АРМИЯ И ОРУЖИЕ:

Битвы и сражения, танки, сау, бтр, бронетехника второй мировой войны. Фото.

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер

План Барбаросса - Коварность Армий Второй Мировой Войны.

E-mail Печать PDF

C:UsersAieo?iDesktopmediaimage14.jpeg

В соответствии с планом Барбаросса кампании группы армий «Центр» дивизии 2-й танковой груп­пы после прорыва в районе Брест-Литовска двигались в Белоруссию (фото вверху), а основные силы 3-й танковой группы прорывались к Минску см. фото.

 

ПЛАН БАРБАРОССА - Коварность Второй мировой войны.

 

Однажды где-то в Германии кто-то в ранний утренний час (в сущности, бьла еще глубокая ночь) оторвал листок от ка­лендаря и вздохнул:

- Слава богу, снова воскресенье! Сегодня у нас 22 июня 1941 года!

Как раз в ту самую минуту, а именно в 3:15 утра, между границей Восточной Пруссии и отрогами Карпат бьл открыт огонь из 7184 орудий разного калибра. Эти пули и снаряды бьши первыми предвестниками смерти, отправившимися че­рез границу и пограничную реку.

Операция началась!

Все три составляющие вооруженных сил немецкого вер­махта были готовы выступить против Красной армии и флота (самостоятельной военной авиации в Советском Союзе тогда не существовало). То есть между немецким рейхом и Совет­ским Союзом уже несколько минут или часов шла настоящая война. На пути к Балтийскому морю бьши установлены мин­ные заграждения. Несколько самолетов 2,3 и 53-й бомбарди­ровочных авиационных эскадр поднялись в воздух за 40 минут до начала войны, и ровно в 3:15 утра первые осколочные и зажигательные бомбы упали на советские аэродромы и пути сообщения см. фото.

Артиллерийский огонь прекратился через 30 секунд. При­шел час штурмовых групп, которые должны бьши первыми ворваться во вражеские окопы и бункеры, обезвредить по­граничную охрану и помешать взорвать мосты. В то же самое время инженерно-штурмовые группы на своих быстрых мо­торных лодках и плотах перевезли на другой берег первых пехотинцев. Пехотинцы с примкнутыми штыками и ручны­ми гранатами пошли штурмовать бункеры на демаркацион­ной линии между генерал-губернаторством и огромной стра­ной, называющей себя Союз Советских Социалистических Республик см. фото.

Вторая мировая война перешла во вторую фазу, которая своими зверствами и жестокостью и 45 лет спустя будет бу­доражить весь мир!

Три немецкие группы армий, два воздушных флота и силь­нейшие боевые единицы военно-морского флота в это раннее утро июньского воскресенья 1941 года отправились выполнять приказы, над которыми с лета прошлого года трудилось выс­шее немецкое военное командование.

Гитлер, будучи главой государства, после того как немец­кий вермахт победил Францию и готовился к нападению на Великобританию, приказал Верховному командованию ар­мии (ОКХ) приступить к решению русской проблемы.

В течение нескольких месяцев в штабах трех частей не­мецкого вермахта шла изнурительная подготовка, прежде чем 18 декабря 1940 года Гитлер подписал директиву N9 21. Эта директива с печатью «Верховное командование вермах­та/Штаб оперативного командования/Отдел обороны страны N9 33408/40» вскоре станет называться План Барбаросса. Это бьшо не что иное, как план войны против Советского Союза. Советскую Россию необходимо бьшо разбить «в ходе кратковременной

для действий на земле план предусматривал наступление трех групп армий, каждая из которых должна бьша выполнять свою задачу. Находящиеся в центре войска - носившие на­звание «группа армий «Центр» - должны бьши выполнить следующую задачу: «Южная из этих групп, являюшаяся цен­тром общего фронта, имеет задачу наступать особо сильными танковыми и моторизованными соединениями из района Вар­шавы и севернее ее и раздробить силы противника в Бело­руссии. Таким образом будут созданы предпосьшки для пово­рота мощных частей подв^^ых войск на север, с тем чтобы во взаимодействии с группой армий «Север», наступающей из Восточной Пруссии в общем направлении на Ленинград, уни­чтожить силы противника, действующие в Прибалтике. Лишь после выполнения этой неотложной задачи ... следует присту­пить к операциям по взятию Москвы - важного центра ком­муникаций и военной промышленности».

Этот план действий предполагал, что в первую очередь группа армий должна разбить находящиеся в Бело­

руссии формирования Красной армии, чтобы потом повер-

7

C:UsersAieo?iAppDataLocalTempAspose.Words.091467cf-74ec-47e1-8d18-f57f3a70c968.001.jpeg

C:UsersAieo?iAppDataLocalTempAspose.Words.091467cf-74ec-47e1-8d18-f57f3a70c968.002.jpeg

нуть в северном направлении к озеру Ильмень, в то время как войска, обращенные на восток, должны бьыи остано­виться. Таким образом, должна была остаться свободной русская столица, которая, согласно желанию Гитлера, явля­лась второстепенной целью см. фото.

Сформированная несколько позже группа армий «Центр» летом следующего года выполнила первую часть плана «Бар­баросса». Однако вторая часть этого плана — поворот на се­вер — не бьыа выполнена, так как вместо того, чтобы идти на север, войска бьыи вынуждены свернуть на юг, чтобы дать бой Красной армии под Киевом. Для Москвы времени не оставалось...

Фельдмаршал фон Бок, который бьы офицером Генераль­ного штаба в кайзеровских гвардейских войсках, а с начала Второй мировой войны являлся главнокомандующим груп­пами армий в Польше и Франции, 20 сентября 1940 года по­лучил под свое командование недавно сформированную груп­пу армий «Центр» и в тот же день занял свою штаб-квартиру в Варшаве.

Главнокомандующий отдал следующий приказ своим шта­бам оперативного руководства, строго руководствуясь планом действий:

«Группа армий «Центр», сосредоточив свои главные силы на флангах, раскалывает вражеские силы в Белоруссии. Под- в^^ые соединения, наступающие южнее и севернее Минска, своевременно соединяются в районе Смоленска и таким об­разом создают предпосьыки для взаимодействия крупных сил подвижных войск с войсками группы армий «Север»...».

Группа армий «Центр» бьыа создана к началу военной кам­пании. Она состояла из четырех армий. Командованиям ар­мий (ЛОК) бьыи названы следующие цели:

  1. я танковая группа на севере (генерал-полковник Гот): территория рядом и к северу от Витебска;

9-я армия на севере (генерал-полковник Штраус): переправа через Днепр на территории Полоцка;

  1. я армия в центре (фельдмаршал фон Клюге): переправа через Днепр в окрестностях Могилева;

2-я танковая группа на юге (генерал-полковник Гудериан): территория в окрестностях и к югу от Смоленска.

Это были первые цели, которые главнокомандующие ар­миями и танковыми группами приказали захватить своим командующим войсками генералам и командирам дивизий. Согласно этим самым указаниям 22 июня 1941 года военные силы перешли в наступление.

Бьшо мало что известно о силе противника - Красной армии. Хотя с весны 1940 года самолеты-разведчики посто­янно кружили над территорией Советского Союза, но все равно они практически ничего не могли рассказать о со­ставе военных сил в Восточной Польше и Белоруссии.

у российской стороны, так же как и у немецкой, меЖдУ городом Сувалки и территорией Брест-Литовска находилось три армии под командованием Западного военного округа. 3-я армия была на территории Гродно на севере, 1О-я была расположена вокруг Белостока, а 4-я находилась к востоку от Брест-Литовска. Эти армии включали в себя 45 мотопе­хотных дивизий, 15 моторизованных и танковых бригад (во время первой фазы кампании у российской стороны еще не было танковых дивизий).

Группа армий имела следующее оперативное по­

строение (с юга на север) четыре штаба корпуса, четыре пе­хотные и пять танковых дивизий; три штаба корпуса, семь пехотных дивизий;

четыре штаба корпуса, двенадцать пехотных и одна охранная дивизия; четыре штаба корпуса, пять пехот­ных, одна моторизованная, одна кавалерийская, пять танковых ди­визий, одна дивизия СС и один мо­топехотный полк.

Командование группы армий держало в резерве штаб кор­пуса с двумя пехотными и одной охранной дивизией. Из сле­дующего очерка можно понять, какова бьша расстановка сил с обеих сторон:

«Ведущая группа мотопехотного батальона в 3:45 утра пе­реправляется через реку на надувных лодках, в то время как автотранспорт из разведывательного отряда 1-й дивизии пе­реезжает через неповреЖденный мост. Разрозненно звучат вражеские пулеметные очереди. Следуют первые потери. Обер- лейтенант Йопп, командир 1-й роты 543-го истребитель- но-противотанкового батальона, получает ранение, еще на­ходясь в надувной лодке. Мы очень быстро завоевываем берег. 8-я рота 3-го стрелкового полка, которой командовал обер- лейтенант фон Беккер, бросается через мост и первой оказы­вается на поле по ту сторону Буга. Солдаты группами прибли­жаются к Страдечам. 394-й стрелковый полк берет на себя северную часть деревни и наталкивается на первое слабое со­противление. Вражеские огневые позиции быстро уничтоже­ны. Наступление продолжается. 3-му стрелковому полку, ко­торый должен был захватить южную часть деревни, приходится тяжелее. Железнодорожная станция защищена огневыми точ­ками, ее обороняют русские. Одновременно вражеская артил­лерия обстреливает наши войска. 2-я рота 3-го стрелкового полка (обер-лейтенант Зигельманн) окружает южную часть Страдечей и берет русских под перекрестный огонь. Сопро­тивление сломлено. Спустя три часа после начала наступления первая цель стрелковой бригады находилась уже в немецких руках. 2-я рота 3-го стрелкового полка потеряла двух человек. Шестнадцать получили ранения. Деревня уничтожена. Два­дцать русских оказалось в плену у стрелков. Советские люди полностью сбиты с толку».

Так прошли первые мины новой военной кампании со­гласно докладу дивизии, действовавшей на южном крыле группы армий. Так же как и здесь, повсюду шли вперед не­мецкие роты, батальоны, полки и дивизии. Пограничники русских застав по большей части были захвачены врасплох и взяты в плен. Сопротивление вначале формировалось очень медленно и довольно хаотично. Смелые офицеры и комис­сары порой драконовскими методами заставляли солдат про­должать борьбу.

Высшее руководство Красной армии очень медленно реа­гировало на события, происходящие на фронте, в первые часы и дни войны. Хотя еще прошлой ночью в 00:30 по радио был получен приказ из штаб-квартиры в Москве:

«Все боевые части привести в боевую готовность!»

В эти ранние воскресные часы превосходство немецких сил бьыо просто огромным. В течение первой половины дня со­ветской стороне удалось создать единое сопротивление. По­граничные батальоны использовали ручные гранаты и холодное оружие. Ввиду этого совершенно неожиданно вспыхнувшего

сопротивления ударная группа в обмундировании защитно­го цвета была вынуждена залечь, чтобы дождаться подкре­пления.

Передовые отряды моторизованных военных частей пере­ходили через пограничную реку и через дебри лесов, нахо­дящихся на границе. Местами им удавалось прорвать погра­ничные блокады, застать врага врасплох и освободить себе путь на восток. Затем неожиданно появился очень сильный вражеский союзник, которого немецкие офицеры и солдаты, уже имеющие опыт участия в военных кампаниях, не при­няли всерьез. Этим российским союзником оказалась мест­ность со всеми ее дремучими лесами, болотами и песчаными дорогами см. фото.

Вскоре после переправы через Буг к югу от Брест-Литовска наступающая на юге 2-я танковая группа наткнулась на огром­ный песчаный участок. Там застряли все транспортные сред­ства, в том числе и тяжелые танки. В такую же ловушку на севере угодила 3-я танковая группа, которая после прохож­дения территории, покрытой дремучими лесами, встретила неожиданно сильное вражеское сопротивление. Одна только 7-я танковая дивизия — во время Западной кампании полу­чившая прозвище «дивизия-призрак» — в первый день кам­пании потеряла половину всех своих транспортных средств.

Да и обе пехотные армии продвигались вперед не так бы­стро, как ожидало их командование. Крепость Брест-Литовск, которую 22 июня хотели взять штурмом при поддержке люфт­ваффе и тяжелого реактивного миномета, отбивала все атаки солдат из Восточного Бранденбурга. В тот день базирующаяся там 45-я пехотная дивизия потеряла 311 человек. Люди по­гибли во время сражения.

Той ночью на фронте, где сражалась группа армий не было покоя. Горели деревни, через которые уже прошли немецкие войска. Пламя вздымалось высоко над дремучи­ми лесами. Войска бьши изнурены. Снабжение не поступало. Тьшовые службы находились далеко позади. Продовольствие с родины не поступало, так как бедное население страны го­лодало.

Той ночью командование группы армий подвело первый итог: граница бьша пересечена на всех участках и моторизо­ванные передовые отряды прошли на 45 км в глубь страны. Наиболее успешным бьшо наступление 3-й танковой группы под командованием генерал-полковника Гота: группа пере­

секла Неман и обошла 3-ю советскую армию на севере. Та­ким образом, бьт вбит клин между советскими Западным и Северо-Западным фронтами.

Во второй день войны главная роль в наступлении перешла ко 2-й танковой группе генерал-полковника Гудериана, сра­жавшейся на внешнем правом фланге. XXIV моторизован­ный армейский корпус под командованием генерала танковых войск барона Гейра фон Швеппенбурга ворвался в Кобрин, где находилась штаб-квартира 4-й советской армии. Он раз­бил сражающийся там 14-й механизированный советский кор­пус (от 107 вражеских танков остались лишь горящие облом­ки) и на 150 км продвинулся в глубь России.

На севере, как и на юге, был совершен прорыв через россий­ский фронт, в то время как пехотные дивизии 4-й и 9-й армий остались позади. 3-я танковая группа прошла через Неман на восток, захватила Гродно, заблокировала сильные вражеские силы в местности, покрытой лесами и болотами, под назва­нием Пуцка-Рудника, а 24 июня захватила прежнюю литов­скую столицу Вильну. Население радостно встречало солдат в форме защитного цвета.

С боем была пробита дорога на восток! Казалось, что у тан­ковой дивизии больше нет врагов!

ОКВ включилось в руководство военными действиями групп армий именно на этом этапе. Находившиеся в ставке фюрера в Восточной Пруссии Гитлер и его генералы внезапно очень испугались протяженности российских территорий. Они не хотели больше операций по захвату территорий, они настаивали, что необходимо выполнять первую директиву во­енной кампании: «3-я танковая группа во взаимодействии с 9-й армией прорывает вражеские пограничные укрепления севернее Гродно, стремительно продвигается в район севернее Минска и во взаимодействии с наступающей с юго-запада на Минск 2-й танковой группой создает предпосылки для уни­чтожения сил противника, находящегося между Белостоком и

Ответственным за дальнейшее продвижение обеих танко­вых групп стал фельдмаршал фон Клюге — военачальник, ко­торый еще во время Первой мировой войны получил опыт стратегического руководства.

Советское руководство очень скоро узнало о провале своих армий в Восточной Польше. Маршал Тимошенко отправил в Минск новое командование 13-й армии. Эта армия получила

приказ любыми доступными средствами предотвратить по­ражение армий Западного фронта.

Тем временем обе танковые группы продвинулись в глубь страны на 200 км. В то время как в ночь на 25 июня острие тан­кового клина 3-й группы достигло автомагистрали Минск- Москва, танковая дивизия под командованием генерал-пол­ковника Гудериана отвоевала для себя свободу передвижения по автомагистрали Брест-Литовск-Смоленск.

Таким образом, обе танковые группы окружили главные силы Западного фронта на территории Белостока!

Ударившая до этого танковая дивизия с трудом завершила окружение. Поэтому 25 июня О^Х отдало приказ танковым группам остановиться, а следовавшим за ними пехотным диви­зиям — как можно скорее подтянуться к передовым группам.

Пехотинцы — в особенности солдаты 4-й армии — в про­шедшие дни уже совершили значительный переход. Их путь осло^^ся жарким солнцем и сухими и пьшьными дорогами.

Простые пехотинцы бьши уже более 48 часов на ногах без сна. Покой первых ночей кампании нарушали горящие леса, стрельба на сторожевых постах и шум на путях подвоза. Как только около 3 часов утра первые бледные лучи солнца осве­тили восточный горизонт, раздался крик: «Подъем! Вперед!» Атаки в последнюю неделю июня были просто зверскими. Люди шли по незнакомой стране, сопротивление противни­ка было очень слабым, зато местность все больше и больше привлекала внимание на себя. Лошади больше не могли идти вперед, многие из них просто вьщохлись. Люди из последних сил боролись с жаркими лучами солнца и усталостью.

В тот самый день 25 июня О^Х настояло на том, что, пре­жде чем танковые дивизии продолжат наступление, необхо­димо зачистить котел к востоку от Белостока. Поэтому 2-я и 3-я танковые группы должны бьши придерживаться приказа высшего руководства и ждать, пока подтянется пехотная ди­визия.

Между тем маршал Тимошенко приказал своим войскам, находившимся в окружении, собраться с силами для решитель­ного прорыва. Русские полки, батальоны и роты с неслыхан­ной решимостью и полным презрением к смерти предприняли попытку прорваться через пехотные дивизии, окружившие их.

Вся сила и мошь советского удара преимущественно при­шлась на VIII армейский корпус (командующий — гене­рал артиллерии Хейц) к северо-западу от Новогрудка и на

УП моторизованный армейский корпус (генерал тан­ковых войск Лемельзен) на территории Слонима.

Ввиду этой тяжелейшей ситуации ОКХ ввело в бой новый АОК. Это был АОК 2-й армии под командованием генерал- полковника барона фон Вейхса, который должен был отве­чать за участок Белосток—Новогрудок. В то время как АОК 4-й и 9-й армий были ответственны за то, чтобы пехотные дивизии как можно быстрее добрались до находившихся у Минска танковых групп.

Следующий день принес немецким руководителям уверен­ность в том, что вражеская попытка прорыва была довольно бессвязна, да и плана, судя по всему, у русских никакого не было. У русских появились первые признаки дезорганизации, и немецкие сторожевые посты все чаще докладывали о пере­бежчиках.

Поэтому в первой половине дня 26 июня командование группы армий отдало приказ о том, чтобы обе танковые груп­пы как можно скорее добрались до Минска, с целью закрыть окружение вокруг формирований советской армии.

В тот же самый день практически одновременно с севера на Минск наступали 12-я (генерал-майор Харпе) и 20-я тан­ковые дивизии (генерал-лейтенант Штумпф), а с юга им на­встречу направлялась 17-я танковая дивизия (генерал-майор фон Вебер). Таким образом, был построен второй круг окру­жения. 27 июня солдаты из 12-й танковой дивизии подняли в Минске военный флаг Третьего рейха.

Фланговое прикрытие этой операции могло носить лишь номинальный характер, в связи тем что просто не хватало сил, чтобы прикрыть эти растянутые фланги. Поэтому на север была отправлена 20-я мотопехотная дивизия (генерал-майор Цорн), а фланговое прикрытие на юге в районе Слуцка было поручено 3-й танковой дивизии (генерал-лейтенант Модель). Прочитав доклад этой берлино-бранденбургской дивизии, мож­но понять, насколько тяжел бьш этот бой, происходивший В 300 км к востоку от границы рейха: «Когда танки проходят эти опасные места, а за ними следуют стрелки, саперы, зенитчики и артиллеристы, лесная местность около Калисты становится более оживленной. Как по команде из непроходимых зарослей раздается яростный огонь из пулеметов и карабинов. Стрелки бросаются из машин в укрытия. Проходят минуты, кажущие­ся бесконечными. Сзади появляются несколько танков. Это передовой отряд 6-го танкового полка. Осторожно танки вы­

ходят на окруженную лесом дорогу. На них ¦тут же сыплется град пуль, которые отскакивают от их стальных боков. Гене­рал-лейтенант Модель находится в центре этой группы. Он стоит в своей открытой машине и пытается оттуда органи­зовать слаженную оборону. Он подзывает к себе командира первого батальона 394-го стрелкового полка. Подойдя к гене­ралу, майор Кратценберг оседает, получив тяжелое ранение. Тогда командование принимает гауптман Ортс. И он падает, получив две пули в живот. Вскоре он умирает в дивизионном медицинском пункте. Командование батальоном принимает обер-лейтенант барон фон Вертхерн. Врага не видно, однако яростный огонь не прекращается. Обер-лейтенант фон Верт­херн приказывает: «Примкнуть штыки!» и «Вперед! Вперед!». Сражение с хорошо укрывшимся противником велось с боль­шим ожесточением с обеих сторон. Каждый пригорок, за ко­торым укрылся русский, приходилось штурмовать. Враг ока­зывал ожесточенное сопротивление, а уничтожить его можно было либо в ближнем бою, либо при помощи ручных гранат. Вскоре и лес Калисты оказывается в руках первого батальона 394-го стрелкового полка. Это большой успех, потребовавший огромных потерь. Лейтенант Берг, лейтенант Небель и лейте­нант Блей пали во время сражения. Лейтенант Ружмон по­лучает опасное ранение в живот, через несколько часов уми­рает и он. У капитана медицинской службы доктора Марра очень много

28 июня позади так далеко продвинувшихся танковых ди­визий окончательно закрылся круг вокруг Белостока. Линия фронта была следующей:

Командование группы армий могло использовать лишь до этого момента находившиеся в резерве формирования, чтобы хоть как-то разрядить напряженную ситуацию вокруг котла и находящихся немного впереди танковых дивизий. На юг было приказано отправляться LШ армейскому кор­пусу, а мотопехотный корпус был отправлен ему вслед.

Сражение к востоку от Белостока в густом лесу унесло жиз­ни многих немецких солдат. Это были первые потери с не­мецкой стороны, которые показали, что новая военная кам­пания не будет «цветочной войной», как год назад против Франции. Сейчас все было иначе. Пехотные дивизии дол­жны были смириться со значительными потерями. Вот не­сколько примеров: 78-я пехотная дивизия потеряла 340 солдат, 292-я пехотная дивизия — 550 солдат, 263-я пехотная диви­зия — 650 солдат, 137-я пехотная дивизия — почти 700 че­ловек.

Вот что впоследствии рассказал один из рядовых артилле­рии: «Начинается сражение. Трудно описать, что происходит. По широкой дуге русские пытаются нас окружить. Нас совсем немного. Мы снова и снова смыкаем ряды... Русские все бли­же и ближе подходят к нашим орудиям. Мы думали, это ко­нец. Внезапно стоящая за нами седьмая батарея делает при­цельный выстрел. Заряд попадает ровно в центр идущего на нас противника. Это было спасение!.. »

Сражение между Белостоком, Минском и Новогрудком закончилось в конце июня. 28 июня советское Верховное военное командование назначило новым командиром войск Западного фронта бывшего командующего 1-й армией Даль­невосточного фронта генерал-лейтенанта Еременко. В тот же день Еременко приказал своим войскам:

«Удерживайте Березину и обороняйтесь! Ни шагу назад!»

Спустя два дня закончилось сражение к востоку от Бело­стока. Лишь несколько целых вражеских соединений остава­лось на участке Новогрудок—Волковыск. Только после того, как стабилизировалась ситуация на немецком фронте обо­роны, сражение завершилось. Это произошло в первую не­делю июля. 8 июня фельдмаршал фон Бок в своей штаб- квартире, расположенной в городе Барановичи, выпустил следующий приказ:

 

C:UsersAieo?iAppDataLocalTempAspose.Words.091467cf-74ec-47e1-8d18-f57f3a70c968.004.jpeg

Бои по уничтожению окруженных в районах Белостока и Минска сил противника закончились. В этих боях войскам группы армий противостояли три армии русских в составе примерно 32 стрелковых, 8 танковых и 6 мотомеханизиро­ванных бригад и 3 кавалерийских дивизий. Из них разбиты 22 стре.1УКовые дивизии, 7 танковых и 6 мотомеханизирован­ных бригад и 3 кавалерийские дивизии.

Боеспособность даже тех формирований, которым удалось избежать окружения, была здорово ослаблена.

Потери врага очень высоки. Количество военнопленных и трофеев на вчерашний день составляло — 287 704 военно­пленных, 2585 танков, 1449 орудий, 246 самолетов...»

Танковые группы уверенно продолжили свой путь на вос­ток, когда еше звучали последние выстрелы между Белостоком и Минском. 3-я танковая группа получила приказ отправить­ся из Минска на северо-восток, чтобы установить связь с пра­вым флангом группы армий «Север» на Дюне (Западная Дви­на). А в то же самое время 2-я танковая группа должна была отправиться к Днепру.

Фельдмаршал фон Клюге, командовавший обеими танко­выми группами, хотел остановить наступающие дивизии, что­бы снова дождаться пехотные корпуса. Между тем передовые отряды обеих танковых групп уже построили предмостные укрепления через Дюну и Днепр. Генерал-полковник Гудериан направил свой армейский корпус через Бобруйск к Мо­гилеву. К концу месяца 3-я и 4-я танковые дивизии заняли вос­точный берег реки Березины. Боевые машины 6-го танкового полка вброд перешли Друть. Боевая группа 3-го и 394-го стрел­ковых полков штурмом взяли Рогачев и там перешли широкий Днепр.

Второй моторизованный армейский корпус —

направлялся из Барановичей в Минск и атаковал по обе стороны автостраду Минск—Смоленск—Москва (позже ав­тострада № 1) в направлении Смоленска. Идущая впереди 18-я танковая дивизия (генерал-майор фон Неринг — один из первых руководителей молодого немецкого танкового во­оружения) сумела врукопашную взять неповрежденный мост через Березину в районе Борисова и подошла к западной ча­сти Смоленска.

Все происходило на автостраде Минск—Смоленск, мож­но понять из письма офицера пехоты своим родителям:

«Шоссе совершенно прямое на много километров, одна­ко местами покрытие очень плохое и разбитое. Двигаться по нему страшно.

Туда-сюда ходят грузовые автопоезда, машины ОКХ и прочие возможные транспортные средства. Во второй по­ловине дня появляются первые машины с пленными.

Пейзаж все время один: обширные равнины, большие ржа­ные поля с несколькими небольшими крестьянскими двора­ми, леса и ветряные мельницы см. фото.

Солнце беспощадно ^жет. Все вокруг покрыто пьшью. За­пыленные темные лица с впалыми глазами. На дороге повсю­ду стоят подбитые танки, валяются орудия, по обе стороны шоссе множество воронок от бомб и гранат.

Мы и наши лошади совершенно без сил. Конец бли­зок... »

Такова бьша ситуация для пехотных дивизий, которых мо­торизованные боевые группы давно обогнали. И был лишь слышен шум колонн, везущих горючее. Танковые дивизии шли вперед через вражеские ряды в духе старых кавалерий­ских полков и атаковали без оглядки на фланговое прикрытие. После чего русские смыкали свои ряды, и сильно страдающие от множества лишений пехотные полки должны были про­биваться через сильное вражеское сопротивление, через пыль и песок, болота, леса и степи.

Находящаяся на севере между Минском и Молодечно 3-я танковая группа генерал-полковника Гота продолжила свое движение на северо-восток. Здесь XXXIX мотопехот­ный корпус (генерал танковых войск Шмидт) своими 7-й и 20-й танковыми дивизиями сумел достичь Березины у Ле- пеля и перейти ее. Соседний LVI мотопехотный корпус (ге­нерал танковых войск Кунцен) отправил свою 18-ю мото­пехотную дивизию (генерал-майор Херрлейн) на Полоцк, а 19-ю (генерал-лейтенант фон Кнобельсдорф) — к Десне.

Прежде всего, здесь осталась 3-я танковая группа, так как маршал Тимошенко сильно укрепил участок между Полоц­ком и Оршей и отправил туда новые армии. Только здесь было расположено четыре российские армии — 19-я (генерал-лей­тенант Конев, позже получивший звание маршала), 20-я (ге­нерал-майор Курочкин), 21-я (генерал-лейтенант Ефремов) и 22-я (генерал-майор Ершаков). А 16-я армия под командова­нием генерал-лейтенанта Лукина, находившаяся к западу от Смоленска, считалась резервной.

22

 

C:UsersAieo?iAppDataLocalTempAspose.Words.091467cf-74ec-47e1-8d18-f57f3a70c968.006.jpeg

В первые дни июля советское руководство ввело в дей­ствие новый вид вооружения. Ведь первое время ничто не могло противостоять возможностям немцев. Около Борисова первая советская моторизованная стрелковая дивизия атако­вала, используя совершенно новый тип вооружения, о кото­ром до того момента немецкая разведка не имела ни малей­шего представления. Речь идет о Т-34, которому в следующие недели войны суждено было стать настоящим кошмаром для пехотинцев, в то время как самому Т-34 дать отпор могло лишь 8,8-см зенитное орудие.

Таким образом, на северном участке группы армий фронт замер. Центр ушел уже далеко на запад, и снова остановилось наступление на юг. 2-я танковая группа почти дошла до Жло­бина, но дальше пройти не смогла, так как ей навстречу вы­ступили внезапно советские танковые и пехотные силы. Мож­но судить о том, насколько тяжелым выдалось сражение, по докладу одной из танковых дивизий: «Четвертая рота 6-го тан­кового полка (обер-лейтенант Бродовски) быстро выезжает на дорогу, которой нет ни на одной карте, которая, однако, ведет прямиком на Жлобин. Роте приходится прорываться через сплошной огонь, потому что уклониться все равно нет воз­можности. Так что лишь танк за танком выезжают под все усиливающийся оборонительный град снарядов. Русские ору­дия едва можно рассмотреть, даже несколько танков замаски­ровалось в высоких кукурузных полях, и их выстрелы с корот­кого расстояния попадают в четвертую роту 6-го танкового полка. Первый танк застревает, второй наезжает на мину, сле­дующие три — подбиты русским танком. Пехота остается сза­ди и пытается помешать врагу пройти вперед при помощи дальнобойных артиллерийских орудий. Русские сосредотачи­вают свой оборонительный огонь на подбитых танках четвер­той роты 6-го танкового полка. С утра у четвертой роты было 13 танков. Теперь же один за другим они превращаются в гору обломков. Лейтенант фон Ведель погиб, вскоре после этого та же участь настигла и лейтенанта Бюззе. Командир роты бьш серьезно ранен. Спустя несколько дней обер-лейтенант Бро­довски умирает от полученных ожогов. Вместе с ним погибло 22 унтер-офицера и рядовых. 36 человек получили серьезные ранения. Лишь 3 танка увезли четвертую роту 6-го танкового полка с этого бала

К счастью, 4-я дивизия (генерал-майор барон фон Лангер- ман унд Эрленкамп) смогла пересечь Днепр к северо-востоку

24

C:UsersAieo?iAppDataLocalTempAspose.Words.091467cf-74ec-47e1-8d18-f57f3a70c968.007.jpeg

от Бобруйска и захватить территорию на востоке. Таким об­разом, на этом участке было остановлено новое советское на­ступление.

Гораздо хуже ситуация была на южном фланге группы ар­мий, так как сражавшаяся там 2-я армия под командованием барона фон Вейхса ударила в пустоту.

Во время своего стремительного наступления на восток в первые три недели военной кампании группа армий «Центр» захватила большую территорию. Однако группа армий «Юг» под командованием фельдмаршала фон Рундштедта на своем северном фланге продвинулась не так далеко. Здесь заболо­ченные и поросшие лесом Припятские болота вдавались кли­ном в северный фланг 6-й немецкой армии фельдмаршала фон Рейхенау, который не мог тягаться с фанатичным сопро­тивлением 5-й советской армии.

Командование 2-й армии должно было позаботиться о том, чтобы защитить день ото дня все увеличивающийся юж­ный фланг группы армий «Центр». Решение этой задачи по­ручили армейскому корпусу (под командованием генерала пехоты Хенрици), который попытался как можно скорее занять участок между Бобруйском и Слуцком. 35-е ко­мандование (генерал-лейтенант Кемпфе) своими обеими пе­хотными дивизиями пошло в лоб через обширные Припят­ские болота.

В первую неделю июля на общем фронте группы армий «Центр» дело до^о до тяжелых и зат^^^к сражений, во время которых приходилось сдавать врагу ранее завоеванные нами земли. В конце концов, благодаря гибкости руководства, пре­восходству военной техники и боевому опыту солдат немецкие формирования победили. Путь вперед продолжался!

3-я танковая группа прорвала советский фронт и направи­лась прямиком к Дюне. Пролив около Себежа был перейден вброд. 8 июля к западу от Витебска разместилась 20-я танко­вая дивизия. Это была первая дивизия танковой группы, ко­торая переча Дюну около Уллы. Спустя два дня 7-я танковая дивизия перешла Дюну и заняла Витебск.

Группа армий «Центр« была близка к тому, чтобы захва­тить свою первую оперативную цель: Смоленский мост!

В первую неделю июля две оставшиеся группы армий — группа армий «Север» под командованием фельдмаршала Риттера фон Лееба и группа армий «Юг» под командовани­ем фельдмаршала фон Рундштедта — находились еще очень далеко от своих оперативных целей. В конце концов ситуа­ция оказалась следующей: группа армий «Центр» одна на­правлялась на восток в глубь страны, не имея при этом со­ответствующей связи и флангового прикрытия.

Ситуация условдась, и О^Х это понимало. Советскому руководству удалось не только остановить отступление сил Красной армии, но и усилить ее. Руководитель Генерально­го штаба армии генерал-полковник Гальдер 12 июня написал в своем дневнике: «Я вовсе не придерживаюсь мысли о не­обходимости ускорить наст^тение 2-й и 3-й танковых групп в восточном направлении. Мне представляется, что Готу на­верняка придется направить значительную часть своих сил на север, чтобы ударить в тыл вновь появившейся 19-й ар­мии и невельской группе, а Гудериану — повернуть на юг с целью окружения новой группировки противника на его юж­ном фланге, а возможно, и продо^кить наступление далее на юг до Киева... »

В середине июля о Москве уже никто даже не заговари­вал...

 

Последнее обновление 15.11.10 23:37  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Армия и оружие: Фото бронетехники

Rambler's Top100


Популярное

Объявления

http://armia.isgreat.org/images/stories/Aspose.Words.d58e9644-a8da-484e-8126-0dbb8375c049.001.jpeg

Основной боевой танк T-80

Хоть к концу 1960-х годов Советская Армия распола­гала самой передовой для своего времени бронетанко­вой техникой ( бронетехника ) , а принятый на вооружение в 1967 году танк Т-64 по основным боевым показателям заметно превосходил зарубежные аналоги - оружие М60А1, «Leopard» и «Chieftain», начало совместной работы танкостро­ителей США и ФРГ над созданием основного боевого танка нового поколения (проект МВТ 70) подтолк­нуло советских специалистов к созданию новой, еще более совершенной боевой техники (см. фото).

 

Читать полностью...
Мобильные 19 дюймовые шкафы. . bestoffice.ru Заказ такси новая волна, новые машины. . taxi-pilot.ru Журнал о деревообработке. indexbox.ru