АРМИЯ И ОРУЖИЕ:

Битвы и сражения, танки, сау, бтр, бронетехника второй мировой войны. Фото.

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер

Курская битва: Воздушное сражение

E-mail Печать PDF

 

Курская битва: Воздушное сражение

   Хотя битву под Курском справедливо считают танковым сражением, битва в небе была не менее важной. Люфтваффе оказывали своим танковым дивизиям очень ценную поддержку с воздуха, но военно-воздушные силы Красной армии в конечном счете доказали свое превосходство в воздухе.

 

В начале операции «Цитадель» в распоря-
жении люфтваффе было 1800 самоле-

тов — две трети машин, задействованных на
всем Восточном фронте. Львиная доля этих
сил была сосредоточена на оказании поддер-
жки войскам, наступавшим с юга, и они вхо-
дили в VIII авиакорпус под командованием
Отто Десслоха. Бывший командир эскадри-
льи во время Первой мировой войны Де-
сслох имел огромный опыт и до Курской
битвы командовал различными формирова-
ниями люфтваффе. Под руководством Дес-
слоха VIII авиакорпус включал в себя бое-
вые части 4-го воздушного флота, 1-ю вен-
герскую воздушную дивизию и I корпус
зенитной артиллерии, имея в своем распоря-

жении в общей сложности 1100 самолетов. В эти летные формирования входили и семь частей пикирующих бомбардировщиков, знаменитых «Штук» (Ju 87D).

Ожидалось, что Ju 87 будут выступать в своей классической роли, определившейся в течение четырех лет войны, — в качестве ле­тающей артиллерии, пикируя с небес, чтобы бомбить и атаковать с бреющего полета по­зиции противника непосредственно перед наступающими германскими танковыми

К 1943 году советские самолеты, такие как Ла-5, могли сравниться в скорости с этими «Фокке-Вуль- фами» (Fw 190). К тому же советские истребители имели лучшие данные в боях на низких высотах.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image156.jpeg

клиньями. Почти вертикальное пике, пред­шествующее сбрасыванию бомб, сопровож­далось пронзительным воем, когда летчик направлял свой самолет на цель, — воем, ко­торый леденил кровь в жилах солдат на зем­ле, заставляя каждого из них поверить, что именно он выбран смертью.

 

Операция «Цитадель» была последней, в которой «Штуки» вводились в бой и высту­пали в характерной для них манере, по­скольку она уже больше не отвечала требо­ваниям Восточного фронта. Когда ]и 87 перестали использовать в роли пикирующих бомбардировщиков, все оставшиеся «Шту­ки» были переориентированы на выполне­ние задач по атакам наземных целей с низ­ких высот. Именно в Курской операции впервые в широком масштабе применялись ]и 97в — противотанковый вариант этого самолета. Под каждым крылом ]и 87в было установлено по 37-мм пушке, и эта огневая мощь в руках такого аса, как лейтенант ави­ации Ханс Ульрих Рудель, сеяла опустоше­ние среди советских танков. Рудель утверж­дает, что уничтожил 12 танков в один только первый день операции «Цитадель».

Еще одним новшеством для люфтваффе под Курском было применение штурмовых эскадрилий (Schlachtsgeschwadeг) с исполь­зованием в больших количествах самолетов

«Мессершмитт» ВМ09 был превосходным истре­бителем и в руках летного аса мог победить в бою любой советский самолет. Однако к середине 1943 года ряды люфтваффе на Востоке поредели, в то время как Красная армия наращивала свои военно-воздушные силы.

«Тревога Советские летчики, отягощенные пара­шютами, бегут к своим самолетам Ла-5. Ла-5ФН развивал скорость до 30 км, а на высотах до 6 км его скорость (600 км) превышала скорость «Мессершмиттов» и «Фокке-Вульфов», которые им противостояли (например, Bf 109 С-10 у земли развивал лишь 550 км). Вооружение состояло из двух неподвижно закрепленных, стреляющих через винт 20-мм пушек в верхней передней части фюзеляжа.

«Фокке-Вульф» (Fw 190 А-4) и «Хеншель» (Нэ 129 В-2/Я2). Нэ 129В был сконструиро­ван специально в качестве истебителя тан­ков. В его носовой части были установлены 2 7,92-мм пулемета и 2 20-мм пушки, но его истинная мощь заключалась в главном во­оружении, отдельной 30-мм (или даже 50-мм) пушкой, помещенной в гондоле под фюзеляжем. При попадании из нее в тонкую

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image157.jpeg

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image158.jpeg

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image159.jpeg

броню над двигателем в задней части танка, в не защищенные броней грузовики или в бревенчатые советские блиндажи результат обычно был фатальным. Р\? 190 обычно тес­но взаимодействовали с Нэ 129, сбрасывая осколочные бомбы 501 и Б02, чтобы сме­шать атакующие порядки советской пехоты.

Невысокая скорость атакующего назем­ные цели самолета, такого как Нэ 129 и^-87, требовала тесного боевого взаимодействия, чтобы позволить их экипажам сосредото­читься на конкретных целях. Это должны

Пе-2 в полете неуклонно следует к своей цели. Дальность полета Пе-2 с бомбовым грузом в 1000 кг (бомбометание с горизонтального полета, с пикирования 600 кг) составляла 1500 км, что давало ему неограниченный оперативный простор над Курским выступом. Хорошо видны пулеметы в днище фюзеляжа и в задней части кабины. Застекленная носовая часть повышала точность бомбометания.

были обеспечивать «Мессершмитт» (Bf 109 G-6) и «Фокке-Вульф» (Fw 190 А-4). Во­оружение Fw 190 — 4 20-мм пушки в крыль­ях и 2 7,92-мм пулемета в переднем фюзеля­же — плюс скорость 630 км/ч делали этот истребитель таким, с которым нельзя было не считаться. Вооружение Bf 109 — 20- или 30-мм пушка и 2 крупнокалиберных пулеме­та, скорость до 650 км/ч должна была вы­полняться другими испытанными и надеж­ными самолетами, такими как «Хейнкель» (Не 111) и «Юнкере» (Ju 88), «Дорнье» (Do 17, Do 215) и др.

Люфтваффе оказывали поддержку на­ступавшей с севера 9-й армии 6-м воздуш­ным флотом генерал-полковника Риттера фон Грейма, который состоял из 1-й воз­душной дивизии, 10-й зенитной бригады и 12-й зенитной дивизии.

Смешанный состав противотанковых штурмовиков и бомбардировщиков был представлен 730 самолетами. Среди них были три группы пикирующих бомбарди­ровщиков. Орудия германских зенитных частей были высокоэффективным оружием,

Этот стрелок заднего пулемета штурмовика тща­тельно проверяет каждый патрон в пулеметной ленте. Необходимость в стрелке и 12,7-мм пуле­мете сзади была очевидна (на ранних сериях не было), поскольку у самолетов Ил-2 максимальная скорость была 41 5 км (из-за их бронирования и боезапаса), поэтому без прикрытия в одноместном варианте они легко сбивались истребителями стран оси.

особенно 88-мм пушки. В то же время эти 88-мм орудия были настолько эффективны против советских танков, что многие зенит­ные батареи были взяты на вооружение вер­махта в качестве поддержки артиллерий­ских противотанковых соединений, у кото­рых было менее эффективное вооружение. Следствием этого стало сильное сокращение средств противовоздушной обороны, кото­рыми обеспечивались аэродромы стран оси.

Люфтваффе, которые теперь готовились к операции «Цитадель», уже не были пол­ными хозяевами в небе над Россией, как это происходило в течение почти двух лет. Глав­нокомандующий люфтваффе Герман Геринг в начале Второй мировой войны обещал, что ни одна бомба не упадет на рейх. К началу 1943 года пустота этих слов ежедневно дока­зывалась атаками англо-американских бом­бардировщиков, которые наносили урон германскому промышленному производству и подрывали моральный дух немецкого на­рода (последнего не было вплоть до 1954 г. — Ред.). Чтобы противостоять этому, Геринг отозвал многие эскадрильи истребителей с Восточного фронта и во многом переориен­тировал люфтваффе на Запад. Это привело к тому, что бои на Восточном фронте велись теперь меньшими силами. Еще больше ос-

              Воздушное сражение |

ложняло и без того трудное положение то, что для воздушной войны на Западе горю­чее выделялось в первую очередь, поэтому обеспеченность горючим для Курской бит­вы составляла 30 процентов от фактических потребностей в нем.

Однако опыт летных экипажей, эффек­тивность наземных команд и превосходство техники были факторами, которые обычный германский солдат считал само собой разу­меющимися. В конце концов, разве вермахт не обладал почти подавляющим превосходс­твом в воздухе над военно-воздушными си­лами Красной армии с первых часов прове­дения операции «Барбаросса»? Недавно призванные германские солдаты еще не зна­ли, что военно-воздушные силы Красной армии теперь уже не те, какими они были столь долгое время. Они теперь были не просто «мишенями для тренировок курсан­тов» для наследников Красного барона (имеется в виду лучший ас Первой мировой

Эти самолеты Пе-2, которые летят, как видно, без истребителей сопровождения, возвращаются на базу в тыл после выполнения задачи в районе Курского выступа. Практический потолок их полета составлял 9 тысяч метров, но здесь эти самолеты, как видно, летят на значительно более низкой высоте.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image160.jpeg

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image161.jpeg

 

 

барон фон Рихтгофен. — Ред.), а настоящей силой, с которой приходилось считаться и которую и в самом деле следовало прини­мать всерьез.

Военно-воздушные силы Красной армии

Накануне 22 июня 1941 года военно-воз­душные силы Красной армии в западных приграничных округах насчитывали чуть более 6500 боеготовых самолетов. В первые дни операции «Барбаросса» люфтваффе на­зывали астрономические цифры уничто­женных ими советских самолетов: 1811 к концу первого дня, из которых 1489 были застигнуты аккуратно выстроенными на аэродромах. Как писал в своем критическом письме, которое отважился направить в Центральный комитет партии один нена­званный русский летчик, «наши лагеря, примыкающие к границе, разбиты как будто для инспекции — с рядами белых палаток, хорошо видными с воздуха».

В дополнение к этой «маркировке целей» самолеты доставлялись на приграничные аэродромы прямо с конвейеров заводов, час­то отсвечивая краской. Предпринималось мало (или вовсе не предпринималось) попы­ток замаскировать их. По приказу Сталина начались разработки систем их маскировки. К сожалению, сделано было слишком мало и

слишком поздно. Кроме того, многие аэро­дромы, использовавшиеся военно-воздуш- ными силами Красной армии, располагались гораздо ближе к границе, чем аэродромы их противников из люфтваффе. Поэтому поте­ри были понесены и в результате огня немец­кой артиллерии по таким аэродромам, кото­рые были взяты на прицел перед 22 июня.

Более того, летная и тактическая подго­товка была очень примитивной, а знание учебников становилось эталоном, по кото­рому судили о подготовленности советских летчиков. Нахождение строя самолетов под огнем противника с земли и с воздуха поощ­рялось. Также поощрялась практика исполь­зования крупных формирований неповорот­ливых бомбардировщиков, которые волна за волной бросали в водоворот огня зенитных орудий, с неизбежным результатом — их просто сбивали в огромных количествах.

Конструкции самолетов в СССР не со­вершенствовались так быстро, как в Герма­нии, и военно-воздушные силы Красной ар-

Эти женщины 47-й эскадрильи одеты в красноар­мейскую форму как нового, так и старого образ­ца. На офицере справа новая гимнастерка образ­ца 1943 года и погоны. Другие продолжают носить довоенную форму «пролетарского» стиля. Эмалированный отличительный знак, носимый на груди справа, указывает, что эта эскадрилья является частью гвардейского формирования.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image162.jpeg

мии были укомплектованы многими тысячами устаревших машин, которые не могли сравниться с пилотируемыми опыт­ными летчиками и хорошо оснащенными самолетами люфтваффе. Одним из последс­твий этой ситуации было то, что советские пилоты прибегали к отчаянному средству — тарану своих противников в воздухе! Любо­пытно, что руководство русских не отвраща- лоот таких действий, поскольку современный немецкий самолет становился жертвой, как правило, устаревшей русской машины. Сте­пень выживания русских пилотов, которые шли на такой рискованный вид боя, похоже, была достаточно высокой — если они поки­дали самолет на подходящей высоте. Среди личного состава люфтваффе быстро распро­странился слух, что советские самолеты производятся со специальными брониро­ванными пропеллерами для использования в такого рода действиях.

Наряду с пехотой, танкистами, артилле­ристами и др., а также флотом с 1941 года (день рождения советской гвардии — 18 сен­тября 1941 г. — Ред.) почетным званием гвардейцев были удостоены и отличившие­ся в бою формирования военно-воздушных сил Красной армии (первые — с декабря). Каждый гвардеец получал маленький крас­но-белый эмалированный значок с надпи­сью «Гвардия», которую следовало носить на груди справа.

Эта эмблема также наносилась краской на самолеты и башни танков. В качестве

В то время кок прогревается двигатель самолета на заднем плане, экипаж этого штурмовика Ил-2 готовится к выполнению очередной боевой задачи, работая по наземным целям. На счету этих штурмовиков уничтожение, в течение лета 1 943 года, сотен танков и бронетранспортеров, множества автомобилей. Это классический тип самолета, предназначенного для поражения наземных целей.

символа признания элитного статуса прово­дилась установленная церемония. На собра­нии летной части зачитывалось воззвание Народного комиссариата обороны, причем личный состав становился на колени, в то время как их командир получал и целовал гвардейское знамя. Затем они произносили слова клятвы: «В суровые годы Великой Отечественной войны клянусь перед своей страной и вами, мои соратники, до послед­ней капли крови и последнего дыхания бо­роться до победного конца... Вперед к побе­де! Слава партии Ленина!»

Гвардейские части (любого рода войск) обычно укомплектовывались новейшей бое­вой техникой и были большей численности, чем обычные формирования. Предполага­лось, что они будут выступать в качестве го­ловной ударной силы и служить примером другим в достижении превосходства над не­когда внушавшими страх вермахтом и люфт­ваффе.

Но даже такие отчаянные меры, как та­ран (как бы хвалебно о них ни отзывались в советских средствах массовой информации),

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image163.jpeg

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image164.jpeg

Модернизированным вариантом самолета се­рии СБ-2 Туполева был самолет СБ-2БИС, у которого были иной двигатель и большая вмес­тимость топливных баков, чем у оригинального СБ-2. Оборонительное вооружение состояло из спаренного 7,62-мм пулемета на носу и одного 7,62-мм пулемета в фюзеляже за кабиной пилотов. Этот самолет уже был устаревшим.

Пе-2 выпускался в огромном разнообразии видов, но большинство из 11 247 произведенных самолетов были предназначены для роли пикирующих бомбар­дировщиков. С экипажем из трех человек самолет мог нести внутренний и внешний бомбовый груз в 1 ООО кг перегрузкой 1500, при бомбометании с пикиро­вания 600 кг). Два 7,62-мм стационарных пулеме­та располагались спереди и сзади.

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image165.jpeg

Истребители Як готовятся к старту ранним утром. Судя по легкому камуфляжу, атака противника представлялась маловероятной. Под консолями крыльев этих истребителей могли также подвешиваться реактивные снаряды и бомбы весом до 200 кг.

или высокие награды, вручавшиеся летчи­кам (посмертно или нет), не могли скрыть того факта, что военно-воздушные силы Красной армии намного отстали от люфт­ваффе, как в подготовке и опыте личного состава, так и в качестве боевых машин. Небу над Россией почти два года после 22 июня 1941 года было суждено стать про­странством, в котором германские самолеты обычно чувствовали себя очень уверенно. И это несмотря на то, что советское самоле­тостроение круто пошло вверх, когда пере­дислоцированные на восток заводы возобно­вили производство. В отличие от танковой армады Красной армии ее военно-воздушные силы страдали от изобилия конструкторских замыслов, которые неизбежно распыляли производство. Но так же, как набиралась бо­евого опыта вся Красная армия, учились бить врага и ее военно-воздушные силы.

К 1943 году военно-воздушные силы Красной армии получили такой истреби­тель, как Ла-5ФН, который практически не уступал (а кое в чем превосходил) немецким «Фокке-Вульфу» (Б\у 190 А-4) и «Мессер- шмитту» (Ы 109 С-4).

Конструкторское бюро Яковлева разра­ботало истребители Як-7 и Як-9, которые поступили в войска в начале 1943 года и хо­рошо себя проявили. Кроме того, Велико­британия и США по ленд-лизу поставили большое количество самолетов. Особо сле­дует отметить самолет Р 39 «Аэрокобра» (около 5 тысяч таких самолетов были от­правлены русским), на нем летал советский ас истребительной авиации Александр Покрышкин, на счету которого 59 побед (офи­циально, реально около 115. — Ред.).

В военно-воздушных силах Р 39 прозва­ли «бричкой» за маленький размер, и он оказался идеальным истребителем-штурмо­виком (буквально штурмующим наземные цели) из-за его 37-мм пушки, ведущей огонь через втулку воздушного винта.

Из всех советских самолетов, действо­вавших над Курским выступом во время операции «Цитадель», один стоит особня­ком: штурмовик для атаки наземных целей Ил-2. Сочетая способность нести на себе груз грозного вооружения с бронированным фюзеляжем для защиты от огня малокали­берных наземных противовоздушных средств, Ил-2 был поистине страшной ма­шиной, вселявшей ужас в сердца пехотинцев и танкистов фюрера. В планах обороны Кур­ского выступа роль военно-воздушных сил Красной армии была продумана с гораздо большей тщательностью, чем в предшеству­ющих операциях.

К маю 1943 года численность военно- воздушных сил Красной армии утроилась по сравнению с предыдущим годом и превы­сила 8 тысяч самолетов. В течение недель, предшествовавших операции «Цитадель», военно-воздушные силы Красной армии проводили ночные рейды — силами авиации дальнего действия (АДД).

Они осуществлялись самолетами Ил-4 и полученными по ленд-лизу американскими бомбардировщиками В 25 «Митчелл» — были нанесены удары по важным железнодорож­ным узлам на оккупированной немцами тер­ритории. Так, 3 мая более 100 бомбардиров­щиков АДД атаковали железнодорожный 1 2 б узел под Минском; были нанесены удары по

Самолет Туполева СБ-2, передвигаемый вручную экипажем и его помощниками. СБ-2 создан в КБ А.Н. Туполева в 1 934 году и предназначался для роли скоростного бомбардировщика. Бомбо­вый груз (внутри) составлял 600 кг. Скорость 420 км. Способность СБ-2 использовать летные поля с неровным грунтом была его заметным преимуществом. Однако к уже в 1 941 году был устаревшим тихоходным и слабовооруженным.

Гомелю, Брянску и Орше. Партизанские от­ряды осуществляли диверсии на железных дорогах у этих городов, создавая заторы для эшелонов, которые представляли идеальные мишени для атаки бомбардировщиков воен­но-воздушных сил Красной армии — дейс­твия партизан и авиации координировались.

Когда немецкие войска и их военная тех­ника наконец достигали пунктов сбора на своей линии фронта, по ним ночью наноси­ли удары соединения бомбардировщиков У-2, которых немцы прозвали «швейные ма­шинки», за звук, производимый их двигате­лями. Одной из частей У-2 был гвардейский женский полк ночных бомбардировщиков, который целиком состоял из женщин. В во- енно-воздушных силах Красной армии к 1945 году насчитывалось три полка, состо­явшие целиком из женщин.

Базы люфтваффе также держались под постоянным надзором. Между 6 и 8 мая по 17 аэродромам были нанесены серии согла­сованных ударов 112 дневными бомбарди­ровщиками, 156 штурмовиками и 166 истре­бителями. Шесть советских армий вносили свой вклад в эту операцию, которая охвати­ла пять армейских фронтов. Ведущую роль в этой операции играли 2-я и 16-я воздуш­ные армии — соответственно на Централь­ном и Воронежском фронтах.

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image167.jpeg

Самолет конструкторов Микояна и Гуревича МиГ-3 показывал очень высокие летные качества на больших высотах. Первоначально предназна­чавшийся в качестве высотного (до 12 км) истребителя, вооруженного 12,7-мм и двумя 7,62-мм пулеметами, МиГ-3 мог также нести бомбово-ракетный груз для выполнения задач на атаки наземных целей.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image168.jpeg

Эти две воздушные армии не прекращали осуществлять внезапные налеты на аэродро­мы люфтваффе и в последующие два месяца. Обеими командовали люди, которые приоб­рели опыт в битве под Сталинградом: гене­рал С.И. Руденко, командовавший 16-й воз­душной армией; генерал С.А. Красовский, сменивший генерала К.Н. Смирнова на пос­ту командующего 2-й воздушной армией после передачи 17-й воздушной армии на Юго-Западном фронте генералу В.А. Судцу. Непосредственно в их тылу находился резер­вный Степной фронт под командованием И.С. Конева, которому оказывала поддержку 5-я воздушная армия С.К. Горюнова. Она была восстановлена после своей переброски с Северного Кавказа, где большая часть ее воздушных полков была передана 4-й армии К.А. Вершинина и военно-воздушным силам Черноморского флота.

Руденко и Красовский получили под­крепление из воздушного резерва Государс­твенного Комитета Обороны (ГКО) — 16-я армия получила 6-й истребительный авиакорпус Юмашева, 3-й бомбардировоч­

 

ный авиакорпус Каравицкого и 6-й смешан­ный воздушный корпус Антошкина, а 2-я воздушная армия была усилена 4-м ис­требительным авиакорпусом Подгорного, 1-м бомбардировочным корпусом Полбина и 1-м корпусом штурмовиков Рязанова.

Вместе с 17-й воздушной армией и не­сколькими корпусами АДД поддержки в об­щей сложности было подготовлено 2900 со­ветских самолетов, и они ожидали момента, когда наконец начнется наступление немцев.

Однако в одном отношении советская сторона не была готова. Самый опасный

Пилот и моторист-механик одной из частей об­суждают тонкости наладки двигателя самолета. Это машина МиГ-3. Способна развивать скорость до 640 км (на 7000 м) при дальности полета 1250 км. МиГ-3 применялся в роли истребителя бомбардировщика и мог нести 200 кг ракет и бомб. Был снят с производства в начале 1942 года, и в 1943-м таких самолетов оставалось мало.

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image169.jpeg

удар ожидался с севера, но у 6-го воздушно­го флота немцев (Lutflotte 6) с базами в районе Орел—Брянск было только 730 са­молетов, в то время как у военно-воздушных сил Красной армии было здесь явное чис­ленное преимущество. У советской авиации было в наличии в два раза больше истреби­телей, чем у люфтваффе, — во многом благо­даря Жукову, который настаивал на значи­тельном увеличении мощи истребительной авиации, чтобы противостоять воздушным атакам немцев, и в несколько раз больше, чем у немцев, штурмовиков. Только в чис­ленности дневных бомбардировщиков воен­но-воздушные силы Красной армии уступа­ли люфтваффе. В проведении воздушных операций советская сторона должна была в большой степени полагаться на более новые, лучше вооруженные и с лучшими двигате­лями штурмовики Ил-2.

Как и под Сталинградом, ответствен­ность за общую координацию воздушных операций возлагалась на A.A. Новикова (с 1944 года — Главный маршал авиации).

Внутри выступа была создана сеть запас­ных командных и контрольных центров, а заместители командующих воздушными си­лами были направлены в штабы тех назем­ных армий, которым предстояло в первую очередь встретить наступление немцев. Так, заместитель командующего 16-й воздушной армией находился в штабе 13-й армии Пухо­ва, противостоявшей Моделю, и имел осо­бые полномочия на вызов поддержки с воз­духа, в интересах армии Пухова.

Было подготовлено большое число вспо­могательных взлетно-посадочных полос, а имевшиеся аэродромы были расширены. Треть из них использовалась в качестве ложных целей, чтобы обмануть люфтваффе. В целом советские летные поля тактической авиации намного уступали тем, которые 128 подготовили люфтваффе. В то время как

Штурмовик готовится к взлету с передового аэро­дрома в последние дни Курского сражения. Это Ил-2 с 12,7-мм пулеметом сзади (пилот был защи­щен броней, стрелок нет), в дополнение к двум 23-мм пушкам на крыльях спереди. 400600 кг бомб и 410 реактивных снарядов дополняли грозный набор вооружения, которое нес на себе этот замечательный самолет.

4 июля немецкие эскадрильи летали на зада­ние с аэродромов, расположенных в 18— 20 километрах за линией фронта, а самые передовые летные полосы для истребителей находились всего в 5 километрах от фронта, советские истребители располагались в 25— 49 километрах от фронта, штурмовики — в 60—70 километрах, а бомбардировщики — в 120—130 километрах от линии фронта.

Несмотря на то, что это не противоречи­ло тому, как была спланирована советская оборона, это также говорило о том, что рус­ские явно отдавали должное способностям люфтваффе в нанесении неожиданных и жестких ударов по передовым аэродромам. Они предпочитали оставлять 18—30 истре­бителей, барражирующих над линией фрон­та, чем идти на риск потери истребителей на земле на прифронтовых полевых аэродро­мах. Окончательные приготовления вклю­чали определение времени встречи и син­хронизацию во времени для истребителей сопровождения, договоренность об оказа­нии взаимной поддержки между соседними воздушными армиями, выбор позывных и подготовку ремонтно-восстановительных служб.

В целом снижение уровня активности люфтваффе непосредственно перед началом «Цитадели» позволило проделать довольно большую подготовительную работу, хотя, как показали события, недостаточную для предотвращения нарушений контроля и уп­равления в воздухе с началом воздушных операций. В ожидании грядущих сражений

Воздушное сражение |

офицеры-политработники поднимали бое­вой дух летных экипажей. Когда один лет­чик получил письмо от родных с недавно освобожденной территории, в котором гово­рилось о зверствах С С, политрук зачитал его вслух на собрании части и призвал лет­чиков отомстить в предстоящем бою. На бо­ковой стороне фюзеляжей самолетов многих экипажей были краской выведены лозунги, в которых слова «месть» и «смерть фашист­ским оккупантам» встречались чаще всего.

5 июля занимался ясный и теплый рас­свет.

На пыльных взлетно-посадочных поло­сах Белгорода, Харькова, Полтавы и Днеп­ропетровска бомбардировщики «Юнкере» (Ju 88) и «Хенкель» (Не 111) VIII воздуш­ного корпуса выстроились для взлета в пер­вой волне воздушной атаки «Цитадель».

В этот момент служба радиоперехвата доложила о значительной активизации воз­душного движения на советской стороне, и вскоре после этого радар «Фрейя» под Харь­ковом засек приближение большого строя самолетов с востока. Это формирование со­стояло из 132 штурмовиков и 285 истреби­телей 2-й и 17-й воздушных армий, выде­ленных для уничтожения немецких бомбар­дировщиков на земле, когда их истребители сопровождения еще не были подняты в воз­дух. Но этому упреждающему удару не суж­дено было стать успешным. Советские воз­душные полки были истребителями «Мес- сершмитт» (Bf 109 G.) авиагруппы «Удет» и JG 52, эскадрильи которых были стянуты из-под Харькова и из Микояновки. На их счету было, как утверждалось, 120 побед в первоначальных воздушных сражениях.

На северном участке ситуация была сходной. Подключение истребителей к не­удавшемуся упреждающему удару рано ут­

ром не позволило военно-воздушным силам Красной армии бороться с люфтваффе за превосходство в воздухе как на южном фланге выступа, так и на севере. Ответ со­ветской стороны на атаки люфтваффе зачас­тую был запоздалым и малоэффективным. Два корпуса истребителей, предназначен­ных для обеспечения прикрытия линии фронта, 6-й истребительный авиакорпус Юмашева на Центральном фронте и 5-й ис­требительный авиакорпус на Воронежском фронте не смогли противостоять люфтваф­фе. Без адекватного воздушного прикрытия советские наземные силы несли излишние потери, это способствовало наступательным действиям. Новикову пришлось прежде все­го обратить внимание на неудачи его истре­бителей.

Не были поначалу успешными и совет­ские атаки немецкой бронетехники. Несмот­ря на новые противотанковые бомбы, раке­ты РС-82 и пушки (2 23-мм, а на некоторых даже 2 37-мм), штурмовикам Ил-2 не уда­лось прорваться и остановить наступавшие германские танки. У летавших небольшими группами Ил-2 и Пе-2 часто не было истре­бителей сопровождения.

По приказу командования штурмовики стали летать гораздо более крупными соеди­нениями, силой до полка, чтобы облегчить сопровождение их истребителями, что долж-

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image170.jpeg

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image171.jpeg

На фото изображен штурмовик Ил-2 с 37-мм пушками под крыльями. Кроме того, Ил-2 имели два 7,62-мм пулемета. Офицеры военно-воздуш­ных сил Красной армии рассматривают пулевые отверстия в парашюте, принадлежавшем одному из их товарищей, жизнь которого была спасена.

но было позволить Ил-2 прорваться и пода­вить огонь на земле одной только численной мощью и упорством в атаке. Летя шахмат­ным порядком по одной линии, Ил-2 боль­ше уже не совершали торопливых пролетов небольшими группами.

Вместо этого они шли на просчитанные выходы в пике с высоты 1000 метров под уг­лом в 30—40 градусов, сбрасывая свои бом­бы и пуская ракеты, когда были на расстоя­нии 200—300 метров от цели, и, совершая повторные пролеты, вели огонь из пушек и пулеметов.

В конце второго дня на севере Курского выступа военно-воздушные силы Красной армии преодолели свои проблемы и были в состоянии сдерживать немецкие истребите­ли и бомбардировщики. А с 7 июля 16-я воз­душная армия стала делать успехи и начала изнурять люфтваффе. К 8 июля командова­нию было доложено о повышении эффек­тивности действий штурмовиков и о том, что силы люфтваффе ослабли и даже не мог­ли господствовать в воздухе над районами сражений. Неся тяжелые потери, люфтваф­фе оказались без пополнения, необходимого

Подавленность этого взятого в плен летчика люфт­ваффе очевидна. Немцы и их союзники так долго воспринимали свое превосходство в воздухе как должное, что повышение боеспособности военно- воздушных сил Красной армии над Курским вы­ступом стало глубоко травмирующим испытанием для немецких пилотов.

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image172.jpeg

для того, чтобы поддерживать полностью укомплектованными свои эскадрильи, и во­енно-воздушные силы Красной армии полу­чили возможность более свободно летать над немецкими позициями.

Несмотря на то что немцы все еще могли выполнять задачи эффективной поддержки наземных сил в отдельных районах, если не во всей зоне боевых действий, их превос­ходство катастрофически падало. К оконча­нию наземных наступательных операций на северном участке Курского выступа мощь люфтваффе значительно сократилась.

Картина на юге Курской дуги была во многом такая же. Численный перевес совет­ских войск и все возрастающая эффектив­ность применения ими военной техники сводили на нет усилия численно уступав­ших им немцев. Поэтому к 11 июля люфт­ваффе были в состоянии достигнуть успеха только на узких участках, как, например, в поддержке атаки II танкового корпуса СС в направлении Прохоровки. Командующий советской 5-й танковой армией Ротмистров так описывал ситуацию над полем боя у Прохоровки со своего командного пункта 12 июля: «В то же время над полем сраже­ния разгорелись ожесточенные воздушные бои. Как советские, так и немецкие летчики старались помочь своим наземным силам выиграть битву. Бомбардировщики, самоле­ты поддержки наземных сил и истребители,

Несмотря на то что в 1943 году ему уже исполни­лось десять лет, самолет Поликарпова И-1 6 все еще использовался военно-воздушными силами Красной армии в качестве фронтового истребите­ля-бомбардировщика. Его скорость до 470 км ставила И-1 6 в явно невыгодное положение при столкновении с более быстрыми и более манев­ренными немецкими истребителями. Потери само­летов этого типа были велики, и поэтому И-1 6 перестали использовать в роли боевого самолета.

Оценивая результаты. Эти советские самолеты попали в кадр в полете над подвергнутым масси­рованной бомбардировке районом «где-то в районе театра военных действий под Курском». Именно под Курском военно-воздушные силы Красной армии отобрали превосходство в воздухе у люфтваффе. И это превосходство уже не выпускалось из рук.

казалось, как приклеенные висели в небе над Прохоровкой. Воздушные бои следова­ли один за другим. Вскоре все небо заволок­ло густым дымом от горящих самолетов».

Если Прохоровка, по выражению Коне­ва, была «лебединой песней немецких тан­ковых войск», то операция «Цитадель» зна­меновала наступающий век военно-воздуш­ных сил Красной армии. Впервые с начала войны военно-воздушные силы Красной ар­мии противостояли люфтваффе почти на равных, и, хотя еще предстояло пройти боль­шой путь до окончательной победы, совет­ский воздушный флот подрезал крылья гит­леровским люфтваффе и вновь стал хозяи­ном в своем небе.

 

 

Армия и оружие: Фото бронетехники

Rambler's Top100


Популярное

Объявления

http://armia.isgreat.org/images/stories/Aspose.Words.e5331b29-2b8f-458e-b250-09689da06906.001.jpeg

Основной боевой танк Т-72

В начале 1960-х годов на смену самым знаменитым послевоенным советским тан­кам Т-54 и Т-55 пришел не менее известный Т-62, на котором впервые в истории мирового танкостроения была установлена стабилизированная в двух плоскостях гладкоствольная 115-мм пушка - самое грозное оружие того времени которым обладала армия . Вскоре, уже в 1964году, был разработан, а в дека­бре 1966 года принят на вооружение абсолютно новый танк Т-64 - первый совет­ский танк второго поколения, на котором впервые в СССР удалось установить ав­томат заряжания, позволивший сократить экипаж до трех человек. В 1967году, после появления опыта эксплуатации Т-64 в войсках, выявившего недостаточную надежность двигателя, ходовой части и механизма заряжания, началась разра­ботка нового танка. Главный конструктор танкового подразделения Уралвагонза- вода (это предприятие занималось производством Т-64) Л. Н. Караев еще в начале 1960-х годов поручил группе конструкторов разработать усовершенствованный ав­томат заряжания, в котором были бы устранены недостатки механизма заряжа­ния танка Т-64. В частности, предусматривались обязательное удаление стреля­ного поддона за пределы танка, меньшие габариты, более эргономичная компоновка внутри танка, обеспечение большей надежности, меньшей пожароопасности и т д (см. фото).

Читать полностью...
Шезлонг качалка и Шезлонги купить. .; товары почтой.; eurozvuk.ru хобби-хэппи.рф