АРМИЯ И ОРУЖИЕ:

Битвы и сражения, танки, сау, бтр, бронетехника второй мировой войны. Фото.

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер

Блокада Ленинграда: Цель — Ленинград

E-mail Печать PDF

 

Блокада Ленинграда: Цель Ленинград

   После начала операции «Барбаросса», как было названо немецкое вторжение в Советский Союз, Красная армия потерпела ряд тяжелых поражений в приграничных районах страны. На севере танки Лееба уже мчались к Ленинграду, а военные и гражданские руководители города отчаянно пытались организовать его оборону.

   План Адольфа Гитлера по завоеванию Советского Союза, получивший название «Барбаросса», был изложен в директиве № 21 от 18 декабря 1940 года. Перед вермахтом были поставлены три цели: захватить Ленинград, Москву и Киев. По плану «Барбаросса» три  группы армий должны были нанести удары
одновременно, чтобы охватить, окружить и уничтожить основные силы советских войск в приграничных районах и не дать «боеспособным частям противника отойти в глубь огромных пространств России». Группы армий «Север» и «Центр» должны были нанести основной удар на Ленинград и Москву севернее Припят-
ских болот, а группа армий «Юг» — на Киев, южнее их. Уничтожив армию противника в Белоруссии, группа армий «Центр» должна тбыла помочь группе армий «Север» захватить Ленинград и Кронштадт. «Только после выполнения этой первостепенной задачи, — говорилось в директиве, — можно будет начинать операцию по захвату Москвы»1Группа армий «Север» фельдмаршала Риттера фон Лееба должна была наступать на Ленинград, уничтожить советские войска в При-
балтике и захватить город на Неве. Группа армий Лееба включала в себя 16-ю и 18-ю армии и 4-ю танковую группу. Всего в нее входило шесть армий и два моторизованных корпуса, подкрепленные тремя окруженными дивизиями. Один армейский корпус находился в резерве (см. приложения, в которых указан состав войсковых соединений)2.4-я танковая группа генерал-полковника Эриха Хёпнера, включавшая в себя 51-й моторизованный кор­пус генерал-полковника Ганса Рейнхардта и 56-й моторизованный корпус генерал-полков­ника Эриха фон Манштейна, шла впереди, взламывая оборону противника3. 18-я армия генерал-полковника Георга фон Кюхлера и 16-я армия генерал-полковника Эрнста Буша, имевшие в своем составе по три армейских корпуса каждая, должны были наступать на флангах и по следам танковой группы4. Лееб оставил 23-й армейский корпус в резерве и мог, если бы возникла такая необходимость, пустить в бой 50-й армейский корпус, развернутый в секторе его действий в качестве резерва Вер­ховного командования (ОКХ). Таков был со­став участников, начавших гигантскую битву за Ленинград.

Сильной и опытной группе армий Лееба противостоял Особый Прибалтийский воен­ный округ, которым командовал генерал-пол­ковник Ф.И. Кузнецов. 8-я и 11-я армии и 3-й и 12-й механизированные корпуса этого округа обороняли северо-западное стратегическое на­правление. Сильные на бумаге, войска Кузне­цова страдали теми же недостатками, что и вся Красная армия накануне войны: их реор­ганизация, обучение и оснащение новым ору­жием еще не завершились5. Приказы Сталина помешали округу вовремя мобилизоваться и организовать оборону. Группа армий «Север» в течение нескольких недель сокрушила его оборонительные линии на подступах к Ленин­граду. Вскоре они стали прифронтовой зоной.

Кузнецов пытался претворить в жизнь свой план обороны, но в условиях яростного и стре­мительного наступления немцев действовал скованно и непродуманно. Он пытался кон­тратаковать, но не добился успеха, и 25 июня его 8-я и 11-я армии в беспорядке отступили

 

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image10.jpeg

Погрузив в поезд свое оружие, солдаты ве­село позируют перед камерами в дверях вагона. Пройдет со­всем немного време­ни, и фронт окажется на расстоянии корот­кого пешего перехода от казарм, где они размещались. Не многие из этих солдат останутся в живых после первых же стычек с немецкими захватчиками

 

на север, к Западной Двине. Только что соз­данная советская Ставка торопливо пыталась создать новые оборонительные линии в тылу, приказав Кузнецову оборонять берега Запад­ной Двины силами сильно потрепанных в боях 8-й и 11-й армий и свежих 22-й и 27-й армий и 22-го механизированного корпуса. Однако 27-я армия не смогла вовремя занять отведен­ную ей оборонительную позицию, и 56-й тан­ковый корпус Манштейна 26 июня захватил плацдарм на Западной Двине. Лишившись последней оборонительной позиции на северо­западном направлении, Кузнецов отвел свою 8-ю армию на север, к Эстонии, а 11-ю и 27-ю армии — на восток, оставив подступы к Ленинграду со стороны Пскова и Острова неза­щищенными''. Поняв, что оборонительную ли­нию на Западной Двине удержать невозможно, Ставка 29 июня приказала Кузнецову закре­питься на бывшей линии Сталина (идущей от Пскова к Острову), но Кузнецов не сумел сде­лать это вовремя. Линия Сталина представля­ла собой систему фортификационных соору­жений, которые были построены вдоль совет­ско-польской границы, существовавшей до 1939 года. После советского вторжения в Поль­шу в сентябре 1939 года, когда граница ото­двинулась на запад, она во многом утратила свое значение. Ее частично разобрали, а обору­дование сняли, чтобы использовать при строи­тельстве новых фортификационных сооруже­ний на повои границе. Тем не менее командова­ние создало на этой линии укрепленные районы, и иа некоторых участках — на юго-западе, на­пример, — она сохранила часть своей оборони­тельной мощи)'. 41-й танковый корпус Рейн- хардта 30 июня захватил переправы через Западную Двину, которые обороняла 8-я ар­

мия, а 56-й танковый корпус Манштейна рас­ширил свой плацдарм в Даугавпилсе.

Понимая, что надвигается катастрофа, Став­ка 30 июня перетасовала кадры высшего коман­дования фронтом, заменив Кузнецова генерал- лейтенантом Собенниковым, который до этого командовал 8-й армией, и назначив генерал- лейтенанта Ф.С. Иванова на место Собеннико- ва. В то же самое время начальником штаба при Собенникове стал генерал-лейтенант Н.Ф. Ва­тутин, заместитель начальника Генерального штаба, сыгравший огромную роль в подготовке советских довоенных оборонительных планов. Он вступил в должность 4 июля. Ватутину было приказано любой ценой восстановить на Северо- Западном фронте порядок и остановить не­мецкое наступление. Тем временем ОКХ при­казало Леебу начать из Пскова наступление на Ленинград и Ладожское озеро, чтобы взять город в кольцо. 4-я танковая группа Хёпнера должна была наступать на север или северо- восток от Пскова, а пехота Кюхлера и Буша должна была выбить советские войска из Эсто­нии и с балтийского побережья, а также защи­тить правый фланг Хёпнера от атак с Невеля. Через несколько часов Хёпнеру было также приказано захватить территорию между Вели­кими Луками и озером Ильмень, но не про­двигаться дальше без особого приказа.

Наступление группы армий «Север»

Танковая группа Хёпнера начата свое насту­пление 2 июля. 41-й моторизованный корпус Рейнхардта 4 июля взял Остров, а 8 июля — 11сков, сокрушив советскую оборону на линии Сталина и вторгшись на территорию Ленин­

 

       

градской области. Южнее 56-й моторизован­ный корпус Манштейна 3 июля захватил Резек- не, но потом застрял на несколько дней, пытаясь форсировать болота, что заставило Хёпнера передать 3-ю моторизованную дивизию Ман­штейна корпусу Рейнхардта. Одновременно с этим 18-я армия Кюхлера вторглась в Латвию, отбросив ослабленную в боях 8-ю армию Ива­нова, и оказала поддержку танкам Рейнхардта, идущим на юг. 16-я армия Буша оказывала под­держку бронированным войскам Манштейна и защищала правый фланг группы армий. К 6 июля битва в приграничном районе завер­шилась. Группа армий Лееба и танки Хёпнера опрокинули все планы советской Ставки, ка­сающиеся мобилизации и обороны, полностью разгромили Северо-Западный фронт Кузнецо­ва и продвинулись к северо-востоку, прорвав линию Сталина. Теперь группа армий Лееба поставила под угрозу уничтожения Северный фронт Попова и сам великий город Ленинград.

Попов и его Военный совет прекрасно осо­знавали эту угрозу, поэтому 25 июня они при­няли предложенный генералом Пядышевым план создания новой оборонительной линии вдоль реки Луга и назначили его командующим этой линией. Но не только это тревожило По­пова — враг угрожал его фронту от Карелии на севере до Балтийского побережья. Балтий­ский флот в это время покидал Таллин8.

Группа армий Лееба возобновила свое на­ступление 9 июля. Пока 18-я армия Кюхлера очищала от советских войск Курляндию, Лат­вию и Эстонию, 41-й моторизованный корпус Манштейна шел к озеру Ильмень, а 16-я армия Буша защищала его правый фланг. Веря в то, что Красная армия уже разгромлена, Гитлер и генерат Франц Гальдер, начальник штаба ОКХ, решили оставить 3-ю танковую группу в груп­пе армий «Центр» и передать группе армий «Север» только ее 39-й моторизованный кор­пус, что и было сделано 12 августа9.

Советская оборона была, мягко говоря, весьма шаткой. 8-я армия Северо-Западного фронта обороняла Южную Эстонию, а 11-я и 27-я армии отступали от того, что осталось от линии Сталина. Хотя в задачу Собенникова входила защита подступов к Ленинграду и Таллину, в его фронте существовал большой разрыв, а в большинстве уцелевших дивизий насчитывалось менее 2 тысяч человек. 4 июля Жуков отдал приказ Северному фронту Попо­ва «немедленно занять оборонительную линию вдоль фронта Нарва—Луга—Старая Русса— Боровичи», чтобы защитить подходы к Ленин­граду с юга. Чтобы усилить Северный фронт, Жуков 28 июня подчинил ему Балтийский флот, а 14 июля — 8-ю армию10.

Попов ответил на приказ Жукова от 6 июля формированием и развертыванием Лужской оперативной группы (ЛОГ), командующим ко­торой был назначен генерал Пядышев11. Когда 9 июля первые соединения ЛОГ заняли эту ли­нию, она состояла из 41-го стрелкового корпуса с четырьмя стрелковыми дивизиями, двух от­дельных стрелковых дивизий, одной горно­стрелковой бригады, трех дивизий народного ополчения и нескольких соединений курсантов военных училищ12. В течение следующей неде­ли через линию просочились дополнительные части и расположились позади слабого вой­ска Пядышева. 21-я и 24-я танковые дивизии 10-го механизированного корпуса находились в резерве фронта. Управление сооружения ты­ловой линии Северного фронта 29 июня при­ступило к строительству Лужской линии, ос­тановив все работы по сооружению фортифи­каций в Ленинграде13. Линия протягивалась от Нарвского залива до озера Ильмень с разрывом от Луги до Красногвардейска, через который

Одной из характерных особенностей советских городов была общественная система радиовещания, которая компенсировала отсутствие личных радио­приемников. Эта группа людей, среди которых оказался и моряк Балтийского флота, внимательно слушает речь Молотова, в которой он сообщил о том, что Германия напала на Советский Союз

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image11.jpeg

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image12.jpeg

могли отступать части Северо-Западного фронта. Позади первой линии, примерно в 20—30 километрах от Ленинграда, распола­гался второй, «внешний обвод» укреплений, основу которого составил Красногвардейский укрепрайон, протягивавшийся от Петергофа через Красногвардейск до Колпина.

Третья линия, составлявшая оборонную ли­нию внутри города, протягивалась вдоль желез­ной дороги от Автова до села Рыбацкое на Неве. Впрочем, все эти линии были очень слабо укре­плены. 29 июня Ставка одобрила предложение Попова о создании дивизий народного ополче­ния (ДНО), которые должны были образовать необходимые силы обороны. 13 течение несколь­ких дней Северный фронт приступил к форми­рованию этих дивизий и немедленно отправлял их на фронт. Ополченцы занимали недостроен­ные, плохо защищенные оборонительные со- 26 оружения и готовились встречать врага.

Вся эта бурная деятельность по созданию обо­ронных сооружений, которые должны были защитить Ленинград, отражала и, в свою оче­редь, усиливала стремление Сталина улучшить командование Красной армией и контроль за ее действиями. Между 30 июня и 10 июля был создан Государственный Комитет Обороны, а потом и Ставка Верховного Главнокомандова­ния, чтобы контролировать военные операции из Центра14. 10 июля Сталин также приказал

 

Народному комиссариату обороны (НКО) ор­ганизовать командование северо-западного на­правления для координации действий Север­ного и Северо-Западного фронтов, а также Се­верного и Балтийского флотов. Руководителем этого органа Сталин назначил Маршала Совет­ского Союза К.Е. Ворошилова, членом Военно­го совета (комиссаром) при нем A.A. Жданова, секретаря ЦК КПСС и руководителей ленин­градской компартии, начальником штаба — генерал-майора М.В. Захарова.

Осаждаемый с севера и юга наступлением немецких войск, Ворошилов 13 июля реоргани­зовал командование главными силами, воевав­шими юго-западнее Ленинграда. Он подчинил потрепанную в боях 8-ю армию и 41 -й стрелко­вый корпус 11-й армии командованию Север­ного фронта, чтобы остановить немецкое насту­пление на Ленинград. 8-я армия должна была оборонять Эстонию, а 41-й корпус — усилить ЛОГ. Лужская оперативная группа должна была защищать юго-западные подступы к Ле- нинграду на протяжении трехсоткилометрово­го фронта, который протягивался от Нарвы до озера Ильмень. 11-я армия Северо-Западного фронта, недавно сформированная 34-я армия и 27-я армия защищали пути на Новгород, Ста­рую Руссу и Великие Луки13. Солдатам было приказано стоять до конца. 14 июля Вороши­лов отдай приказ № 3, который требовал, чтобы войска Красной армии «любой ценой» удер­жали Ленинград.

10 июля 4-я танковая группа Хёпнера воз­обновила свое наступление со стороны Пскова и Острова. 41-й моторизованный корпус Рейн­хардта наступай на Кингисепп, а по его следам шел 38-й армейский корпус 18-й армии Кюх­лера. 1-я и 6-я танковые дивизии вынудили отступить соединения ЛОГ от Ляды к Луге и 13 июля захватили несколько небольших плац­дармов на противоположном берегу реки Луги. Здесь продвижение танкового корпуса было на шесть дней остановлено упорным сопротивле­нием 2-й дивизии народного ополчения и дву­мя ротами Ленинградского краснознаменного пехотного училища, которых Попов поспеш­но отправил в этот сектор. Танки Рейнхардта были на расстоянии боевого удара (110 кило­метров) от Ленинграда, но могли нанести его только в том случае, если бы им помог мощ­ный 56-й танковый корпус Манштейна.

Фронт начинает разваливаться

Пока войска Рейнхардта победоносным мар­шем шли к реке Луге, 56-й моторизованный корпус и 1-й армейский корпус 18-й армии

             

Манштейна уверенно двигались на восток к Новгороду и Старой Руссе. Вечером 13 июля 8-я танковая дивизия, шедшая в авангарде 56-го моторизованного корпуса, дошла до горо­да Сольцы, преодолев за день 40 километров. Здесь, однако, 177-я стрелковая дивизия и 10-й механизированный корпус ЛОГа, умело используя пересеченную местность, ударили по 8-й танковой дивизии немцев, отрезав ее от 3-й моторизованной дивизии, шедшей слева, и дивизии СС «Мертвая голова», отставшей датеко позади. Всего лишь несколько дней на­зад разъяренный Сталин обрушился с уничто­жающей критикой на Ворошилова, который не сумел организовать оборону, и приказал Ва­тутину, новому начальнику штаба Северо- Западного фронта, уничтожить отрезанную от соседей танковую дивизию немцев. Двумя ударными группами Северо-Западного фрон­та Ватутин нанес удар по Сольцам с севера и востока16. Неожиданный удар советских войск заставил 8-ю танковую дивизию четыре дня сражаться в окружении, понеся при этом боль­шие потери. Этот удар сорвал также планы немецкого наступления, поскольку Хёпнеру пришлось снять несколько частей с Кингисепп­ского и Лужского направлений и бросить их на спасение 8-й танковой дивизии в Сольцах17.

Взяв Сольцы, 1-й армейский корпус про­должил свое наступление и 30 июля овладел городом Шимском18. В ходе мощного насту­пления корпус вклинился между 22-м стрел­ковым корпусом 11-й армии и 27-й армией п вынудил их отойти на рубеж Старая Русса- Холм. 16-я армия Буша шла по их следам и 2 августа взяла Холм, а 6 августа — Старую Руссу, установив непрерывную линию фронта от озера Ильмень до Великих Лук. Контрудар Ватутина, нанесенный на Сольцы, сумел сдер­жать наступление немцев вдоль Лужской ли­нии примерно на три недели. Советские исто­рики, оценивавшие контрудары на Сольны— Дно, признают, что он нарушил планы немцев, но сетуют на то, что советское наступление было плохо скоординировано, плохо контро­лировалось и управлялось п это не позволило ему достичь более крупных успехов.

После того как контрудар на Сольцы потер­пел проват, Ставка потребовала от Ворошило­ва усилить оборону Лужской линии. Вороши­лов собрал резервы, состоявшие из четырех стрелковых дивизий и 1-й танковой дивизии, присланной из Северной Карелии. Однако через несколько дней финское наступление в Карелии и вторжение 18-й немецкой армии в Эстонию заставило его отправить четыре стрелковые дивизии туда. Он оставил только 1-ю танковую дивизию южнее Красногвар-

 

дсйска, в качестве резерва19. 15 июля Ставка приказала Ворошилову упростить свою ко­мандующую структуру, создав более мелкие соединения, которыми было бы легче управ­лять20. Попов выполнил этот приказ 23 июля, освободив от должности Пядышева и разбив ЛОГ на Кингисеппский, Лужский и Восточный секторы, каждый из которых отвечал за свой участок обороны21. В то же самое время, убе­дившись, что Лужская линия не могла обеспе­чить надежной обороны, Ворошилов 29 июля приказал создать Красногвардейский укреп- район, разделив его на Красносельский, Цен­тральный и Слуцк-Колпинский секторы. Ге­нерал Зайцев, начальник инженерной службы Северного фронта, должен был построить укрепленный район совместное новой военно- гражданской Специальной комиссией обо­ронных сооружений, которую возглавлял A.A. Кузнецов, руководитель Ленинградского обкома партии. Кузнецов отвечал за сооруже­ние всех фортификаций вокруг Ленинграда и в нем самом. Однако из этого ничего не вы­шло, поскольку Ворошилов отказался разме­стить оборонительные сооружения так близко от города и настоял на том, чтобы они возво­дились на Лужской линии. Сталин, недоволь­ный ходом дел, 30 июля вызвал Ворошилова и Жданова в Москву и устроил им разнос за «недостаток твердости» в проведении воен­ных операций на Северо-Западном театре войны.

А тем временем Ставка энергично усили­вала оборону Ленинграда с юга. 6 августа она передала Северо-Западному фронту 34-ю ар­мию с пятью стрелковыми, двумя кавалерий­скими дивизиями, четырьмя артиллерийски­

ми полками и двумя бронепоездами, приказав командованию этого фронта использовать ее в качестве единой боевой части, а не разбивать на соединения, которыми можно было бы за­тыкать возникшие в обороне дыры22. На сле­дующий день Ставка отправила на Северо- Западный фронт только что сформированную 48-ю армию с четырьмя стрелковыми и одной танковой дивизией, одной стрелковой брига­дой и соединение кораблей, которые должны были воевать на озере Ильмень. Эта армия и корабли должны были защищать левый фланг Северного фронта к северу от озера23.

В течение второй половины июля Гитлер и ОКХ составили окончательный план за­хвата Ленинграда. Директива фюрера № 33 от 19 июля требовала от немецких войск «не до­пустить отхода крупных сил врага во внутрен­ние районы России и полностью уничтожить их». Дополнительная директива от 23 июля вновь подчеркнула намерение Гитлера за­хватить Ленинград до начата наступления на Москву и передала 3-ю танковую группу груп­пе армий «Север» для продолжения наступле­ния на Ленинград2'1. Вскоре после этого ОКВ в своем коммюнике выразило уверенность, что победа уже не за горами. Изданное в августе, оно обобщило немецкие достижения в тече­ние первых шести недель войны, отметив, что группа армий «Север» очистила от большеви­ков почти всю территорию государств При­балтики, взломала линию Сталина и заняла стартовые позиции вдоль линии озеро Иль­мень—Нарва для броска на Ленинград. Со­гласно этому коммюнике группа армий «Се­вер» за шесть недель захватила 35 тысяч плен­ных, 335 танков, 655 орудий и 771 самолет.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image13.jpeg

Когда возникла угро­за немецких воздуш­ных налетов на Ле­нинград, в нем разместили зенитные батареи. Одной из главных целей люфт- А ваффе был крейсер ч «Аврора», изобра­женный на этой фото­графии, который был символом Октябрь­ской революции. Поэ­тому место его стоян­ки но Меве было хорошо защищено

 

             

 

Безуспешные контрудары

Преисполненный самых радужных надежд, Адольф Гитлер 8 августа заявил, что вскоре усилит группу армий «Север» 39-м моторизо­ванным корпусом из группы армий «Центр», а также 8-м авиационным корпусом, и прика­зал Леебу «начать наступление на Ленинград, окружить город и соединиться с финской ар­мией». Лееб должен был нанести основной удар 9 августа между рекой Нарвой и озером Ильмень силами 41-го и 56-го моторизован­ного и 37-го армейского корпусов, а 1-й и 28-й армейские корпуса 16-й армии Буша дол­жны были поддержать ег о наступлением южнее озера Ильмень25. Лееб сформировал три груп­пы, которые должны были нанести послед­ний удар по Ленинграду. Северная группа с 41-м моторизованным и 38-м армейским кор­пусами, позже усиленная 8-й танковой диви­зией, наступала на Кингисепп и Ленинград со своих плацдармов на реке Луге2''. Лужская группа, состоявшая из 56-го моторизованного корпуса, с 8-й танковой дивизией в резерве, наступала на Ленинград через Лугу. И нако­нец, Южная группа, с 1-м и 28-м армейскими корпусами, должна была атаковать советскую 48-юармию в направлении Шимск—Новгород— Чудово, окружить Ленинград с востока и пе­ререзать все его коммуникации с Москвой.

В то время как основная масса войск шла на Ленинград, Лееб запланировал провести крупные операции на флангах наступавшей группировки. Слева пять дивизий 18-й армии должны были взять Нарву, а 42-й армейский корпус — освободить от советских войск по­бережье Эстонии и Таллин. Справа 16-я ар­мия должна была широким фронтом наступать на восток, к югу от озера Ильмень, разгромить советские 11, 27, 28 и 32-ю армии, взять Ста­рую Руссу и Великие Луки и вторгнуться на Валдайскую возвышенность, чтобы перере­зать железную дорогу Москва — Ленинград27. Лееб и подчиненные ему армии оставили в ре­зерве только три дивизии СС.

Ожидая возобновления немецкого насту­пления, 9 и 10 августа Ставка приказала Во­рошилову и Ватутину нанести еще один кон­трудар. На этот раз они должны были бросить в бой подкрепления, присланные им Ставкой. Контрудар должен был уничтожить все немец­кие силы в районе Сольц, Старой Руссы и Дна. Спланированная Ватутиным так называемая Старо-Русско—Днинекая наступательная операция проводилась силами 11, 27, 34 и 48-й армий Северо-Западного фронта. 12 ав­густа они нанесли ряд коцентрических уда­ров по 10-му армейскому корпусу 16-й армии

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image14.jpeg

Сентябрь 1941 г. Налет люфтваффе на советский линкор «Марат», стоявший в Кронштадте. Старый линкор, обстреливавший из своих орудий при­ближавшиеся к Ленинграду немецкие сухопутные войска, был потоплен 23 сентября самолетами «Юнкерс-88». Около двухсот человек из его команды погибли или получили ранения

немцев, занимавшему незащищенную пози­цию в Старой Руссе. Прямой удар 48-й армии по Шимску и Уторгощу, западнее озера Иль­мень, и 11, 27 и 34-й армий южнее озера имел целью отрезать немцев, уничтожить 10-й не­мецкий корпус и освободить Дно и Сольцы, что позволило бы остановить наступление немцев Ленинград.

Несмотря на тщательную подготовку, на­ступление Ватутина добилось только кратко­временного успеха, главным образом потому, что 16-я армия врага предвосхитила и сорвала наступление 48-й армии, начав 10 августа свое наступление на Новгород. Хуже того, 10-й ар­мейский корпус немцев нанес удар восточ­нее Старой Руссы, разгромив основные силы 11-й армии. Несмотря на непредвиденные труд­ности, 34-я армия, а также остатки 11-й армии и 27-я армия рано утром 12 августа перешли в наступление. И хотя атака 27-й армии спо­ткнулась о немецкие линии обороны в Хол­ме, 34-я армия, во главе которой шли 163-я и 202-я моторизованные и 25-я кавалерийская дивизии, сумела продвинуться только на 40 ки­лометров, выйдя рано утром 14 августа к линии

 

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image15.jpeg

железной дороги Дно — Старая Русса. В ре­зультате этого героического наступления со­ветские войска окружили в Старой Руссе 10-й армейский корпус немцев, отрезали его от

  1. го              армейского корпуса па его правом флан­ге и создали угрозу для тыла основных танко­вых частей врага, наступавших на Новгород.

Но, несмотря на удачное начало, советский контрудар вскоре захлебнулся, частично из-за бездорожья, а частично из-за уже знакомых нам недостатков в командовании п контроле. Когда 11-я армия наносила удар по 10-му ар­мейскому корпусу в Старой Руссе, а 34-я ар­мия угрожала его коммуникациям на юго- западе, Лееб 14 августа перебросил моторизо­ванную дивизию СС «Мертвая голова» из-под Новгорода к станции Дно, приказав ей оста­новить наступление русских.

Вечером того же дня он перебросил штаб- квартиру 56-го моторизованного корпуса и

  1. ю              моторизованную дивизию из Лужского сектора, вместе с 8-м авиационным корпусом, и в конце следующего дня велел им контрата­ковать 34-ю армию. Контрудар немцев сразу же увенчался успехом. К 25 августа 56-й мо­торизованный корпус отбросил 11-ю и 34-ю ар­мии назад к линии реки Ловать, взяв в плен 18 тысяч русских солдат и захватив или уни­чтожив более 200 танков, 300 орудий и гау­биц, 36 зенитных орудий, 700 других средств передвижения и первую ракетную установку «Катюша», которая попала в руки немцев.

Генерал Эрих Хёпнер центре), командующий 4-й танковой группой, наблюдает за наступлением своих танков в начале операции «Барбаросса» этим кодовым названием обозначалось немецкое вторжение в Советский Союз. Офицер, стоящий справа, генерал Георг Ганс Рейнхардт, коман­дир танкового корпуса

Хотя контрудар Ватутина провалился, он оказал сильное влияние на судьбу всего немец­кого наступления на Ленинград28. Во-первых, усилившееся сопротивление советских войск заставило ОКХ перебросить войска из груп­пы армий «Центр» на помощь группе армий «Север» и ускорить переброску 39-го мотори­зованного корпуса из-под Смоленска на север, чтобы усилить части, наступавшие на Ленин­град. Кроме того, направление 56-го мотори­зованного корпуса в Старую Руссу серьезно ослабило и замедлило немецкое наступление на Ленинград, а в упорных боях немцы понесли большие потери. К тому времени группа ар­мий «Север» лишилась 80 тысяч человек.

 

Кингисеппская бойня

В более крупном масштабе неудачный контр­удар советской стороны по Старой Руссе от­влек часть войск обеих групп армий — «Се­вер» и «Центр» — от наступления на Ленин­град, заставив ОКХ бросить их на устранение

угрозы к Ю1у от озера Ильмень. 24 августа ОКХ приказало 56-му моторизованному, 2-му и 10-му армейским корпусам группы армий «Се­вер» и 58-му моторизованному корпусу груп­пы армий «Центр» совершить бросок через Демянск на Валдай, чтобы разгромить 11, 27, и 34-ю армии противника и обеспечить на­ступление немецких сил на Новгород. Из-за дождя бросок был отложен на несколько дней, но 19-я танковая дивизия 57-го моторизован­ного корпуса в конце концов нанесла свой удар и 31 августа захватила Демянск. Южнее 20-я танковая дивизия этого корпуса и 2-й ар­мейский корпус окружили крупные силы со­ветских войску Молвотиц, подошли к Осташ­кову и заполнили разрыв между группами армий «Север» и «Центр». ОКВ объявило, что в ходе этой операции в течение месяца были разгромлены 11,27 и 34-я армии русских (все­го восемнадцать дивизий), захвачено и уни­чтожено 320 танков, 659 орудий, убито или захвачено в плен 53 тысячи человек, а во время боевых действий на Валдайской возвышен­ности уничтожено 117 танков, 334 орудия и убито или захвачено в плен 35 тысяч человек. После окончания этой операции ОКХ велело 56-му и 57-му моторизованным корпусам при­соединиться к группе армий «Центр», которая шла на Москву.

Валдайская операция связала лучшие ча­сти двух танковых корпусов, но армия Лееба возобновила свое наступление на Ленинград и сразу же достигла крупного успеха, несмотря на свою задержку у Старой Руссы. 41-й мото­ризованный корпус Рейнхардта при поддерж­ке 38-го армейского корпуса 8 августа, во вре­мя проливного дождя, начал свой бросок по линии Кингисепп—Красногвардейск. Его целью был захват открытого пространства юж­нее железной дороги Нарва—Ленинград, ко­торое эта ударная группа, усиленная резерва­ми — 8-й танковой и 3-й моторизованной ди­визией, намеревалась использовать в качестве базы для своего наступления на Ленинград. Через два дня 56-й моторизованный корпус Манштейна и 28-й армейский корпус нанесли удар вдоль линии Луга—Новгород, намерева­ясь прорваться к южным и юго-восточным подступам к Ленинграду.

11 августа 1-я и 6-я танковые, 36-я мотори­зованная и 1-я пехотная дивизии 41-го мото­ризованного и 38-го армейского корпусов про­рвали позиции 2-й дивизии народного ополче­ния и 90-й стрелковой дивизии, расположенные на реке Луге, в Кингисеппе, Ивановском и Большом Сабеке. Три дня тяжелых боев стоили наступавшим 1600 убитых29. Тогда немцы вве­ли в бой 8-ю танковую дивизию (переведенную

сюда из корпуса Манштейна), которая совер­шила стремительный бросок и на следующий день перерезала железную дорогу Кингисепп— Красногвардейск. После этого 41-й моторизо­ванный корпус бросил свои основные силы на восток, к Красногвардейску, а пехота, сопрово­ждавшая его, поддержала их атакой на Кин­гисепп. Ворошилов 9 августа послал на по­мощь тающим войскам 1-ю танковую дивизию и 1-ю дивизию народного ополчения, ДНО, а 13 августа — 281-ю стрелковую дивизию. В то же самое время Попов 17 августа разместил в Красногвардейском укрепрайоне 2-ю и 3-ю ДНО, а 18 августа — 291-ю стрелковую дивизию, а также сформировал Отдельную авиационную группу, чтобы централизовать управление своей фронтовой авиацией. Кинги­сеппская группа с 13 по 15 августа постоянно контратаковала врага, но успеха не достигла. Начиная с 16 августа 6-я и 8-я танковые диви­зии 41-го танкового корпуса немцев в течение шести дней постоянно атаковали советские позиции на подступах к Красногвардейскому укрепрайону, но взломать их не смогли. На за­паде немецкая пехота 16 августа заняла Кин­гисепп, заставив 8-ю армию 21 августа отвести свои пять стрелковых дивизий, защищавших этот город, из района Нарвы на восточный бе­рег реки Луги. Командование 8-й армии сооб­щило, что во время ожесточенных боев за Кин­гисепп лишилось всех своих полковых и бата­льонных командиров, а также их штабов30.

 

Нескончаемые провалы советских войск

Однако немцы не смогли окончательно уни­чтожить советские войска в Нарве и Кингисеп­пе, и эти потрепанные, но достаточно крупные силы продолжали угрожать левому флангу ча­стей 41-го моторизованного корпуса, атаковав­ших Красногвардейск31. Поэтому Лееб велел этому моторизованному корпусу временно от­ложить свой бросок на Красногвардейск, чтобы дать пехоте 18-й армии возможность устранить эту угрозу и одновременно создать угрозу для Кронштадта и Ленинграда со стороны моря. 26-й и 28-й армейские корпуса с 22 по 25 авгу­ста атаковали русских и к 1 сентября застави­ли 8-ю армию отойти на небольшой плацдарм южнее Ораниенбаума, который советские вой­ска удерживали до 1944 года. В течение этого периода, с 21 августа по 9 сентября, командо­вание 18-й армии сообщило, что в ходе боев было взято в плен 9774 человека и уничтоже­но или захвачено 60 танков и 77 орудий32.

Пока силы левого фланга Лееба крушили оборону Северного фронта в Кингисеппе и

 

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image16.jpeg

атаковали Красногвардейск, 3-я моторизован­ная дивизия 56-го моторизованного корпуса, 269-я дивизия и дивизия СС 50-го армейско­го корпуса Манштейна 10 августа начали на­ступление на Лужском направлении. Одно­временно 28-й и 1-й армейские корпуса уда­рили по направлению на Новгород на правом фланге Манштейна. Три корпуса взломали недостроенные оборонительные сооружения ЛОГ и 48-й армии и двинулись на Лугу и Нов­город. После того как 3-я моторизованная ди­визия была переброшена под Старую Руссу, 269-я пехотная дивизия 50-го армейского кор­пуса, усиленная 8-й танковой дивизией, про­рвала советскую оборонительную линию в рай­оне Луги, окружила и 24 августа, после двух недель тяжелых боев, захватила город. Сооб­щалось, что в плен попало 16 тысяч человек, 51 танк, 171 артиллерийское орудие и 1 тыся­ча автомашин.

В то же самое время 28-й и 1-й армейские корпуса 10 августа сокрушили оборону 48-й ар- мии вдоль реки Мшага и 12 августа взяли Шимск. Отбив с 13 по 15 августа все контрата­ки 48-й армии на своем левом фланге, 28-й ар­мейский корпус развернулся на северо-восток и обошел советских защитников Луги с вос­тока. 16 августа 1-й армейский корпус овла­дел Новгородом и бросился на север, где 20 августа захватил Чудово, перерезав линию железной дороги Москва—Ленинград и нару­шив связь 48-й армии с остатками Северо-

Красная армия на всех своих уровнях была про­низана партийным влиянием. На этой фотографии генерал-майор А.Л. Бондарев (справа) совещает­ся с полковым комиссаром С.Л. Александровым. Политруки и все члены партии, попавшие в плен, расстреливались немцами на месте

Западного фронта, наступление которого на Старую Руссу к тому времени уже выдохлось. За две недели боев 28-й и 1-й армейские кор­пуса захватили в плен 16 тысяч красноармей­цев, уничтожили или захватили 74 танка и 300 орудий и достигли малонаселенной мест­ности вдоль реки Волхов. 48-я армия генера­ла Акимова практически перестала существо­вать — в ней оставалось всего 6235 человек личного состава, 5043 винтовки и 31 артил­лерийское орудие. В таком состоянии она должна была защищать Ленинград с юго- востока33.

В связи с этим Ворошилов 23 августа под­чинил 48-ю армию Северному фронту, чтобы лучше координировать ее действия с другими частями, защищавшими Ленинград, и велел измотанным в боях солдатам Акимова оборо­нять рубеж Грузино—Любань, который защи­щал город с юго-востока. В тот же самый день Ставка образовала вместо Северного фронта Попова Ленинградский фронт под командова­нием того же Попова и Карельский фронт под командованием генерал-лейтенанта В.А. Фро­лова. Вновь созданному Ленинградскому фрон­ту были переданы 8, 23 и 48-я армии, а также Копорская, Южная и Слуцк-Колпинская опе­ративные группы, Балтийский флот и фрон­товая авиация. Карельскому фронту, который должен был вести боевые действия к северу от Ладожского озера, подчинялись 7-я и 14-я ар­мии, а также Северный флот.

Немцы приближаются

Ворошилов также попытался улучшить коман­дование Северо-Западным фронтом, создав местный совет, который должен был найти вы­ход из кризиса. Однако в это дело вмешался Сталин, заставив его создать более крупный Военный совет по обороне Ленинграда, дей­ствовавший под пристальным контролем Став­ки. В задачу нового совета входила мобилиза­ция всех сил, которые потребуются для защи­ты города. Его члены прекрасно понимали, что если им не удастся отстоять город, то они от­ветят за это головой. В состав совета входили Ворошилов, Жданов, его комиссар, адмирал Н.Г. Кузнецов, военно-морской комиссар и дру­гие. Чтобы усилить контроль Ставки за работой Военного совета, 27 августа ГКО упразднил командование северо-западного направления. Остатки этого направления вошли в состав Ленинградского фронта, которым по-прежнему командовал Попов. Сделав это, Ставка поста­вила под свой контроль операции Карельского, Ленинградского и Северо-Западного фронтов. Эта директива положила конец тирании Во­рошилова и Жданова в деле обороны Ленин­града. Ворошилов, который до войны и во вре­мя ее много раз имел возможность продемон­стрировать свою некомпетентность в военных делах, в полной мере ощутил результат реше­ния Ставки только через две недели.

В конце августа немецкие силы наносили удары по советской обороне Красногвардей­ца, расположенного всего в 40 километрах юго-западнее Ленинграда, и захватили Чудо- во — станцию на главной магистрали страны, соединяющей Москву и Ленинград, которая находится всего в 100 километрах юго-восточнее города. Но хуже всего было то, что, но опасе­ниям Ставки, немецкие войска, наступавшие на Ленинград с востока, могли соединиться с финской армией и полиостью окружить город. Чтобы предотвратить эту катастрофу. Ставка 27 августа начала размещать свежие силы вдоль реки Волхов и восточнее ее. Сюда входили: толь­ко что сформированные 52-я и 54-я армии, а позже 41 -я армия, которые должны были обо­ронять Волховское направление и помешать немцам начать наступление на Тихвин и реку

Свирь и соединиться с финской армией, на­ступавшей на Ленинград со стороны Карель­ского перешейка34. Наконец, 5 сентября ГКО назначил Ворошилова командующим Ленин­градским фронтом, а Попова — начальником его штаба, якобы для того, чтобы сохранить единство командования.

Пока Ставка прилагала отчаянные усилия по сооружению оборонительных линий к югу и востоку от Ленинграда, Лееб готовился к воз­обновлению своего наступления. Сопротивле­ние русских войск в районе Старой Руссы было подавлено, а группа армий «Центр» передала Леебу 39-й моторизованный корпус генерала Рудольфа Шмидта35. Тем временем между 24 и 26 августа он сосредоточил 1-й и 28-й армей­ские корпуса 16-й армии и 39-й моторизован­ный корпус в районе Чудова и Новгорода, дав им приказ ворваться в Ленинграде юго-востока, двигаясь вдоль линии железной дороги Мос­ква— Ленинград36. Пока моторизованный кор­пус Шмидта будет окружать Ленинград с юго- востока, танковая группа Хёпнера и 18-я ар­мия Кюхлера должны были атаковать город с юга и запада. К югу остатки 16-й армии Буша должны были защищать правый фланг группы армий на Валдайской возвышенности и реке Волхов.

Хаотичная оборона

Оборонные силы Ленинградского фронта, про­тивостоявшие усиленной немецкой группи­ровке войск, подверглись настоящему разгро­му. 8-я армия защищала западные подходы к Ленинграду, а ЛОГ попыталась заполнить вой­сками Красногвардейский район, хотя большая часть его 41-го стрелкового корпуса была на­половину окружена немцами на территории между Лугой и районом к югу от Красногвар­дейца. Восточнее сильно поредевшие ряды 48-й армии обороняли сорокакилометровый рубеж севернее Чудова, в то время как руко­водство Северо-Западного фронта поспешно комплектовало Новгородскую армейскую груп­пу (НАГ), закрывшую реку Волхов севернее Новгорода37.

39-й моторизованный корпус немцев, на левом фланге которого наступали 96, 121 и 122-я пехотные дивизии 28-го корпуса, про­рвал оборону 48-й армии и 25 августа взял Любань. Юго-восточные подступы к Ленин­граду оказались открытыми, и корпус Шмидта разделился на три части: 18-я моторизованная дивизия двинулась на северо-восток к городу Кириши, 12-я танковая дивизия — на запад, к Колпину, а 201-я моторизованная дивизия —

 

на северо-запад, на Волхов. На следующий день Ставка, пытаясь спасти положение, перебро­сила на Ленинградский фронт столько танков, сколько весь Ленинград произвел за четыре дня, четыре авиационных полка и десять мар­шевых батальонов, которые должны были уси­лить оборону города. Попов пытался заделать зияющий провал в линии фронта, возникший к юго-востоку от Ленинграда, усилив группу Слуцк—Колпино 168-й стрелковой дивизией, переброшенной с северного берега Ладожско­го озера, и 4-й ДНО, переброшенной из Красно- гвардейска. Он также приказал Слуцк-Колпин- ской группе 48-й армии «организовать силь­ную оборону и наносить контрудары».

«Железное кольцо» замкнулось...

Несмотря на строгие приказы Попова, 12-я и 20-я моторизованные дивизии Шмидта, за ко­торыми шли 12, 96 и 122-я пехотные дивизии, быстро приближались к Тосно и станции Мга, а 18-я моторизованная дивизия наступала на Кириши. 29 августа 20-я моторизованная ди­визия захватила Тосно и достигла реки Невы в селе Ивановское, угрожая перерезать желез­ную дорогу, соединяющую Ленинград с вос­током страны (это была последняя дорога, не захваченная немцами). В ходе своего насту­пления 29-я дивизия вклинилась между совет­скими частями, оборонявшими юго-восточные подходы к городу. Обнаружив, что левый фланг его войск отрезан, Попов проинспектировал Красногвардейский укрепрайон и 31 августа обратился в Ставку за разрешением преобра­зовать его в две армии: 55-ю, которая должна была оборонять западную часть укрепрайона, п 42-ю, в задачу которой входила защита его восточной части38. В тот же день это разреше­ние было ему дано.

Эта реорганизация упростила руководство и контроль за действиями частей, обороняв­ших территорию к югу от Ленинграда, что, в свою очередь, оказало большое влияние на ход битвы и ее результат. Взломав оборону 48-й ар­мии к востоку от Ленинграда, 28-й армейский корпус немцев бросился на запад, уже непо­средственно к самому городу. В ходе тяжелых боев, продолжавшихся с 30 августа по 8 сен­тября, три пехотные дивизии этого корпуса при поддержке 12-й танковой дивизии отбро­сили 55-ю армию назад к рекам Ижоре и Неве. Однако три дня кровопролитнейших сражений у Ям—Ижоры заставили немцев 9 сентября прекратить свое наступление.

На востоке, захватив 25 августа Чудово и Любань, две моторизованные дивизии 39-го мо­

торизованного корпуса Шмидта двинулись на северо-восток, на Мгу и к южному берегу Ла­дожского озера, а также на Кириши вдоль реки Волхов. Они нанесли мощные удары по 48-й армии, заставив ее отступить на линию Мга—Кириши, и 29 августа овладели Мгой. Узнав об этом, 11опов велел 48-н армии выбить оттуда немцев, а 6 сентября нанести контр­удар, чтобы заставить врага отойти к югу39. Попов усилил армию стрелковой дивизией НКВД, в состав которой входили карельские пограничники, п она сумела 30 августа отбить Мгу у 20-й моторизованной дивизии, а 31 авгу­ста — несколько немецких атак в районе села Ивановское и реки Мга40. Тем не менее 31 ав­густа 20-я моторизованная дивизия вновь за­хватила Мгу и после недели тяжелых боев, в течение которых ей на помощь пришла 12-я танковая дивизия, 7 сентября наконец сло­мала оборону 48-й армии южнее Ладожского озера. После этого 20-я моторизованная ди­визия после тяжелых боев 7 сентября захвати­ла Синявино, а на следующий день — Шлис­сельбург. Стрелковая дивизия НКВД отошла к реке Неве, а 1-я отдельная горнострелковая бригада — на оборонительную линию восточ­нее Синявина. В коммюнике ОКВ было с ра­достью объявлено, что «железное кольцо во­круг Ленинграда сомкнулось», а это означало, что Ленинградская блокада началась...

Новые напрасные жертвы

Потеря Шлиссельбурга сама по себе стала огромным бедствием, как для фронта Попова, так и для жителей окруженного Ленинграда, а наличие немецких войск на расстоянии уда­ра от Волхова и от коммуникаций, связывав­ших Ленинград с Москвой и со всей страной, ухудшило и без того тяжелое положение горо­да. Однако Попов утешал себя двумя положи­тельными моментами. Прибытие небольших подкреплений позволило Невской оператив­ной группе удержать оборону вдоль Невы, западнее Шлиссельбурга. На востоке новая 54-я армия маршала Кулика, которой Ставка заполнила разрыв между Ленинградским и Северо-Западными фронтами, обороняла Вол­хов и сумела остановить наступление немцев восточнее Синявина. Тем не менее южнее Ле­нинграда произошла катастрофа.

Наступление немцев на Красногвардейск и оставление 58-й армией Чудова и Тосно при­вели к тому, что коммуникации ЛОГ и ли­нии отступления советских войск к Ленин­граду оказались перерезанными. 29 августа ЛОГ оставила Лугу и попыталась отойти к

 

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image17.jpeg

сдача Ленинграда не за горами, Гитлер решил избежать напрасных жертв и отказался от штурма города, который, по его мнению, и так был уже обречен. Вдохновленный новыми пер­спективами, которые открывались перед груп­пой армий «Центр», он велел Леебу окружить Ленинград и голодом принудить его к сдаче, а не брать его штурмом. Согласно директиве фюрера № 35, датируемой 6 сентября, группа армий «Центр» должна была начать насту­пление на Москву.

«Начальный успех операции против сил врага, расположенных между флангами групп армий «Юг» и «Центр», в сочетании с дальней­шими успехами в окружении вражеских сил в районе Ленинграда создал предпосылки для осуществления решающей операции против группы армий Тимошенко, которая безуспешно пыталась наносить контрудары против группы армий «Центр». Ее необходимо уничтожить до начала зимы, в течение времени, указанного в существующих распоряжениях».

Финское направление

По мере того кок немецкая петля вокруг Ленин­града затягивалась все туже, высшие офицеры вермахта иногда приезжали на фронт, чтобы оце­нить ситуацию лично. На этой фотографии гене­рал Крюгер и его адъютант осматривают послед­ствия воздушного налета люфтваффе на ближайшую деревню

Красногвардейску, но была окружена и вы­нуждена была пробиваться на север и восток небольшими частями. Во время этого проры­ва 8-я танковая, 96-я и 269-я пехотные диви­зии немцев и дивизия СС прилагали все уси­лия, чтобы разгромить окруженную группи­ровку, предпринимая постоянные сходящиеся атаки. Советские войска, по оценкам немцев, потеряли около 35 тысяч человек, 120 танков и 400 орудий41.

Захват Шлиссельбурга 9 сентября обеспе­чил немцам полный контроль надо всеми на­земными линиями связи Ленинграда с осталь­ной страной. Поэтому снабжать город можно было только по Ладожскому озеру или по воз­духу. Ставка и руководство Ленинградского фронта были убеждены, что битва за Ленин­град быстро приближается к своей кульмина­ции, а вот большинство немецких руководите­лей считало, что кульминация уже миновала и город скоро будет взят. 5 сентября Гальдер записал в своем дневнике: «Ленинград: наша цель достигнута. Теперь будет вспомогатель­ным театром боевых действий». Уверовав, что

Осуществляя операцию «Тайфун», Лееб дол­жен был: «окружить силы врага, действующие в районе Ленинграда... при поддержке фин­ских сил, что позволило бы перебросить зна­чительное число мобильных частей и соеди­нений 1-го воздушного флота, в особенности 8-й воздушный корпус, не позже 15 сентября, в распоряжение группы армий «Центр»»12.

Начиная с 4 сентября немцы ежедневно обстреливали Ленинград снарядами 240-мм орудий, расположенных севернее Тосно, а че­тыре дня спустя начались и дневные воздуш­ные налеты. В ответ па это Ставка приказала руководству Ленинградского фронта создать Ладожский бригадный район ПВО.

Действия финской армии на Карельском перешейке и севернее Ленинграда сильно осложнили задачу обороны города. Хотя фин­ны должны были помочь немцам захватить город, они с 22 июня по 10 июля осуществля­ли только ограниченные операции, а после 10 июля вели бои только на участке, располо­женном западнее Онежского и Ладожского озер, против 7-й армии русских. Однако на­чиная с 31 июля финские войска атаковали 23-ю армию Ленинградского фронта, защищав­шую Карельский перешеек, и заставили ее от­ступить на оборонительные позиции, пересе­кавшие этот перешеек всего в 30 километрах севернее оборонительных рубежей Ленингра­да. И хотя финны не продвинулись дальше, сама угроза их нападения ослабляла силы Ле­

 

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image18.jpeg

В этих поспешно вы­рытых окопах на под­ступах к Ленинграду воюют пехотинцы Ле­нинградского гарни­зона. Передвигаться по этим окопам мож­но было только при­гнувшись, как видно по солдатам, проби­рающимся позади стреляющих по врагу товарищей

нинградского фронта на других участках обо­роны. Например, в то время, когда Попов от­чаянно нуждался в свежих частях, наступление финнов заставило его перебросить 265-ю стрел­ковую дивизию — резерв 48-й армии — и 291-ю стрелковую дивизию Красногвардейско­го укрепрайона на помощь 23-и армии, чтобы помешать финнам продвинуться дальше.

На исходе первой недели сентября вермахт начал операции по окончательному окружению и уничтожению Ленинграда. По мнению нем­цев. битва за город близилась к своему завер­шению, но ни у кого из русских не было со­мнений в том, что она еще в самом разгаре.

Следуя директиве Гитлера, Лееб разрабо­тал план окружения Ленинграда — его войска должны были перекрыть все подступы к нему с востока и запада. Согласно плану Лееба тан­ковая группа Хёпнера должна была окружить город плотным внутренним кольцом совме­стное 41-м и 39-м моторизованными корпуса­ми Рейнхардта и Шмидта, а 18-я армия Кюх- лера — внешним кольцом, протягивающимся от Капорского залива до Ладожского озера13. Однако директива Гитлера требовала, чтобы Лееб 15 сентября передал 41-й, 56-й и 57-й моторизованные корпуса и 8-й авиационный корпус группе армий «Центр». В распоряжении фельдмаршала оставался только 39-й мотори­зованный корпус и, по более позднему согла­шению, 8-я танковая дивизия. Учитывая это, Лееб решил окружить город более широким кольцом силами 39-го моторизованного кор­пуса, а 18-й армии передать обширный участок к югу и западу от Ленинграда. 41-й моторизо­ванный корпус перед своим уходом в группу армий «Центр» должен был возглавить насту- 36 пление на город с юго-запада.

29 августа Лееб велел своим войскам осу­ществить «широкое окружение Ленинграда» путем захвата плацдармов на другом бере­гу Невы и городов Урицк, Пулково, Пушкин (Царское Село), Колпино и Ижора и создать плотное кольцо вокруг города до того момен­та, когда 4-я танковая группа уйдет. Лееб раз­бил свои силы на две фуппы — Красногвардей­скую и Слуцк-Колпинскую. Первая включала в себя 38-й и 50-й армейские и 41-й мотори­зованный корпуса, с 1-й и 6-й танковыми и 36-й моторизованной дивизиями, размещен­ными в центре, 38-й армейский корпус — на левом фланге и 50-й армейский корпус — на правом44. 8-я танковая дивизия, понесшая в ходе тяжелых боев предыдущего месяца огром­ные потери, принимала пополнение и находи­лась в резерве. Эта группа должна была захва­тить Красногвардейск, Красное Село и Урицк, достичь побережья Финского залива и отре­зать советские войска, защищавшие Ленин­град с запада. Слуцк-Колпинская группа, которой командовал Хёпнер, состояла из 28-го армейского корпуса и частей 12-й танко­вой дивизии. Она должна была взломать совет­скую оборону вдоль реки Ижоры и захватить Слуцк и Колпино45. На востоке 20-я мотори­зованная дивизия 39-го моторизованного кор­пуса и главные силы 12-й танковой дивизии должны были расширить коридор, который вел к Шлиссельбургу и Ладожскому озеру, прикрыть участок реки Невы на своем левом фланге, выбить советские войска из Синяви- на и отбросить их на восток.

Южные подступы к Ленинграду обороняли 8,42 и 55-я армии Ворошилова. Красногвардей­ский укрепрайон был укомплектован бойцами 42-й армии генерал-лейтенанта Ф.С. Иванова.

 

Они защищали участок от Красного Села до Пустошки. Здесь располагались две дивизии и один укрепленный район1''. Слуцк-Колпин- ский укрепрайон обороняла 55-я армия гене­рал-майора танковых войск И.Г. Лазарева. Шесть дивизий, один укрепрайон и два тан­ковых батальона этой армии защищали уча­сток от Пустошки до реки Невы4'. И наконец, прибрежный сектор к западу от города обо­роняла 8-я армия генерал-майора В.И. Щер­бакова. Она имела шесть ослабленных в боях дивизий, четыре из которых располагались там, где немцы нанесли свой главный удар48. Ворошилов оставил 10-ю и 16-ю стрелковые дивизии, 5-ю ДНО, 8-ю стрелковую брига­ду и 1-ю бригаду морской пехоты, а также 48-й танковый батальон и 500-й стрелковый полк в резерве49. По состоянию на 11 сентября Ленинградский фронт имел 452 тысячи чело­век, две трети которых были размещены юж­нее Ленинграда и должны были противостоять такому же числу немецких солдат. В Волхове, восточнее Шлиссельбургского коридора, в тылу у понесшей большие потери 48-й армии формировалась 44-я армия, насчитывавшая 85 тысяч человек:><).

Ранним утром 9 сентября 41-й моторизо­ванный корпус и 38-й армейский корпус нем­цев начали свое наступление на Красное Село и Урицк. 36-я моторизованная дивизия бы­стро прорвала оборону 3-й ДНО и продвину­лась на 10 километров. В конце дня ее остано­

вил мощный шквал артиллерийского огня. Накануне самолеты люфтваффе начали на­носить массированные удары по городу. Они продолжались три дня и сопровождались силь­ны ми артиллерийскими обстрелами, которые начались 1 сентября. Однако эти обстрелы не наносили большого урона городу, поскольку снаряды не долетали до его центра. Во время своих налетов немцы сбросили на Ленинград 8 тысяч зажигательных бомб, нанеся этим огромный ущерб и вызвав многочисленные пожары. Немцам удалось разбомбить и сжечь Бадаевские склады, где хранились основные запасы продовольствия.

В ответ на это Ворошилов приказал 42-й ар­мии Иванова провести 10 сентября мощную ар­тиллерийскую подготовку, а 3-й ДНО энергич­но контратаковать. Однако вечером 10 сентября

  1. й              моторизованный корпус немцев бросил в бой 1-ю танковую дивизию, пошел в насту­пление по дороге Красногвардейск — Красное Село и заставил 3-ю ДНО отойти к северу. Тем не менее немцам вскоре стало ясно, что для прорыва хорошо подготовленной обороны
  2. й              армии потребуются дополнительные силы; поскольку 6-я танковая дивизия вела тяжелый

Армия императорской России всегда гордилась храбростью и меткостью своих артиллеристов. Эти традиции унаследовала и Красная армия. Эти две гаубицы готовятся к выстрелу, чтобы оказать под­держку танкам, которые пошли в атаку на немцев

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image19.jpeg

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image20.jpeg

бой за Красное Село, Лееб усилил 1 -ю танковую дивизию всего одним танковым батальоном, а не всей 8-й танковой дивизией51. В то же самое время Ворошилов в отчаянной попытке спасти положение бросил в бой свои последние резер­вы. Однако, несмотря на это, 1-я танковая ди­визия немцев 11 сентября захватила Дудергоф, а 12 сентября — Красное Село. Она была оста­новлена у Пулкова, у юго-западных пригородов Ленинграда52. У 50-го армейского корпуса по­явилась возможность взять Слуцк и Пушкин и соединиться с 28-м армейским корпусом, который наступал на Пушкин с востока.

12 сентября, когда 1-я танковая и 36-я мо­торизованная дивизии обошли советскую 42-ю армию, оборонявшую Красногвардейск, с фланга, бои усилились. Немцы теперь угро­жали тылам 55-й армии, защищавшей Слуцк и Колпино. Однако они вновь не получили подкреплений, поскольку 8-я танковая дивизия еще не завершила свою реорганизацию и не могла развить успех моторизованных корпу­сов. Более того, 55-я армия остановила насту­пление 28-го армейского корпуса на Слуцк53. В результате этого Ворошилов передал управ­ление войсками, оборонявшими Красногвар­дейск, 55-й армии и приказал армии Лазарева во что бы то ни стало удержать Красногвар­дейск и Колпино.

Лееб столкнулся с дилеммой, порожденной частично неудачной организацией командо­вания немецкими войсками. Хёпнер не мог

Ленинградцы заделывают вход в универмаг на Староневском проспекте. На этой фотографии хорошо видны архитектурные особенности горо­да широкие, прямые проспекты с высокими, прочными зданиями. Группа рабочих, запечатлен­ных на снимке, среди которых мы видим и жен­щин, работает под руководством представителей военно-инженерной службы

контролировать корпус Кюхлера, наступав­ший слева, и группу Шмидта, шедшую справа. Кроме того, как выяснилось, не мог он кон­тролировать и свой единственный резерв — 8-ю танковую дивизию. Более того, немецкие части наступали несогласованно, поскольку 50-й корпус, до сих пор сражавшийся с рус­скими севернее Луги, не смог подойти вовре­мя. В результате Лееб передал 254-ю пехот­ную дивизию, которая должна была быть пе­реброшена на помощь танковому корпусу Рейнхардта, Кюхлеру. «Этот беспорядок мог привести к очень тяжелым последствиям и сорвать всю операцию, если бы русские тоже не исчерпали все свои возможности»54.

В довершение ко всему 10 сентября при­шел приказ ОКХ передать 41-й моторизован­ный корпус Рейнхардта группе армий «Центр», причем «в хорошем состоянии». Одновремен­но Шмидт доложил, что советская 54-я армия и кавалерийская дивизия угрожают его пра­вому флангу55. Лееб отправил 8-ю танковую дивизию на помощь корпусу Шмидта, а све­жую 254-ю пехотную дивизию — 18-й армии.

 

        

Она должна была заполнить разрыв, образо­вавшийся после ухода корпуса Рейнхардта5''. 13 сентября 28-му армейскому корпусу было приказано наступать на Пушкин, Слуцк, Мари- но, а 6-й танковой дивизии — атаковать Пуш­кин с запада. Остатки корпуса Рейнхардта были перегруппированы, чтобы пехота смогла до­гнать наступавшие части. Эти остатки и долж­ны были идти в голове наступления, целью ко­торого было пробить брешь в оборонительных линиях Ленинграда южнее дороги Пушкин— Петергоф. Слева должен был наступать 38-й, а справа — 50-й армейский корпус.

Сталин реорганизует оборону Ленинграда

Петля вокруг Ленинграда затягивалась все туже, и Сталин решил сделать перестанов­ки в командовании Ленинградским фронтом. 10 сентября вместо бездарного Ворошилова, чья некомпетентность становилась явствен­ней день ото дня, он назначил командующим этим фронтом генерала армии Г.К. Жукова. Особенно разъярило Сталина то, что Воро­шилов не сообщил ему о падении Шлиссель­бурга — он узнал о взятии города из немецкого коммюнике. Сталину стало также известно, что Ленинградский военный совет принял реше­ние уничтожить военные объекты города, что­бы они не достались врагу, когда он его возь­мет. Во время разговоров с адмиралом Кузне­цовым, которого он вызвал в Москву, чтобы подготовить предварительные инструкции по затоплению Балтийского флота, Сталин при­знал: «Возможно, что его (Ленинград. — Авт.) придется оставить». Перед отъездом Жукова на Ленинградский фронт Сталин сказал ему: «Ситуация почти безнадежная. Взяв Ленин­град и соединившись с финнами, немцы мо­гут нанести удар по Москве с северо-востока, и тогда положение станет еще более критиче­ским». Протянув Жукову листок бумаги, Ста­лин произнес: «Передайте это Ворошилову». На листке было написано: «Передайте коман­дование фронтом Жукову и немедленно вы­летайте в Москву» ".

Сталин также велел расформировать 48-ю армию Ленинградского фронта, которую наступавшие немцы полностью обескровили, и 12 сентября передал ее части новой 54-й ар­мии Кулика, формировавшейся в то время в Волхове. Сталин приказал Кулику восстано­вить линию фронта к югу от Ладожского озе­ра, а 4-й и 52-и армии — оборонять реку Вол­хов южнее Ильменского озера. Жуков, взяв с собой генерал-майоров И.И. Федюнинского и М.С. Хозина, которые воевали на Халхин-Голе

лейтенантами, а потом стали его помощника­ми, пользовавшимися его полным доверием, 13 сентября прибыл в Ленинград и принял ко­мандование Ленинградским фронтом. Он сра­зу же назначил Хозина начальником штаба, разместил свою штаб-квартиру в знаменитом Смольном институте и отменил решение Воен­ного совета об уничтожении военных объектов города, хотя Ставка несколькими днями позже вернула этому решению законную силу. Во­енный совет сразу же отдал приказ: «Ни шагу назад», под угрозой расстрела'8. К тому време­ни, когда Жуков приехал в Ленинград, поло­жение стало поистине угрожающим — немцы захватили Красное Село, ворвались в Крас­ногвардейский укрепрайон и шли на Урицк, который находился менее чем в 10 километрах от Петергофа и Стрельны, стоящих на берегу Финского залива. Южнее Ленинграда враг до­стиг пригородов Пулкова и Пушкина, которые находятся всего в 12—18 километрах от самого Ленинграда, а на востоке существовала угроза взятия Волхова и соединения немцев с фин­нами. Убежденные, что главная угроза суще­ствовала в Урицком и Пулковском секторах обороны, Жуков усилил находившиеся там войска и велел контратаковать, чтобы остано­вить наступление немцев.

Отчаянные контратаки

13 сентября, в тот самый день, когда в Ленин­град прибыл Жуков, Лееб возобновил свое на­ступление на Урицк и Красногвардейск. 58-я и

    1. я              пехотная, 1-я танковая и 36-я моторизован­ная дивизии 41-го моторизованного и 38-го ар­мейского корпусов прорвали оборону 52-й ар­мии к северу от Красного Села и подошли к Урицку. 42-я армия оказалась на грани уни­чтожения. Жуков усилил 42-ю армию 10-й и
    2. й              стрелковыми дивизиями, которые приня­лись наносить отчаянные контрудары по вра­гу'9. На следующий день Жуков отдал новые приказы, в которых требовалось, чтобы армия перехватила у врага инициативу. Пока 55-я ар­мия упорно обороняла Пушкин, Красногвар­дейск и Колпино, фронт должен был «подавить врага артиллерийским и минометным огнем и воздушными налетами, не позволяя ему про­рвать нашу оборону». Одновременно он должен был «сформировать пять стрелковых бригад, и две стрелковые дивизии к 18 сентября и со­средоточить их на четырех линиях обороны для непосредственной защиты Ленинграда». Но самым важным было то, что Жуков велел 8-й армии Щербакова «нанести удар по врагу с фланга и с тыла», а 54-й армии Кулика —

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image21.jpeg

Адольф Гитлер намеревался стереть Ленинград с лица земли. 8 ноября 1 941 г., когда его войска замкнули кольцо вокруг города, он заявил: «Ле­нинград уже поднял руки. Рано или поздно он па­дет. Никто не сможет его освободить. Никто не сможет прорвать кольцо. Ленинград обречен на гибель от голода»

«освободить Мгинский и Шлиссельбургский районы». К тому времени 8-я и 1-я пехотные, 1-я танковая и 36-я моторизованная дивизии 41 -го моторизованного п 38-го армейского кор­пусов немцев отбросили части 42-й армии к пригородам Урицка, находящегося всего в 4 километрах от побережья60. В отчаянии Жу­ков поставил позади армии Иванова вновь сформированную 21-ю стрелковую дивизию НКВД, две бригады морской пехоты и войска ПВО. 16 сентября они заняли второй эшелон оборонительных линий этой армии, которые протягивались южнее Ленинграда от Фин­ского залива до реки Невы61. Жуков лично запретил командирам этих частей оставлять свои позиции без его разрешения, а Сталин подкрепил его запрет, отдав свой собственный драконовский приказ о беспощадной расправе с «вредителями и пособниками немцев», ко­торые оставляют свои позиции без приказа командования.

Жуков отправил Федюнинского в 42-ю ар­мию, чтобы тот изучил положение дел на ме­сте, но, приехав в штаб армии, Федюнинский увидел, что генерал Иванов сидит, обхватив ру­ками голову, не зная, где находятся его войска.

Генерал-майор Ларионов, начальник штаба ар­мии Иванова, доложил, что 42-я армия «дер­жится просто чудом». Иванов обратился за разрешением отвести свой штаб в тыл, но Фе­дюнинский в категорической форме запретил ему это. Федюнинский доложил Жукову, что боевой дух в 42-й, а также в 8-й и 55-й армиях сильно упал. Узнав также, что Иванов пере­нес свой штаб в безопасное место, подальше от линии фронта и расположил ее в подвале Кировского завода, Жуков отдал Федюнинско- му приказ: «Принять командование 42-й арми­ей, и побыстрее»62.

Приказ Жукова от 14 сентября о нанесе­нии контрудара по врагу был основан на его мысли о том, что быстрое наступление нем­цев на Урицк оголило их левый фланг, кото­рый громил 42-ю армию, и подставило его под удар. Жуков решил, что ему удастся поставить немецкие войска, шедшие на Урицк, между мо­лотом 8-й армии и наковальней 42-й. 8-я ар­мия пятыо стрелковыми дивизиями Щерба­кова должна была нанести удар на Красное Село по левому флангу противника63. Когда Щербаков отказался, мотивируя это тем, что у его армии слишком мало сил для нанесения контрудара, Жуков тут же освободил его от ко­мандования вместе с комиссаром И.Ф. Чухно- вым п назначил командовать армией генерал- лейтенанта Т.И. Шевальдина.

Жуков останавливает наступление немцев

Однако немцы сорвали план Жукова, нане­ся свой удар до начала контрудара 8-й армии. 16 сентября 58-я пехотная и 1-я танковая ди­визии 41-го моторизованного и 38-го армей­ского корпусов немцев, усиленные пехотной дивизией, атаковали и разгромили 8-ю армию еще до того, как она закончила перегруппи­ровки для нанесения удара на Красное Село. К ночи три немецкие дивизии захватили Урицк, Петергоф и Стрельну, вышли на берег Фин­ского залива и изолировали 8-ю армию на так называемом Ораниенбаумском пятачке, от­резав его от Ленинграда. Однако 42-я армия Федюнинского смогла удержать свои пози­ции вдоль линии Л игово—Нижнее Койрово— Пулково. До 30 сентября в этом секторе шли ожесточенные бои.

Не испугавшись разгрома и подгоняемый Жуковым, Шевальдин, новый командующий 8-й армией, 18 сентября завершил перегруп­пировку своих войск и на следующий день си­лами четырех стрелковых дивизий нанес удар но Красному Селу. 20 сентября 38-й армей­ский корпус немцев контратаковал, остановил

8-ю армию и отбросил ее на новые оборонитель­ные позиции, после чего линия фронта оконча­тельно стабилизировалась64.

Пока на Урицком направлении шли тяже­лые бои, Лееб начал наступление на жизнен­но важные для русских города — Красногвар- дейск и Пушкин. Он намеревался уничтожить основные силы 55-й армии в районе Красно­гвардейца, Слуцка и Пушкина путем концен­трических атак с запада п востока, а затем со­крушить левый фланг 42-й армии и открыть дорогу на Ленинград. 12 сентября 6-я тан­ковая дивизия 41-го моторизованного кор­пуса, войска СС 50-го армейского корпуса и 169-я пехотная дивизия немцев нанесли удар по Красногвардейску и Пушкину с запада. Одновременно 96-я и 121-я пехотные дивизии 28-го армейского корпуса атаковали Слуцк и Пушкин с востока, со стороны реки Ижоры65. 13 сентября обе атакующие колонны немцев взяли Красногвардейск, но потом на три дня завязли в тяжелых боях за овладение Слуцк- Колпинским укрепрайоном. Во время этих боев 14 сентября солдаты дивизии СС сооб­щили о том, что они якобы обнаружили в бун­кере тела генерала Иванова, бывшего коман­дующего 42-й армией, и его комиссара (на са­мом деле они оба были взяты в плен).

Вечером 17 сентября 1-я танковая дивизия и дивизия СС взяли Пушкин, а 28-й армейский корпус на следующий день овладел Слуцком, заставив 55-ю армию отойти на новую линию

обороны, проходившую через Пулково, Боль­шое Кузьмино, Новую и Патролово. Послед­ним отчаянным броском 1-я танковая дивизия достигла перекрестка, откуда расходились до­роги на Пулково и Александровку. Здесь за­канчивалась трамвайная линия, шедшая на юго-запад из центра города. Отсюда до центра Ленинграда было всего 12 километров. Одна­ко дивизии не удалось взять Пулковские вы­соты. В ходе битвы советские войска бросали в бой танки, которые только что сошли с кон­вейера Колнинского танкового завода. Стре­мительное немецкое наступление было оста­новлено на залитых кровью южных склонах Пулковских высот, хотя бои продолжались до 30 сентября. Упорное сопротивление, кото­рое советские войска оказали немцам на Пул­ковских высотах, заставило Лееба прекратить наступление. Не менее важным фактором стал также уход 41-го моторизованного корпуса, которого так опасался Лееб66. Наземные бои ослабели, но с 21 по 23 сентября самолеты люфтваффе нанесли массивные бомбовые уда­ры по Балтийскому флоту и Кронштадту.

Эти тепло одетые, с виду совсем не голодные жен­щины, пьют чой в своей заводской столовой. Это типичная фотография из тех, которые делались для того, чтобы показать советскому народу, что, несмотря на блокаду, жизнь в Ленинграде идет своим чередом. На заднем плане можно даже рассмотреть бутафорские пирожные!

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image22.jpeg

К концу сентября Лееб окружил силы Жу­кова в Ленинграде, но не таким плотным коль­цом, как рассчитывал он сам и ОКХ. Хотя не­мецкие войска в нескольких местах прорвали советскую оборону, жуковскис рубежи на юж­ных подступах к Ленинграду и вдоль реки Невы оставались неприступными, а финны еще не вступили в бой. С военной точки зрения Жуко­ву, благодаря в основном его железной руке, удалось осуществить «чудо на Неве», и всем было ясно, что Лееб упустил возможность взять Ленинград. Но, что было хуже всего для Лееба, Жуков не собирался почивать на лаврах. На­оборот, оставив немецкое наступление, он сра­зу решил расправиться с немецкими захватчи­ками, организовав собственное наступление. Ставка, в поддержку замысла Жукова, прика­зала 54-й армии маршала Кулика, все еще дей­ствовавшей под ее непосредственным руковод­ством, и Невской оперативной группе Жукова (НОГ) организовать сходящиеся атаки на Си- нявино и Мгу, чтобы снять с Ленинграда бло­каду67.

Армия Кулика пошла в наступление 10 сен­тября, но за шестнадцать дней кровопролит- нейших боев сумела продвинуться только на 6—10 километров. Во время этих боев Жуков и Ставка постоянно жестоко критиковали Ку­лика за то, что его армия плохо воюет.

В конце концов контратака 39-го мотори­зованного корпуса Шмидта отбросила армию Кулика от линии железной дороги Мга—Кири-

ши на оборонительные позиции, расположен­ные восточнее, на берегу реки Назии. Жуков и Ставка были разгневаны провалом Кулика и, сместив его с поста командующего, поста­вили во главе 54-й армии другого протеже Жукова — генерала Хозина68. В то время как армия Кулика действовала нерешительно, 115-я стрелковая дивизия и 4-я бригада мор­ской пехоты Невской оперативной группы 20 сентября форсировали Неву и захватили на ее левом берегу небольшой плацдарм в районе Московской Дубровки. Большего им достичь не удалось. Но, хотя так называемое первое Синявское наступление Жукова не принесло успеха, оно, с точки зрения советского коман­дования, дало кое-какие результаты, заставив немцев перебросить свежие войска в район Ленинграда и, в какой-то мере, отсрочило уход 39-го моторизованного корпуса на юг, в рас­поряжение группы армий «Центр»69.

После того как в конце сентября бои под Ленинградом прекратились, фронт временно стабилизировался. Несмотря на огромные ус­пехи, которых добилась группа армий «Север» после форсирования реки Западной Двины в

Солдаты группы армий «Север» Лееба прячутся позади танка во время своего наступления на Ле­нинград. Поначалу блицкриг сметал на своем пути все. Некоторые механизированные соединения Красной армии, например, сообщали о том, что потеряли до 90 процентов живой силы и техники

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image23.jpeg

 

начале июля, она потеряла убитыми 60 тысяч человек70. Впрочем, плохо организованные, плохо обученные и плохо вооруженные защит­ники Ленинграда потеряли гораздо больше. С 10 июля по 23 августа Северный фронт, по докладам его командования, потерял 55 535 че­ловек убитыми из 153 тысяч человек личного состава, а Ленинградский фронт с 23 августа по 30 сентября из 300 тысяч бойцов лишился 116316. Число погибших на Северо-Западном фронте между 10 июля и 30 сентября состави­ло 144 788 человек из 272 тысяч человек лич­ного состава. Но каковы бы ни были потери, обе стороны были истощены. Тем не менее, за­лизывая раны и подсчитывая потери, они гото­вились возобновить боевые действия, посколь­ку понимали, что группа армий «Север» не до­стигла той цели, которую поставил перед ней Гитлер в плане «Барбаросса». Один этот факт говорил о том, что борьба скоро возобновится.

Наступление Лееба выдохлось

К несчастью для Лееба, силы, с которыми он должен был продолжать сражение за Ленин­град, также уменьшились. Начиная с 15 сен­тября 41, 56, 57-й моторизованные и 8-й воз­душный корпуса были переданы группе армий «Центр» для участия в операции «Тайфун»71. Ему были оставлены только 39-й моторизо­ванный корпус Шмидта (12-я танковая, 18-я и 20-я моторизованные дивизии) и, по более позднему соглашению, 8-я танковая дивизия'2. Лееб перебросил 254-ю пехотную дивизию с Ораниенбауманского плацдарма на левый фланг 39-го моторизованного корпуса, чтобы усилить его. Затем, 24 сентября, он искренне поведан ОКХ, что ситуация «значительно ухуд­шилась», он не может больше продолжать на­ступление на Ленинград, а у его войск нет другого выбора, как только перейти к оборо­не, однако Гитлер этого не принял73.

Оборонительные рубежи Красной армии на юго-западных подступах к городу выдержали натиск немцев с 10 июля по 30 сентября. После этого фронт к югу от Ленинграда стабилизиро­вался и сохранялся в неизменном положении до января 1943 года74. В течение пятидесяти дней отчаянных и кровопролитных боев Крас­ная армия сорвала план Гитлера захватить Ле­нинград, нанеся несколько концентрических ударов с юга и севера. По мере того как Крас­ная армия усиливала свое сопротивление и начата наносить контрудары,ожесточенность боевых действий нарастала. В результате это­го скорость немецкого наступления упала — с 5 километров в день в июле до 2,2 километра

        

в день в августе и 1,4 километра в день в сен­тябре. Сопротивляясь немецким ударам, Крас­ная армия совершенствовала свои оборонные силы и методы, главным образом потому, что ее командование применяло неординарные и порой даже драконовские меры мобилизации людей па борьбу и бросато в битву практиче­ски все свои людские ресурсы. В июле и авгу­сте Красная армия сформировала и отправи­ла в бой семь стрелковых дивизий народного ополчения и стрелковую дивизию НКВД, а также получила в свое распоряжение четыре стрелковые дивизии, переданные Ставкой.

Напор и сложность немецкого наступления по мере приближения вермахта к Ленинграду гоже усиливались. В июле группа армий «Се­вер» и ее финские союзники нанесли одновре­менные удары на Петрозаводском, Олонецком и Ленинградском направлениях. В середине августа немцы прорвали советскую оборону на Новгородском направлении, отрезали и окру­жили большую часть 8-й армии в Эстонии и на­несли одновременные удары на Красногвардей­ском направлении и на Карельском перешейке. В конце августа и начале сентября немецкие силы атаковали одновременно на Мгинском, красногвардейском и Карельском направлени­ях. В течение этого периода Красная армия ис­пытывала большие трудности при организации крупномасштабных контрударов, хотя она и пыталась нанести такие удары в районе Соль- цов и Старой Руссы. Преднамеренно или нет, но эти удары смогли лишь ненадолго задержать немецкое наступление. И хотя Красная армия сумела остановить продвижение немцев бук­вально на пороге Ленинграда и заставила врага отказаться от попыток захватить город в ходе прямого штурма, в конце сентября над городом по-прежнему висела смертельная опасность быть окруженным и уничтоженным.

Ни одна сторона не испытывала никаких сомнений в том, каковы истинные намерения немцев. Немецкая директива от 22 сентября гласила: «Фюрер решил стереть город Петер­бург с лица земли. Он не заинтересован в даль­нейшем существовании этого крупного города после разгрома советской России... Мы пред­полагаем окружить город тесным кольцом блокады и стереть его с лица земли с помощью артиллерийского огня и постоянных бомбар­дировок с воздуха».

Немецкие артиллерийские и воздушные налеты, начавшиеся в конце августа, не умень­шились. Подталкиваемый своим тщеславием, разочарованием, да и просто ненавистью, Гит­лер решил заставить группу армий «Север» сделать последнее усилие и полностью окру­жить Ленинград егце до наступления зимы.

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image24.jpeg

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Армия и оружие: Фото бронетехники

Rambler's Top100


Популярное

Объявления

http://armia.isgreat.org/images/stories/Aspose.Words.d58e9644-a8da-484e-8126-0dbb8375c049.001.jpeg

Основной боевой танк T-80

Хоть к концу 1960-х годов Советская Армия распола­гала самой передовой для своего времени бронетанко­вой техникой ( бронетехника ) , а принятый на вооружение в 1967 году танк Т-64 по основным боевым показателям заметно превосходил зарубежные аналоги - оружие М60А1, «Leopard» и «Chieftain», начало совместной работы танкостро­ителей США и ФРГ над созданием основного боевого танка нового поколения (проект МВТ 70) подтолк­нуло советских специалистов к созданию новой, еще более совершенной боевой техники (см. фото).

 

Читать полностью...
omnisan.ru stomatolog-rayter.ru буримвсочи.рф