Курская битва: Ударная группировка СС

07.10.10 20:41Легендарные танки - Курская битвам В последнее время возниклатепла через оконные откосы
Печать

Курская битва: Ударная группировка СС

   Когда северные клещи немцев застопорились, все надежды на победу под Курском стали возлагать на силы группы армий «Юг». Здесь, у Манштейна, во II танковом корпусе СС были элитные соединения, которые были способны добыть фюреру желанную победу.

 

В течение ночи с 8 на 9 июля Ставка уско-
рила сосредоточение стратегических ре-

зервов, приказав 5-й гвардейской танковой
армии Ротмистрова спешно двигаться мар-
шем в район Прохоровки, и подчинила ее
Воронежскому фронту Ватутина. Армия со-
стояла из трех корпусов с общим количест-
вом 593 танка и 37 самоходных артиллерий-
ских установок. В то же время Воронежскому
фронту была передана и 5-я гвардейская ар-
мия генерала Жадова, которой было прика-
зано развернуть два своих гвардейских
стрелковых корпуса вдоль реки Псёл от
Обояни до Прохоровки. Размещение на по-
зиции 80 тысяч солдат Жадова займет не-
сколько дней.

Одновременно Ватутин организовывал
дальнейшие перемещения на Воронежском

фронте, чтобы укрепить оборону вдоль до­роги на Обоянь. В результате 1-я танковая армия Катукова получила два танковых кор­пуса: 10-й генерал-майора В.Г. Буркова и 5-й гвардейский генерал-майора А.Г. Крав­ченко. Предполагалось, что оба корпуса выйдут на позицию рано утром 10 июля. Они обеспечат дополнительную поддержку в обороне 1 -й танковой армии, закрывавшей немцам путь на Обоянь, или в атаке левого фланга наступающего ХЬУШ танкового корпуса Кнобельсдорфа вдоль реки Пены.

Наряду с танками в распоряжение Катукова поступили пехотные, противотанковые и ар­тиллерийские полки с других, более спокой­ных участков фронта и из резервов Ставки.

По другую сторону фронта, у немцев, Гот тоже не сидел сложа руки. Было решено раз и навсегда ликвидировать угрозу левому, за­падному флангу ХЬУШ танкового корпуса.

С этой целью часть дивизии «Великая Германия», 3-я танковая дивизия и 332-я пе­хотная дивизия должны были действовать против русских на западном левом фланге, в то время как другая часть «Великой Герма­нии» и 11-я танковая дивизия продолжат наступление на Обоянь. Части «Великой Германии», разделавшись с проблемами на левом фланге, возобновят затем наступле­ние далее на север. Однако Кнобельсдорф недооценил гибкость русских войск, кото­рые были развернуты против его левого фланга.

II танковый корпус СС атакует в направ­лении на север дивизиями «Мертвая голо­ва» и «Лейбштандарт», в то время как «Рейх» и 167-я пехотная дивизия прикрыва­ют их восточный фланг вдоль реки Липовый Донец к Прохоровке. Наступление на Курск ляжет на плечи экипажей 283 танков и штурмовых орудий, остававшихся во II тан­ковом корпусе СС Хауссера (из 514 к нача­лу битвы. — Ред.). Сам Манштейн задейс­твовал всю доступную авиацию для поддержки с воздуха, чтобы придать боль­ший напор атакующим силам ваффен СС.

Целью ХЬУШ танкового корпуса 9 июля была Новоселовка, которую обороняли 3-й механизированный корпус и 67-я гвар­дейская стрелковая дивизия. Верхопенье пало в течение утра, его защитники отступи-

Во II танковом корпусе СС были помимо танков том числе «Тигров») и истребители танков «Фердинанд». Этот металлический монстр был вооружен 88-мм орудием (Рак 43/2 1/71), кото­рое могло легко подбить любой советский танк. В свою очередь, его броня (200 мм лоб и 85 мм борт) не пробивалась большинством орудий.

Командующий группой армий «Юг» фельдмаршал Эрих фон Манштейн. В своих мемуарах после войны он описывал действия группы армий «Юг» под Курском следующими словами: «Было трудно, и продвижение вперед шлотяжело».

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image224.jpeg

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image225.jpeg

Танки Т-34 и пехота 5-й гвардейской танковой армии Ротмистрова на марше в направлении Прохоровки. Состоящая из 5-го гвардейского механизированного корпуса, 29-го танкового корпуса и других соединений и частей (всего около 800 танков и САУ), она сыграет решающую роль в разгроме южного крыла наступавших немецких войск.

ли под лавиной немецкой бронетехники, ударами авиации и шквалом артиллерий­ского огня. В истории дивизии «Великая Германия» отмечается: «Примерно в то же время, около 7.00, солдаты моторизованных частей снова пошли в атаку на Верхопенье с 2-м и 3-м батальонами в попытке наконец овладеть этим населенным пунктом, несмот­ря на сильный фланговый огонь с запада. Боевая группа фон Штрахвица поддержива­ла наступление с южной окраины Верхопе- нья примерно с 19 танками Pz IV [с длин­ными орудиями], 10 «Тиграми» и 10 оста­вавшимися «Пантерами». В то же время, совершая массированные атаки, эскадрильи пикирующих бомбардировщиков сбрасыва­ли бомбы на известные объекты в населен­ном пункте, в том числе на западном берегу реки Пены, обрабатывая оборонительные позиции противника. Наконец, около 8.35 командир 2-го батальона моторизованного полка дивизии «Великая Германия» доло- 1 б 2 жил, что находится в последних домах на се­

верной части Верхопенья, что означало взя­тие этого населенного пункта, за который шел такой упорный бой. Сильный фланго­вый огонь с запада продолжался, как ука­зание на то, что нашему соседу слева не уда­валось поспевать за нашим продвижением вперед; он все еще находился далеко на юго- западе и вел тяжелый бой с большой массой танков противника».

 

Поддержка пикирующих бомбардировщиков «Штука»

Кое-где продвижение было столь же успеш­ным. Далее в официальной истории отмеча­ется:

«Утро 9 июля танковый полк и полк мо­топехоты дивизии «Великая Германия» встретили наступающими под облачным не­бом мимо Верхопенья на северо-восток в направлении Новоселовки и высоты 240,4 [непосредственно к западу от Новоселовки]. Однако там эсэсовцы были остановлены очень сильной обороной с противотанковы­ми пушками и танками. Примерно в то же время — около 6.00 [8.00 по московскому времени] — танковый разведывательный ба­тальон при поддержке дивизиона штурмо­вых орудий «Великой Германии» выполнял приказ дивизии на наступление в направле­нии высоты 260,8 по дороге на Обоянь.

Наступлению предшествовали атаки пи­кирующих бомбардировщиков на, по всей видимости, головные колонны и сосредо­точения войск противника далее к северу. Волны пикирующих бомбардировщиков точно сбросили свой груз на русские танки. Высокий столб пламени вздымался каждый раз, когда экипаж «комиссаров и красноар­мейцев» посылался на небеса. При такой по­истине замечательной поддержке с воздуха боевая группа танкового разведывательного батальона «Великой Германии» приблизи­лась к пункту 260,8. Наблюдения выявили, что к востоку 11-я танковая дивизия, кото­рая все еще частично была укомплектована танками Рг III, готовилась наступать по до­роге на север...

При успешном продвижении танкового и мотопехотного полков в направлении Ново­селовки и усиленного танкового разведыва­тельного батальона (боевой группы) в на­правлении высоты 260,8 танковая группа Штрахвица была в срочном порядке выведе­на из района южнее Верхопенья и направле­на на северо-восток. Вскоре она достигла

 

высоты 240,8. Танковая группа Штрахвица затем проследовала мимо боевой группы бронетанкового разведывательного батальо­на в направлении высоты 240,4.

Вскоре наши танки устремились к сосре­доточению танков противника [86-я танко­вая бригада], которые были видны с рассто­яния 2500—3000 метров. Завязалось крупное сражение между танками при постоянной поддержке пикирующих бомбардировщиков «Штука». Высота 243 была взята после тя­желого боя, и немецкие танки первоначаль­но там остановились. На горизонте видне­лись горящие и дымящиеся танки противни­ка. К сожалению, были подбиты и три танка 6-й роты... При дальнейшем развитии боя га- уптман фон Виттерсгейм преуспел в прове­дении атаки вплоть до противотанковых оборонительных позиций в деревне Новосе- ловке и достиг высоты 260,8».

 

«Чрезвычайно тяжелые бои»

Но для 3-й танковой дивизии ситуация была далеко не такой благоприятной, что и отме­чается далее в докладе: «Однако трудная си­туация на участке 3-й танковой дивизии слева вынудила командование дивизии из­менить свои планы. Танковый полк и другие части дивизии «Великая Германия» удер­живали позиции далее к северу и северо- востоку от Новоселовки и южнее высоты 244,8. 1-й и 22-й батальоны и приданные ог­невые средства моторизованного полка ди­визии «Великая Германия» теперь были введены в бой западнее и северо-западнее Новоселовки и прикрывали фронт к северу и северо-востоку. Танковой группе Штрах­вица пришлось повернуть почти на 90 гра­дусов, для того чтобы оставить свою пре­жнюю позицию вдоль дороги на Обоянь и следовать к высотам 251,4 и 247 [северо-за­паднее Верхопенья]. Ей было приказано пойти в лобовую атаку на танки противника в этом районе, которые сдерживали наступ­ление 3-й [танковой] дивизии. Усиленный танковый разведывательный батальон по­следовал за группой Штрахвица, прикрывая ее с юго-запада».

Поворот «Великой Германии» под пря­мым углом в направлении на запад отмечен в истории дивизии: «Эти маневрирования были результатом сложной ситуации, в кото­рой оказалась 3-я танковая дивизия, и приве­ли части дивизии к высоте 244,8 на дороге на Обоянь. Это было, пожалуй, самое глубокое

              Ударная группировка СС |

проникновение «Великой Германии» в Кур­ский котел. Оно стало возможным только ценой чрезвычайно тяжелых боев и, в отде­льных случаях, больших потерь».

«Великой Германии» суждено было про­вести последующие дни, увязнув в жестоких боях с 6-м советским танковым корпусом, означавших, что, даже если дивизия «Вели­кая Германия» и выйдет в них победитель­ницей, XLVIII танковый корпус лишится своей дополнительной мощи, необходимой ему для прорыва на Обоянь. Ватутин четко использовал ситуацию. Срочно были подтя­нуты дополнительные силы к западному флангу Воронежского фронта, чтобы гаран­тировать, что «Великая Германия» и 3-я тан­ковая дивизия вместе с поддерживающей их пехотой не получат возможности объеди­нить свои усилия в наступлении на Обоянь, не говоря уже о Курске. К утру 10 июля силы «Великой Германии» (к 5 июля было 175 танков, в том числе 46 «Тигров» и 35 штурмовых орудий) и 10-й танковой бри­гады (к 5 июля было 252 танка, в том числе 204 «Пантеры») сократились до 87 танков и штурмовых орудий, включая 30 «Пантер». Тем не менее они и 3-я танковая дивизия ударили в стык 6-го танкового и Ill-го меха­низированного советских корпусов. 11-я тан­ковая теперь одна предпримет наступление на Обоянь.

Член одного из тысяч экипажей советских танков, которые сражались под Курском. Этот танкист принимает снаряды для пушки своего танка. Обратите внимание на магазины с пулеметными патронами, разложенные на корпусе танка.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image226.jpeg

 

        

В систематизированном советском отче­те описано это столкновение:

«Изолированные и разрозненные группы 200-й и 112-й танковых бригад были окру­жены в районе севернее Березовки, где в те­чение дня они сражались с немецкими тан­ками и пехотой.

Только ночью они смогли соединиться с главными силами 6-го танкового корпуса. В результате боя 10 июля 6-й танковый кор­пус понес тяжелые потери и насчитывал только 35 танков и 10 противотанковых ору­дий. Отступив на рубеж Новоселовка— Но­венькое, корпус сократил наполовину свой фронт обороны [с 20 до 10 километров] и снова восстановил свои оборонительные по­зиции».

Однако этот успех не продвинул ХЬУШ германский танковый корпус к Обояни, о чем и написал потом генерал Гетман, коман­дир 6-го советского танкового корпуса:

«Тем не менее корпус продолжал оказы­вать сопротивление противнику. Усеяв поле боя сотнями своих сожженных и разбитых танков и орудий и тысячами тел, противник смог потеснить наши войска на несколько километров. Его попытка полностью овла­деть селом Новенькое и продвигаться далее вперед в северном направлении провали­лась. Встретив организованное огневое про­тиводействие, он с наступлением ночи пре­кратил свои атаки».

Сводка дня Меллентина противоречит этому. Продвижение вперед 11-й танковой дивизии в направлении Обояни шло, но медленно, продавливанием, а не прорывом советской обороны, и все время с растягива­нием правого фланга, чтобы облегчить поло­жение частей «Лейбштандарта».

К вечеру 11 июля Кнобельсдорф стал осуществлять свой план наступления на Обоянь силами «Великой Германии» и 11-й танковой дивизии:

«С 11-й танковой дивизией, поджидав­шей «Великую Германию», чтобы занять ее место слева, немцы могли далеко просмат­ривать долину реки Псёл, последнюю естес­твенную преграду с этой стороны перед Курском. В полевой бинокль в легкой дым­ке были различимы башни Обояни. Обоянь была нашей целью.

Казалось, до нее рукой подать. Всего в каких-то 19 километрах. Совсем не расстоя­ние при нормальных условиях для танково­го соединения. Совершит ли ХЬУШ танко- 1 64 вый корпус этот последний бросок?

Судя по тщательно составленному гра­фику Гота, должно было происходить следу­ющее: ХЬУШ танковый корпус должен был наносить удар в направлении Обояни и за­хватить переправу через Псёл. Его основные силы должны следовать в восточном направ­лении и, прежде чем атаковать Курск, со­вместно с танковым корпусом СС Хауссера разбить танковые силы противника, при­ближавшиеся со стороны Прохоровки. Та­ков был план Гота».

И хотя план Гота для ХЬУШ танкового корпуса был именно таким, у Ватутина име­лись другие соображения. Он просто прика­зал У1 танковому корпусу из 1-й танковой армии Катукова и остаткам этой потрепан­ной танковой армии: «Не дать противнику прорваться в северном направлении от рубе­жа Круглик—Ольховатка и вашими главны­ми силами атаковать с рубежа Александров- ка—Новенькое на юго-восток во взаимодейс­твии с 6-й гвардейской армией. Задача состоит в том, чтобы захватить Яковлево и Покровку и совместно с 6-й гвардейской и 5-й гвардейской танковой армиями окружить прорвавшуюся подвижную группу [противни­ка] с последующим развитием успеха в южном и юго-западном направлениях».

Своими танками Катуков должен был контратаковать левый фланг ХЬУШ танко­вого корпуса.

 

II танковый корпус СС

Главное наступление II танкового корпуса СС 9 июля должно было быть предпринято дивизиями «Лейбштандарт» и «Мертвая го­лова». «Мертвая голова», теперь полностью освободившаяся от действий по обеспече­нию фланга, была переброшена через тылы дивизий «Рейх» и «Лейбштандарт».

Атакуя, она потеснила потрепанные 3-й механизированный и 31-й танковый корпуса Черненко на север к Кочетовке.

«Мертвая голова» достигла берега реки Псёл и захватила поселок Красный Ок­тябрь. Падение этого населенного пункта означало прорыв последнего оборонитель­ного рубежа перед Курском: через реку Псёл был мост, и у немцев была возможность на­ступать в северном направлении в совет­ский тыл. «Лейбштандарт», соединившись с 11-й танковой дивизией, форсировал речку Солотинка, но дивизия была задержана в предместьях Кочетовки советским 10-м тан­ковым корпусом.

 

              УдарнаягруппировкаСС |

Относительная легкость, с которой «Лейбштандарт» и «Мертвая голова» вкли­нились в советские оборонительные рубе­жи, была явным диссонансом с упорными боями, которые завязала дивизия «Рейх» на восточном фланге вдоль дороги на Прохо- ровку. Успех «Лейбштандарта» и «Мертвой головы» резко контрастировал с отсутстви­ем продвижения III танкового корпуса на юго-востоке. 6-я танковая дивизия пере­группировалась возле Мелехова и провела разведку в северном направлении. Тем вре­менем 7-я и 19-я танковые дивизии удержи­вали свои позиции восточнее реки Север- ский Донец.

Кемпф напрасно искал пехоту, которая могла бы обеспечить его драгоценным тан­кам беспрепятственное движение на Коро- чу, чтобы перехватить 5-ю гвардейскую тан­ковую армию Ротмистрова и обезопасить

восточный фланг наступавших сил Гота. Сделать это Кемпфу пока что не удавалось. Беспокоясь за свои фланги, встревоженный необходимостью взломать тылы советской обороны, которая противостояла оператив­ной группе «Кемпф», Гот знал из данных воздушной разведки, что с северо-востока в сторону фронта двигаются крупные танко­вые силы русских. По словам самого Гота, «лучше было сначала расправиться с про­тивником, который ожидался у Прохоровки, прежде чем приступать к наступлению в се­верном направлении на Курск».

Солдаты II танкового корпуса СС в боях под Курс­ком 9 июля 1943 года. В тот день дивизии ваффен СС прорвались через последний оборонительный рубеж на фронте южнее Курска. Цена этого успеха в виде тяжелых людских потерь и подбитых танков была оправданна: победа, казалось, уже была в руках.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image227.jpeg

 

Глава 10

Приказ II танковому корпусу СС изме­нить направление наступления был отдан поздно вечером 9 июля. Он стал известен как «приказ Прохоровка». Самыми важны­ми были участки второй и третий, и это как раз и указывает на те цели, которые рассчи­тывали достичь немцы:

«1. Готовые к обороне силы противника имеют на вооружении противотанковые средства и танки и располагаются на рубеже от западного края леса у совхоза «Комсомо­лец» до железной дороги у пункта Иванов­ский Выселок.

  1. II танковый корпус СС должен начать движение 10 июля 1943 года, имея дивизию «Лейбштандарт» справа, а дивизию «Мерт­вая голова» — слева по обе стороны реки Псёл и наступать на северо-восток. Цель атаки: Прохоровка/восток — высота 252,4 [2,5 километра к северо-востоку оттуда] — Береговое — высота 243,5 [2 километра к се­веро-западу от Коритного] — Карташевка.
  2. Усиленная дивизия «Лейбштандарт Адольф Гитлер» должна начать движение в 6.00 10 июля 1943 года после артиллерий­ской подготовки силами всего артиллерий­ского полка дивизии «Лейбштандарт Адольф Гитлер» и 55-го артиллерийского полка. После авиаударов люфтваффе «Лейбштан­дарт» должен двигаться по дороге от Тетере- вина к Прохоровке, захватить этот населен­

ный пункт и удерживать его. Первая цель атаки:

Прохоровка и высота 252,4. Моторизо­ванная дивизия СС «Рейх» должна совмест­но с «Лейбштандартом» занять возвышен­ность в 2 километрах к юго-востоку от пун­кта Ивановский Выселок. Моторизованная дивизия СС «Мертвая голова» должна дви­гаться вперед от плацдарма Ключи на севе­ро-восток».

За короткие часы темного времени суток, что типично для летней ночи в российской степи и лесостепи, как Красная армия, так и вермахт укрепились на своих позициях. Но далеко, на залитых солнцем берегах среди­земноморского острова Сицилия, события принимали такой оборот, который коренным образом повлиял на боевые действия немцев на Восточном фронте. Западные союзники открыли новый фронт на уязвимом южном фланге Гитлера, вторгнувшись 10 июля на Сицилию. С высадкой американских и бри­танских войск на итальянское побережье были поставлены под угрозу сами основы оси. Кошмар для Гитлера, повторение того,

Мощный «Тигр» доказал свои высокие боевые качества под Курском, а мастерство экипажей этих танков проявилось в порицаемых победах. Например, 1 -й танковый полк СС уничтожил 90 танков противника в течение трех часов одного дня.

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image228.jpeg

что происходило в Первую мировую войну, быстро становился реальностью: война на два фронта в конце концов наступила.

Фюреру теперь пришлось заново обду­мывать, где были его приоритеты, поскольку он знал, что ограниченные стратегические резервы скоро будут исчерпаны почти до критического состояния.

10 июля Гитлер получил другие, более приятные новости от группы армий «Юг». II танковый корпус С С Хауссера в ночь с 9 на 10 июля со значительными трудностями, но перегруппировался. Действительно, про­блемы, с которыми столкнулся корпус СС, были настолько серьезными, что атака была предпринята в нетипичной для него посте­пенной манере, когда вводились силы, имев­шиеся под рукой. Незадолго до рассвета солдаты моторизованной дивизии «Мертвая голова» нанесли удар через реку Псёл и по­пытались штурмовать высоту 226,6. Неуда­ча в этой атаке заставила дивизию отложить свою атаку к югу от реки, а действия всего корпуса СС были отложены до 10.45. Одна­ко на этот раз река Псёл была форсирована, на ее северном берегу к востоку от Ключей был захвачен плацдарм, а северные склоны высоты 226,6 были взяты.

Тем временем «Лейбштандарт» действо­вал более успешно, наступая по дороге на Прохоровку. Ведя беспрерывные бои и отра­жая почти постоянные атаки Т-34, солдаты моторизованной дивизии «Лейбштандарт» еще до полудня взяли совхоз «Комсомолец» и завязали упорные бои за высоту 241,6. Не­смотря на летнюю грозу и огонь врытых в землю русских танков, высота 241,6 была взята сразу после наступления ночи.

По версии «Лейбштандарта», в ходе боя в течение дня было уничтожено 53 совет­ских танка и 23 противотанковых орудия.

Наступление танковPzIIIдивизии «Мертвая голо­ва» в направлении линии фронта. Дивизия начала сражение с 63 танкамиPzIII; к 10 июля это число сократилось до 48. Обратите внимание на флаг со свастикой, украшающий корму правого танка с целью опознавания его с воздуха.

По сравнению с «Лейбштандартом» на­ступление дивизии «Рейх» было малоэф­фективным. Действуя южнее дороги на Про­хоровку, через железнодорожную линию в направлении Сторожевого, дивизия встре­тила яростное сопротивление. После тяже­лого изматывающего боя дивизия «Рейх» овладела лишь частью небольшой деревни Ивановский Выселок.

И опять действия «Рейха» были скованы необходимостью защищать свой правый фланг — ситуация, которая была вызвана перегруппировкой подразделений 167-й пе­хотной дивизии, которые высвободили еще больше солдат дивизии «Рейх». Солдаты Хауссера продвигались медленно, но они все-таки продвинулись вперед достаточно далеко для того, чтобы Гитлер мог отдать приказ продолжать операцию «Цитадель».

С точки зрения Ватутина, наступление немцев произошло в самый неподходящий момент — как раз тогда, когда его силы осу­ществляли комплексную перегруппировку. Большая часть 10-го танкового корпуса была отведена для усиления 1-й танковой армии, прикрывавшей дорогу на Обоянь, здесь же осталась 11-я мотострелковая бри­гада, которая в течение всего дня оказывала сопротивление наступающей дивизии «Мер­твая голова».

Три танковые бригады — 26, 99 и 169-я 2-го гвардейского танкового корпуса генера­ла А.Ф. Попова сменили части 10-го танко­вого корпуса за дорогой на Прохоровку и на рассвете 10 июля выступили против передо-

167

вых частей «Лейбштандарта» и «Рейха», за­вязав с ними яростный бой за совхоз «Ком­сомолец» и высоту 241,6. Но, несмотря на все усилия, танки 2-го танкового корпуса были оттеснены. Однако к наступлению ночи к Прохоровке начали подтягиваться подкрепления — соединения 5-й гвардей­ской армии. Первой подошла элитная 9-я гвардейская дивизия под командованием полковника A.M. Сазонова.

Эти силы, хотя и были недостаточными и нуждались в отдыхе, заняли свои оборони­тельные позиции к востоку от Прохоровки.

Все больше и больше войск 5-й армии Жадова устремлялось через Прохоровку и в обход ее в течение 10 июля. К концу дня 95-я и 97-я гвардейские стрелковые диви­зии заняли оборону вдоль реки Псёл, при­дя на помощь остаткам потрепанных 51-й и 52-й стрелковых дивизий и готовясь встре­тить следующие атаки эсэсовцев Хауссера. Эти изменения в сосредоточении войск коснулись и 183-й стрелковой дивизии, двинувшейся на место 5-го гвардейского танкового корпуса, который двинулся на помощь 1-й танковой армии далее на запад. Как только танки 5-го гвардейского кор­пуса начали свою передислокацию на за­пад, 2-й гвардейский танковый корпус Бур- дейного прекратил свои фланговые атаки на правый фланг танкового корпуса СС и стал доукомплектовываться, готовясь вскоре оказать поддержку 5-й танковой армии.

Со всем своим умением и выдержкой ма­терого комбинатора Ватутин смог перегруп- 1 68 пировать свои танковые силы и войска под-

На протяжении всей битвы II танковый корпус СС действовал при непосредственной поддержке с воздуха, главным образом вооруженных пушками пикирующих бомбардировщиков «Штука». Такое тесное взаимодействие означало, что для танковых экипажей и немецкой пехоты очень важно было обозначать себя с помощью флага со свастикой.

держки, одновременно отражая беспрерыв­ные атаки немцев. Каков бы был исход его тщательно составленных планов, если бы бронированный клин СС прорвал испыты­вавшую сильное давление линию обороны русских войск? Что было бы с колоннами машин и людей на марше, попади они под фланговый удар «Тигров» с их длинно­ствольными пушками, можно было себе представить. Однако вера Ватутина в пра­вильность своих планов и в своих солдат не подвела. Теперь у него было время провести наиболее значимую перестановку в этой сложной комбинации, которая касалась 5-й гвардейской танковой армии генерала П.А. Ротмистрова. Эти значительные силы, совершив 100-километровый марш по доро­ге, начали занимать районы сосредоточения в тылу 5-й гвардейской армии.

10 июля Ротмистров встретился с Вату­тиным и начальником Генерального штаба A.M. Василевским в Обояни. Уместно будет процитировать отчет о состоявшемся разго­воре:

«Командующий фронтом пригласил меня подойти ближе к карте и, указав каран­дашом на район Прохоровки, сказал:

— Потерпев неудачу в прорыве к Курску через Обоянь, гитлеровцы явно решили

 

              Ударная группировка СС |

сместить направление своего главного удара на восток — вдоль железнодорожной линии на Прохоровку. Там сосредоточены силы II танкового корпуса, который должен ата­ковать вдоль дороги на Прохоровку во взаи­модействии с XLVIII танковым корпусом и танковыми формированиями группы «Кемпф». — Н.Ф. Ватутин бросил взгляд на A.M. Василевского, а затем, повернувшись ко мне, продолжал: — Так вот, Павел Алек­сеевич, мы решили, что против танковых дивизий СС выступят ваши гвардейцы-тан- кисты — нанесут контрудар по противнику 5-й гвардейской танковой армией, усилен­ной еще двумя танковыми корпусами.

борьба с ними возможна только в случаях ближнего боя с использованием большей маневренности Т-34 и огня с флангов по бо­ковой броне тяжелых немецких машин.

— Иными словами, в рукопашном бою и взяв их на абордаж, — сказал командующий фронтом и опять перешел к разговору о предстоящем контрударе, в котором должны были принять участие 1-я танковая армия, 5, 6 и 7-я гвардейские армии».

Армия Ротмистрова была дополнительно усилена 2-м танковым и 2-м гвардейским танковым корпусами; 1529-м полком само­ходных орудий, 148-м и 522-м полками гау­биц, 93-м артиллерийским полком, а также 16-м и 80-м гвардейскими минометными полками. После того как были собраны эти мощные силы, войскам Ротмистрова был передан приказ Ватутина: «Утром 12 июля вместе с 1-й танковой армией и 5-й гвардей­ской армией начать решительное наступле­ние с целью уничтожения противника к юго-западу от Прохоровки и к концу дня выйти на рубеж Красная Дуброва [северо- восточнее Сырцева] — Яковлево».

Исходная позиция для атаки 5-й гвар­дейской танковой армии представляла со­бой полосу открытого пространства шири-

Под Курском доже «супермены» из войск СС были остановлены стойкостью советских защитников. II танковый корпус СС понес ужасные потери, когда развернул свое наступление. Дивизия «Лейбштандарт», например, за два дня потеряла 1 81 человека убитыми, и 906 получили ранения.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image229.jpeg

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image230.jpeg

 

              Ударная группировка СС |

ной 15 километров, которая простиралась на запад и юго-восток от Прохоровки и от мес­та севернее реки Псёл к югу через автодоро­гу и железную дорогу, ведущие на Сторо­жевое. На этой выбранной им территории Ротмистров в своей первоначальной атаке введет в бой в общей сложности 500 танков и самоходных артиллерийских установок.

Затем 11 июля в 5.00 утра эсэсовцы на­несут свой первый удар и танки «Лейбштан- дарта» устремятся вперед по обеим сторо­нам дороги на Прохоровку. Люфтваффе уже в который раз продемонстрируют все тот же проверенный прием, локальное превосходс­тво в воздухе, пустят волна за волной свои бомбардировщики, для того чтобы букваль­но прожечь проход в советской обороне. По­теснив подразделения уже выбившегося из сил советского 2-го танкового корпуса, дивизия «Лейбштандарт» подверглась ата­кам с флангов и артиллерийскому огню рус­ских. Подкрепления немцев были брошены с восходом солнца вперед, но затем «Лейб­штандарт» нарвался прямо на 9-ю гвардей­скую воздушно-десантную дивизию. 26-му и 28-му гвардейским воздушно-десантным полкам пришлось ощутить на себе всю тя­жесть схватки с прославленными гвардей­цами Гитлера.

Важным пунктом в советской обороне была высота 252,2. На этот район обрушил­ся град бомб, реактивных мин и снарядов, когда немцы обрабатывали цели огнем ар­тиллерии и ударами авиации. Батальон сол­дат моторизованной пехоты при поддержке танков «Тигр» и штурмовых орудий двигал­ся в направлении возвышенности. Наконец, после трех часов интенсивного боя, «Лейб­штандарт» взял высоту и двинулся дальше, чтобы захватить совхоз «Октябрьский».

Следующая выдержка из отчета гвардей­ской воздушно-десантной дивизии описы­вает основные события дня:

«Утром 11 июля, когда соединения 5-й гвардейской армии все еще прочно зани­мали свои позиции, противник, завершив перегруппировку, возобновил свои атаки.

Это был пасмурный день. Свежий ветер волновал безграничное мореспелых колось-

Защищенный боковыми «юбками» и дополнитель­ной броней вокруг башни танк Рг IV остановился, в то время как его командир и экипаж осматрива­ют горизонт на предмет наличия противника. Эта машина, вероятно, Рт. IV (с 75-мм пушкой 43-го или 48-го калибра), которая впервые сошла с конвейера в апреле 1942 года.

ев пшеницы между Прохоровкой, Прелест­ным и Праворотом.

До батальона пехоты, при поддержке 40 танков и самоходных орудий, среди них тяжелые «Тигры» и «Пантеры», а также со­тни 87 и ,}и 88 атаковали наши позиции на стыке 9-й гвардейской воздушно-десантной и 95-й гвардейской стрелковой дивизий. Главная атака была направлена против 3-го батальона 26-го гвардейского воздуш­но-десантного полка, который оборонял совхоз «Октябрьский». Атаке пехоты итан­ков противника предшествовали короткая, но мощная артиллерийская подготовка и сильные бомбовые удары, за танками и са­моходными артиллерийскими установками следовали бронетранспортеры с пехотой.

Стальной ураган

Командир 3-го батальона гвардии майор Д.И. Борискин доложил ситуацию своему полковому командиру, гвардии подполков­нику Г.М. Касперскому, и приказал коман­дирам своих стрелковых рот при приближе­нии танков и пехоты к их позициям открыть массированный огонь.

«Совхоз «Октябрьский», высота 252,2 и деревня Лютово сотрясались от разрывов бомб, снарядов и мин. Солдаты вниматель­но наблюдали за приближавшимся против­ником из одиночных окопов, которые они вырыли ночью.

Когда только до окраины совхоза остава­лось лишь несколько сот метров, пехота со­скочила с бронетранспортеров. Автоматчи­ки открывали огонь на ходу и под прикры­тием танков пошли на штурм. Искаженные лица фашистов свидетельствовали о том, что воинственный дух был поднят достаточ­но большими дозами спиртного.

«Огонь скомандовал командир бата­реи. Шквальный огонь 3-го батальона встре­тил фашистов. Длинные очереди станковых пулеметов И.В. Хороших и П.Н. Лыжнико- ва ударили по немецкой пехоте с флангов, им вторили очереди ручных пулеметов и ав­томатов.

Дивизионная артиллерия и артиллерий­ские дивизионы противотанковой артилле­рии 3-й дивизии РГК (Резерва Главного Ко­мандования) устроили перед совхозом «Октябрьский» сплошную огневую завесу. Батальонная и полковая артиллерия гвар­дии лейтенантов И.Х. Самыкина и А.Ф. Шес- такова вели огонь прямой наводкой.              1 7

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image231.jpeg

Солдат ваффен СС покидает безопасный ров, чтобы опять наступать. Немцам не повезло, что 9 июля проливной дождь замедлил темп их атаки. Однако к этому времени советские войска предпринимали контратаки по фронту и флангам головной танковой колонны немцев.

Пехота была отсечена от танков и, встре­тив ураганный огонь из совхоза, отступила на обратные склоны высоты 215,4.

Фашисты атаковали 3-й батальон еще два раза до 14.00. Однако это была всего лишь разведка боем».

 

Неравная борьба

Далее в отчете отмечается:

«В 14.00 до 100 вражеских танков и до полка пехоты на бронетранспортерах атако­вали совхоз «Октябрьский» и высоту 252,2. Около 40 танков и до полка моторизованной пехоты атаковали соседний 287-й гвардей­ский стрелковый полк 95-й гвардейской стрелковой дивизии.

Обнаружив стык между 9-й воздушно- десантной и 95-й гвардейской дивизиями, фашисты попытались вклиниться между ними. Сто сорок танков атаковали на фрон­те в 3 километрах на участке от отделения совхоза «Ямки» до Андреевки. Штурму

предшествовали мощный внезапный об­стрел и бомбовые удары 50 пикирующих бомбардировщиков. И снова завязался бой, но силы были неравными. У противника было абсолютное численное превосходство, и он проявил особую настойчивость на сты­ке 26-го и 287-го полков...

Потеснив 26-й и 287-й полки, до 40 вра­жеских танков сосредоточились против Прелестного и южной окраины Петровки и до 60 танков — против высоты 252,2 и вдоль железнодорожной линии в направлении Прохоровки. 26-й полк отошел на позиции 23-го гвардейского воздушно-десантного полка на юго-западном склоне высоты 252,4 [1 километр к западу от Прохоровки]».

Еще одна версия событий записана в ис­тории «Лейбштандарта»: «Рубеж, захвачен­ный к этому моменту (17.00 11 июля), тя­нулся от села Сторожевого, западной и восточной опушек леса севернее его [удер­живаемого 1-м полком], вдоль дороги вплоть до отметки 500 метров северо-западнее вы­соты 252,2 [удерживаемой 2-м полком], вы­сота расположена непосредственно к западу от совхоза «Октябрьский» [удерживаемая танковой группой], к восточному краю вы­соты 252,2 [удерживаемому разведыватель­ным батальоном]. О позиции на этом рубеже было доложено в корпус, и этот рубеж в тот день не пересекался. Причиной остановки было расположение соседних частей и со­единений на обоих наших флангах. Они на­столько отстали от нашей наступающей ди­визии, что мы были охвачены противником с флангов с двух сторон. Лобовая атака на Прохоровку повлекла бы за собой очень большие потери из-за значительных сил противотанковой и другой артиллерии в обороне на юго-восточной окраине Прохо­ровки и на командном пункте на высоте 252,4 юго-восточнее Псёла [читай Прохо- ровка]. Об этой ситуации было доложено командованию в штаб дивизии в Северных Лучках около 17.00. Было предложено со­средоточить всю наличную артиллерию в корпусе и сконцентрировать огонь на под­держке атаки дивизии «Мертвая голова» на высоту 226,2 12 июля 1943 года. Только пос­ле взятия этой высоты следует продолжить атаку Прохоровки силами моторизованных дивизий «Рейх» и «Лейбштандарт». Посове­щавшись с представителем Генерального штаба полковником Остендорфом, обер- группенфюрер генерал Хауссер объявил, что согласен с этим планом».

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image232.jpeg

              Ударная группировка СС |

«Генерал, это не наши танки»

Несмотря на открытость позиции, продви­жение вперед дивизии «Лейбштандарт» шло хорошо. Она вклинилась в позиции русских перед Прохоровкой, и оборона 2-го совет­ского танкового корпуса была расстроена. Вместе с представителем Ставки маршалом Василевским Ротмистров проинспектиро­вал район, о чем он впоследствии записал:

«Еще было довольно светло, и маршал предложил проинспектировать исходные для атаки позиции, которые я выбрал для 18-го и 29-го танковых корпусов. Наш путь проходил через Прохоровку к Беленихину, и быстроходный виллис [джип «Виллис»], прыгавший вверх-вниз по ухабам, объезжал машины с боеприпасами и горючим, кото­рые направлялись на фронт. Транспортные машины с ранеными медленно проезжали мимо нас. Тут и там попадались брошенные у обочины дороги разбитые грузовики и другие транспортные средства...

Сельскохозяйственные постройки совхо­за «Комсомолец» видны в 2 километрах справа.

Вдруг Василевский приказал водителю остановиться. Машина свернула с дороги и резко остановилась среди покрытого пылью придорожного кустарника. Мы открыли дверцы и сделали несколько шагов в сторону. Явственно было слышно урчание танковых двигателей. Затем появились и сами танки...

Я тут же поднял свой бинокль. Действи­тельно, десятки танков в боевом порядке, ведя огонь с ходу из своих короткостволь­ных пушек, шли через поле, заставляя колы­хаться колосья с созревшим зерном...

Таким образом ситуация вдруг осложни­лась. Выбранные нами ранее исходные пози­ции для атаки были в руках гитлеровцев».

И снова II танковый корпус СС отметил тяжелые потери, которые понес противник: уничтожено 99 танков и 29 самоходных ору­дий. Но и эсэсовцы не ушли невредимыми. Численный состав бронетехники «Лейб- штандарта» сократился до 60 танков, 10 штур­мовых орудий и 20 самоходных орудий — истребителей танков. В их числе 4 танка Рг II, 5 танков Рг III, 47 танков Рг IV, 4 «Тиг­ра» и помимо этого, вероятно, еще 10 тро­фейных танков Т-34.

В течение вечера Хауссер отдал распо­ряжения на следующий день, удостаивая «Лейбштандарт» чести выполнения самой важной задачи:

«Усиленный 1-й полк моторизованной пехоты с подчиненным ему танковым бата­льоном должен начать движение в 4.50 и взять Сторожевое и Ямки. Занять позицию, смежную с 1-м батальоном, 2-м моторизо­ванным пехотным полком СС у дороги ря­дом с высотой 252,2.

Наземная команда пикирующего бомбардиров­щика «Штука». Экипажами самолетов «Штука» восхищались в армии. В журнале боевых действий 3-й танковой дивизии записано, что эти пикирую­щие бомбардировщики «атаковали русские танки непрерывно и с поразительной точностью».

 

 

Глава 10

Усиленный 2-й моторизованный пехот­ный полк, танковая группа и усиленный разведывательный батальон стоят наготове, чтобы начать движение во взаимодействии с частями дивизии «Мертвая голова», как только эта дивизия нейтрализует атаки про­тивника на нашем фланге вдоль реки Псёл, и захватить Прохоровку и высоту 252,4.

Артиллерийский полк дивизии «Лейб- штандарт» должен направить артиллерий­ское подразделение связи в дивизию «Мерт­вая голова» с целью оказания поддержки в атаке этой дивизии на высоту 226,6».

На правом фланге в этой операции на ди­визию «Рейх» возлагалась ответственность по взятию Сторожевого-1 и Виноградовки, а затем расчистки южных подходов к ключе­вой цели — Прохоровке.

III танковый корпус оперативной группы «Кемпф» должен был обеспечивать всевоз­можную поддержку и в идеале соединиться с II танковым корпусом СС в Прохоровке.

В случае неудачи «Кемпф» должна была оттянуть на себя как можно больше совет­ской бронетехники с фронта и флангов корпуса Хауссера. Заключительная часть плана немцев предполагала подключение ХЬУШ танкового корпуса к взятию под контроль важнейших переправ через реку Псёл к югу от Обояни. Когда Прохоровка будет взята, а река Псёл форсирована, два танковых корпуса двинутся затем далее по лесостепи на Обоянь и Курск, при этом III танковый корпус прикроет их вос­точный фланг. Ватутин и Ротмистров спеш­но развернули свои силы для предотвраще­ния подобного развития событий. На запад­ном направлении должны были проводиться наносящие урон атаки против ХЬУШ тан­кового корпуса. Распоряжения, которые Ротмистров получил от Ватутина, были

ясными и недвусмысленными: «В 10.00 12 июля нанести контрудар в направлении совхоза «Комсомолец» и Покровки и во вза­имодействии с 5-й гвардейской армией и 1-й танковой армией уничтожить противни­ка в районах сел Кочетовка, Покровка и Грезное и не позволить ему отойти в южном направлении». Поддержка пехотой танков Ротмистрова должна была быть обеспечена 9-й гвардейской воздушно-десантной диви­зией.

Ротмистров, встревоженный атакой не­мцев 11 июля, перенес начало своей атаки на более раннее время, запланировав ее на 8.30 по московскому времени, что на два часа опережает берлинское время. Лишенный танков Попова в результате понесенных по­терь 11 июля, он решил действовать следую­щим образом:

«Нанести удар силами 18-го, 29-го танко­вых корпусов и 2-го гвардейского Тацинско- го [почетное наименование] танкового кор­пуса на участке справа — Береговое, Андре- евка и Ясная Поляна; слева — Праворот, Беленихино, высота 232 и к концу дня до­стигнуть рубежа Красная Дуброва — Яков- лево.

5-й гвардейский Зимовниковский [по­четное наименование] моторизованный кор­пус, размещенный во втором армейском эшелоне, получил задачу быть готовым раз­вивать успех 29-го танкового корпуса и 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса на главном направлении Лучки и Погоре- ловка. Танковый корпус должен занять не­типичная сцена под Курском: немецкий танк, со­провождающая его пехота, огонь и дым. 1 2 июля инициатива на юге перешла к Ротмистрову с его сотнями танков Т-34 и самоходных артиллерий­ских установок.

ходную для атаки позицию от Прелестного через Сторожевое до Малого Яблоневого к 24.00 11 июля и быть готовым к атаке в 3.00 12 июля».

 

Последняя остановка у Прохоровки

Исходные пункты для атаки теперь находи­лись сразу за окраинами самой Прохоровки. В центре сил Ротмистрова по обе стороны до­роги на Прохоровку располагался 29-й тан­ковый корпус. 29-й танковый корпус со­стоял из 25, 31 и 32-й танковых бригад и 1446-го полка самоходных артиллерийских установок. Он располагал в общей сложнос­ти 191 танком и САУ. Свою задачу они бу­дут выполнять при поддержке 1529-го полка САУ с 21 орудием.

Эти войска будут находиться в первом эшелоне атаки на позиции немцев между совхозом «Октябрьский» и Сторожевым, а их усилия будут поддерживаться 28-м гвар­дейским воздушно-десантным полком и 53-й мотострелковой бригадой. 2-й гвардей­ский танковый корпус насчитывал 120 тан­ков, распределенных между 4, 25 и 26-й тан­ковыми бригадами, и они должны были нанести удар по позициям дивизии «Рейх» от места западнее Виноградовки вдоль же­лезной дороги до Беленихина при поддер­жке остатков 2-го танкового корпуса.

В тылу у 2-го танкового корпуса А.Ф. По­пова находился 53-й гвардейский танко­вый полк с 21 танком КВ-1. Еще 228 танков и самоходных артиллерийских установок 5-го механизированного корпуса генерала Б.М. Скворцова находились на флангах в ка­честве резерва. Последний, небольшой тан­ковый резерв, которым командовал генерал К. Г. Тру фанов, занял позиции вблизи Право- рота. Ватутин должен был обеспечить эти соединения дополнительной огневой под­держкой артиллерии — силами 17-й артил­лерийской бригады и 26-го противотанко­вого артиллерийского дивизиона, а также еще пяти минометных и артиллерийских полков.

В общей сложности Ротмистров должен был начать атаку 430 танками и САУ, за ко­торыми последуют еще 70. Около трети этих танков были легкими танками Т-70 (масса 9,8 т, экипаж 2 чел., 45-мм пушка, 7,62-мм пу­лемет, броня — лоб 45—35 мм, борт 15 мм, башня 35 мм, скорость до 45 км/ч). Для того чтобы противостоять немецким дальнобой­ным танковым пушкам, Ротмистров особо

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image233.jpeg

Усталый солдат моторизованной пехоты пополня­ет запас гранат еще на один день боев. У ручной гранаты есть задержка во времени в 4,5 секунды, что дает бросающему время укрыться, прежде чем взорвется ее осколочная боевая часть.

указал своим танкистам, чтобы они на боль­шой скорости сближались с немецкими тан­ками, а затем атаковали их, стреляя по бор­там (особенно «Тигров»), используя чис­ленный перевес.

К 2.00 12 июля силы Ротмистрова были на месте. Это было блестящее достижение, превосходно организованное Ставкой. Дни маршей и передислокаций всей тяжестью ложились на солдат, впечатляет и то, что массы танков оказывались в новом месте, при постоянном техническом обслужива­нии, в том числе и на марше. Русским, ка­жется, уже ничего больше не оставалось, как ждать — молитва не являлась частью того, во что верил советский солдат (автор ошибает­ся — большинство русских солдат, родом из деревни, оставались православными, что бы ни говорили политработники. — Ред.).

 

 
кишку пищевая масса