1, 8 Ju-87 из состава I/StG 1 и 3 Ju-88С из состава (Z)./KG 30 наносили удары по морским целям в районе Ондальснес-Олесунн, сбросив 65,5 т бомб.

Два MF-11 и один Не-115 норвежской морской авиации атаковали германские корабли в Согне-фьорде, потопив трофейный минный заградитель «Уллер».

Для прикрытия эвакуации союзников из Центральной Норвегии командование RAF распорядилось усилить атаки по аэродромам противника. В течение суток 56 самолетов (6 «Бленхеймов» 110 sqn, 24 «Уитли» 51, 58, 77, 102 sqn, 16 «Веллингтонов» 9, 37, 99, 115 sqn, 10 «Хэмпденов» 44, 50, 61 sqn) наносили удары по аэродромам Сола, Форнебю и Ольборг, потеряв 9 машин.

12 Не-111 из состава KGr 126 выставили 21 мину в устье Тайна и у Хамбера.

1 мая

Германская авиация противодействовала эвакуации союзников из Намсуса и Ондальснеса. 15 Ju-87 из состава I/StG 1 около 08:00 безрезультатно атаковали авианосец «Глориэс»  — 1 сбит «Си Гладиатором» 802 sqn. 12 He-111 из состава II/KG 26 атаковали крейсера вице-адмирала Каннингхэма, но были отогнаны истребителями 803 sqn. 18 Ju-88 из состава II/KG 4 безрезультатно атаковали эскадру вице-адмирала Эдвард-Коллинза. 17 He-111Р из состава II/KG 4 нанесли удар по железной дороге между Гронгом и Намсусом, а также бомбили железнодорожную станцию Намсуса. 13 Не-111 из состава KGr 100 атаковали корабли в районе Ондальснеса, а 19 из состава II/LG 1 бомбили Молде, Ондальснес и Олесунн.

Норвежское командование отдало распоряжение об переводе авиации из Центральной Норвегии на север или в Великобританию.

3 «Хадсона» 269 sqn Берегового командования совершили налет на Сола — 1 сбит истребителями 4./JG77. Затем удар нанесли 9 «Бленхеймов». В ночь на 2 мая 12 «Уитли» и 6 «Хэмпденов» бомбили аэродромы Сола, Форнебю и Ольборг.

Самолеты 9-й авиационной дивизии (16 Не-111 из состава KGr 126 и 7 Не-115 из состава 3./KuFlGr 506) произвели минную постановку у британского побережья: 16 мин сброшено в устье Тайна, 12 у Хамбера и 6 у входа в порт Миддельсборо. 12 «Хэмпденов» произвели минную постановку в устье Эльбы.

2 мая

12 «Бленхеймов» бомбили аэродром Сола. В ночь на 3 мая 12 «Уитли» и 12 «Веллингтонов» бомбили аэродромы Сола и Форнебю, 26 «Хэмпденов» произвели минную постановку в Осло-фьорде и Кильской бухте.

3 мая

Заключительный день эвакуации союзников из Центральной Норвегии. Пикирующие бомбардировщики Ju-87R из состава I/StG 1, действовавшие с аэродрома Вэрнес, потопили французский лидер «Бизон», британский эсминец «Африди» и вооруженные траулеры «Эстон Вилла», «Гол», «Сэнт Джоран».

В ночь на 4 мая 10 «Хэмпденов» вылетали на минную постановку к германскому и норвежскому побережью.

4 мая

9 Ju-87R из состава I/StG 1, вылетавшие на вооруженную разведку, потопили в Намс-фьорде норвежские пароходы «Блуфьелль», «Секстант», «Пан» и «Офьорд».

KG 4, KG 30, KG 54 и LG 1 выведены из подчинения 5-го воздушного флота.

В ночь на 5 мая пять «Хэмпденов» произвели минную постановку в Осло-фьорде.