АРМИЯ И ОРУЖИЕ:

Битвы и сражения, танки, сау, бтр, бронетехника второй мировой войны. Фото.

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер

Курская Битва: Танки полыхают как факелы

E-mail Печать PDF

Курская Битва: Танки полыхают как факелы

   Судьба операции «Цитадель», последнего крупного немецкого наступления на Восточном фронте, решалась в районе Прохоровки 12 июля 1943 года, когда сотни танков столкнулись в одной из величайших танковых битв военной истории.

 

Танковое сражение, которое произошло
вдоль южных клещей Курского высту-

па 12 июля, знаменовало собой начало кон-
ца амбициозной операции Гитлера «Цита-
дель».

В основном внимание историков, описы-
вающих битву под Курском, сосредотачива-
ется на кровавых полях сражений к юго-за-
паду от Прохоровки, где одетые в черную
форму гвардейцы (эсэсовцы) Гитлера лоб в
лоб столкнулись с танковой элитой Ста-
лина. Но события к юго-востоку и западу

от этого бронетанкового побоища также не следует недооценивать, поскольку они так­же оказались решающими факторами обще­го уравнивания сил. То, что происходило

Советская огнеметная команда с РОКС-2 в дейс­твии. Эта марка огнемета была предназначена для использования почти по типу винтовки; у него был приклад, и огонь велся с плеча. Огнесмесь помещалась в резервуар под прямоугольным баком с горючим. Форма оружия делала огнемет- чика менее явной мишенью, чем в других, устарев­ших конструкциях огнеметов.

 

12 июля, следует рассматривать в общем контексте, а не как единственную, перелом­ную танковую битву.

Манштейн и Гот пытались сплести три жилы в единую нить, что дало бы им воз­можность преодолеть советские оборони­тельные рубежи и наконец прорваться к Курску и к победе. Русские командиры, в свою очередь, прекрасно осознавали навис­шую над ними угрозу.

На основании директив Ватутина на 12 июля главный упор делался на атаки 1-й танковой армии Катукова, 6-й гвардей­ской армии Чистякова, 5-й гвардейской тан­ковой армии Ротмистрова и 5-й гвардейской армии Жадова против непосредственной не­мецкой угрозы: II танкового корпуса СС Хауссера и ХЬУШ танкового корпуса Кно- бельсдорфа.

Приказ на атаку правого фланга опера­тивной группы «Кемпф» к востоку от Ра­зумного был дан 40-му стрелковому корпусу 7-й гвардейской армии. Этой атакой предпо­лагалось предотвратить успешное продви­жение III немецкого танкового корпуса на соединение со II танковым корпусом СС Ха­уссера. Однако в ночь с 11 на 12 июля рус­ские были застигнуты врасплох дерзкой операцией, предпринятой 6-й танковой ди­визией Кемпфа.

 

«Разверзся ад»

Небольшая группа танков и полугусенич­ных бронетранспортеров во главе с трофей­ным танком Т-34 была направлена вперед, чтобы захватить Ржавец и важные места пе­реправы на реке Северский Донец. Имея строжайший приказ не открывать огонь и не говорить по-немецки, эта боевая группа въе­хала на территорию советских войск сразу после наступления ночи 11 июля. Как сле­дует из немецкого отчета, «они двигались мимо хорошо оборудованных позиций про­тивотанковых орудий и многозарядных пус­ковых установок реактивных снарядов с их расчетами. Луна отбрасывала тусклый свет. Русские не шевелились. Они сидели, сонно склонившись, на своих позициях вдоль до­роги. Они привыкли к передвижениям та­ких колонн. Весь день мимо них с урчанием моторов проезжали советские соединения. Беке [немецкий командир] обогнал колон­ну пехоты противника. К счастью, ни один советский солдат не вздумал подъехать на танках».

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image234.jpeg

Обращенный против своих же войск, этот трофейный немецкий реактивный миномет спешно перезаряжается советским расчетом в операции, которая займет приблизительно 90 секунд. Каждая осколочно-фугасная реактивная мина весила 34 килограмма. Угол наклона стволов дает основание предполагать, что целью является бронетехника, приближающаяся с гребня холма. Звезда указывает на ранее уничтоженный таким оригинальным способом стрельбы объект (видимо, танк).

Несмотря на потерю ведущего танка Т-34, колонна неслась вперед, чтобы достиг­нуть Ржавца. Но тут завязался бой:

«...Как будто разверзся ад. Путешествие призраков закончилось. Русские пустили сигнальные ракеты. Со всех сторон был от­крыт бешеный пулеметный огонь.

Танки и бронетранспортеры ворвались в деревню. Противотанковые позиции рус­ских были захвачены. Саперы захватили не­сколько многозарядных минометов.

Со стороны реки послышалось несколь­ко глухих ударов. «Мост!» — с тревогой по­думал Беке.

Типичная деревня в районе Прохоровки. Жизнь здесь вскоре перевернется из-за одной из вели­чайших битв всех времен. Когда жители наконец вернутся, это будет лунный пейзаж, усеянный об­ломками, результат жестокости людей и воздейс­твия находившейся в их руках боевой техники.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image235.jpeg

Глава 10

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image236.jpeg

На рассвете авангардный отряд 6-й тан­ковой дивизии под командованием Беке прочно обосновался на северо-западном бе­регу Донца».

Мост был быстро восстановлен, и III тан­ковый корпус начал переправу. Ватутин по­лучил весть о захвате Ржавца в 4.00 12 июля и осознал осложнения, возникшие для реа­лизации своих планов. Сразу после этого был срочно оповещен Ротмистров, а тот в свою очередь связался с Труфановым и от­дал ему распоряжения использовать резерв­ное соединение с целью «...уничтожения противника в районе Рыдвика, Ржавца и вы­хода к концу первого дня на рубеж Шахо- во—Щеловково».

У Труфанова было 60 танков Т-34 и 30 танков Т-70. Была установлена связь с советскими войсками, уже ведущими бое­вые действия в этом районе, и передовые подразделения группы Труфанова вступили в бой к концу дня 12 июля. Новые атаки со­ветских войск вынудили Хунерсдорфа от­вести большую часть 6-й танковой дивизии

Гвардии полковник танковых войск дает указания экипажу. Из танковой части слева на фотографии видны по крайней мере два Т-34. Ориентировка в районах с недостаточно развитой инфраструк­турой, таких как эти, создавала большие пробле­мы для танковых частей, и точность при работе с картой была жизненно важна, особенно для того, чтобы избежать минных полей противника своих. Ред.).

Спустя короткое время его танк стоял у моста через Донец. Мост был взорван. Опе­ративная группа проскочила поворот в де­ревне, которая выходила на него.

Однако саперам и солдатам моторизо­ванной пехоты удалось достигнуть дальне­го берега реки по пешеходному мосту. На­сколько же велико было удивление русских, что немцам удалось захватить плацдарм.

Генерал-майор Г.В. Бакланов (справа) получает 8 июля письменный приказ двинуть свою дивизию на помощь войскам Воронежского фронта. Бакла­нов командовал 1 3-й гвардейской стрелковой дивизией, входившей в 5-ю гвардейскую армию Степного фронта.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image237.jpeg

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image238.jpeg

назад за реку Северский Донец и закрепить­ся на скромном плацдарме, который удер­живала 19-я танковая дивизия.

Быстрыми решительными ответными действиями Ватутин и Ротмистров восстано­вили советский рубеж обороны вдоль реки Северский Донец, а также не дали III танко­вому корпусу наступать 12 июля дальше — на Прохоровку. Но когда солдаты Труфанова двинулись на юг, ситуация стала обостряться уже вблизи штаба Ротмистрова.

Сражение, которое стало известно как Прохоровское, происходило на ограничен­ном пространстве. Со стороны немецких по­зиций северо-западной границей являлась извилистая река Псёл. К юго-востоку волно­вались поля неубранной ржи и пшеницы, а еще на 4,8 километра дальше на восток ле­жала сама Прохоровка, над которой возвы­шалась высокая водонапорная башня.

Всего в 6,5 километра от реки Псёл нахо­дилась юго-восточная граница поля боя, же­лезная дорога линии Курск—Белгород, за которой местность холмистая и изрезана ов­рагами — то есть непригодна для действий танков.

Когда солнце взошло над степью, оно на­чало высушивать землю, которую увлажнил ночной ливень. Прохладный восточный ве­тер гнал облака по серому небу, когда солда­ты моторизованной пехоты дивизии «Лейб- штандарт» двинулись навстречу первым лучам солнца. У них была одна первостепен­ная цель: захватить Сторожевое. Было 6.50 утра. Сразу после 8.00 67 танков «Лейб- штандарта» начали движение вперед в под­держку своей пехоты.

Вдруг, по словам одного из офицеров С С, который находился в авангарде наступ­ления:

2-й танковый корпус генерал-лейтенанта А.Ф. Попова двинулся с Юго-Западного фронта 8 июля, чтобы присоединиться к 5-й гвардейской танковой армии 1 1 июля. Оригинальная подпись под фотографией гласит: «Генерал-лейтенант А.Ф. Попов ведет переговоры по радиосвязи с танковым экипажем в бою».

«Стена фиолетового дыма поднялась в воздух, это были дымовые снаряды. Это оз­начало: внимание, танки!

Такие же сигналы можно было разгля­деть на всем протяжении гребня склона. Фиолетовые сигналы о нависшей угрозе также появились еще правее у железнодо­рожной насыпи.

«Расчет противотанкового орудия, который уни­чтожил семь танков, одним из которых был «Тигр». Младший сержант М.Т. Финогин и рядовые Д.М. Чернов и П.В. Жидких». Такая подпись была под оригиналом фотографии, восхвалявшей героизм этих солдат. Пропагандистская машина Красной армии использовала любую возможность для того, чтобы поддержать моральный дух совет­ских людей, демонстрируя эффективность оружия, которое они производили на заводах.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image239.jpeg

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image240.jpeg

Небольшая долина раскинулась слева от нас, и когда мы спускались вниз по передне­му склону, то заметили первые танки Т-34, которые, очевидно, пытались охватить нас с левого фланга.

Мы остановились на склоне и открыли огонь. Несколько русских танков загоре­лись. Для хорошего артиллериста 800 мет­ров было идеальной дистанцией.

Пока мы ждали, появятся ли новые вра­жеские танки, я по привычке оглянулся во­круг. То, что я увидел, лишило меня дара речи. Из-за небольшого возвышения на рас­стоянии около 150—200 метров передо мной появились 15, затем 30, затем 40 танков. В конце концов я сбился со счета. Т-34 кати­лись на нас на высокой скорости, везя на себе пехоту».

Это были танки 31-й и 32-й бригад совет­ского 29-го танкового корпуса. По левому флангу дивизии «Лейбштандарт» был нане­сен удар по меньшей мере 60 советских тан­ков с расстояния в 600—1000 метров. В по­следующие три часа завязалась смертельная битва, как свидетельствует один эсэсовец- унтер-офицер (унтершарфюрер): «Они ата­ковали нас утром. Они были вокруг нас, сверху и между нами. Мы сражались один на один, выпрыгивая из своих одиночных окопов, чтобы бросить свои магнитные ку­мулятивные гранаты во вражеские танки, запрыгивая на свои бронетранспортеры, чтобы сразиться с любой машиной или с лю- 1 80 бым солдатом противника, которых мы за­

Обездвиженный, этот танк «Пантера» модели О стал очередным русским трофеем. Похоже, что он вышел из строя из-за механических неполадок, от которых страдали «Пантеры» под Курском. Судя по буксирному тросу и поврежденной гусенице, эта «Пантера» была брошена во время ремонта. У модели 0 была откидная крышка амбразуры для пулемета на переднем наклонном броневом листе и командирская башенка барабанного типа.

метим. Это был ад! В 9.00 [11.00 по москов­скому времени] мы снова удерживали поле боя в своих руках. Наши танки нам чрезвы­чайно помогли. Только одна моя рота уни­чтожила 15 русских танков».

По всему фронту II танкового корпуса СС снова и снова повторялась одна и та же картина. Рассказывает другой солдат СС:

«...Над холмом слева от насыпи появи­лись три... пять... десять... Но что толку было считать? Мчась на полной скорости и ведя огонь из всех стволов, Т-34 один за другим переваливали через холм, прямо в середину позиций нашей пехоты. Мы открыли огонь из своих пяти орудий, как только увидели первый танк, и прошли считаные секунды до того, как первый Т-34 встал, окутанный черным дымом. Иногда нам приходилось сражаться с русской пехотой, ехавшей на танках, в рукопашном бою.

Затем вдруг появились 40 или 50 танков Т-34, которые надвигались на нас справа. Нам пришлось развернуться и открыть по ним огонь...

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image241.jpeg

Танки полыхают как факелы |

Старший лейтенант Г.В. Иванов. Расчет его
зенитного орудия сбил два самолета люфтваффе.
На этом этапе солдаты Красной армии все больше
привыкали к активности фоторепортеров и
позировали более естественно.

Один Т-34 появился прямо передо мной,
когда мой напарник-артиллерист крикнул
так громко, что я мог слышать его без шле-
мофона: «Последний снаряд в стволе!»
Только этого не хватало! Я повернулся во-
круг, лицом к танку Т-34, мчавшемуся на
нас на расстоянии около 150 метров, когда
обрушилось еще одно несчастье.

Задняя опорная цапфа орудия сломалась,
и ствол взметнулся вверх, к небу. Я прило-
жил все силы, чтобы повернуть башню и
опустить вниз свою 75-мм пушку, смог пой-
мать в прицел башню Т-34 и выстрелил. По-
падание! Открылся люк, и из него выпрыг-
нули двое. Один остался на месте, в то время
как второй побежал вприпрыжку через до-
рогу. Примерно в 30 метрах перед собой я
снова подбил Т-34.

Повсюду видны были горящие танки,
они заполнили собой участок в 1500 метров
шириной; от 10 до 12 артиллерийских ору-
дий также дымили. Предположительно, в
атаке были задействованы сто двадцать тан-
ков, но их могло быть больше. Кто считал!»

Это была непредвиденная для немцев
ситуация. Атака русских не входила в их
планы.

С командного пункта на небольшом хол-
ме к юго-западу от Прохоровки перед Рот-
мистровым, представителем Ставки Васи-

На этой фотографии смешанная группа танков Т-34 образца 1 941 и 1 943 годов на пути к смер­тоносным полям сражений под Прохоровкой. Экипажи остановились, чтобы сверить направле­ние и глотнуть свежего воздуха. Без проверки гусениц, которой занимается танкист, как это видно на переднем плане, во время такого форсированного марша не обойтись.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image242.jpeg

 

           

левским и командиром 29-го танкового корпуса Кириченко открывался панорам­ный обзор поля сражения.

Понаблюдав за воздушным боем с 6.30 утра и 15-минутным артиллерийским обстрелом с 8.00 утра, ровно в 8.30 Ротмис­тров произнес кодовое слово для начала танковой атаки.

Со словами «Сталь, сталь, сталь», зазве­невшими в ушах, экипажи танков армии Ротмистрова, 500 танков и самоходных ар­тиллерийских установок с танковым десан­том 9-й гвардейской воздушно-десантной дивизии бросились прямо на наступавших немцев. Эта картина ярко описана в советс­кой официальной истории:

«Поле боя казалось слишком маленьким для сотен бронированных машин. Группы танков двигались по степи, скрываясь за от­дельными рощицами и садиками. Грохот ору­дий сливался в единый угрожающий вой.

Танки 5-й гвардейской танковой армии вклинились в порядки фашистов на полной скорости. Эта атака была настолько быст­

рой, что у противника не было времени под­готовиться к ней, и первые ряды советских танков прошли прямо через весь первый эшелон противника, уничтожая его передо­вые части и подразделения. «Тигры», ли­шенные в ближнем бою преимуществ, кото­рыми обладали их мощные орудия и толстая броня, успешно расстреливались танками Т-34 с близкого расстояния. Огромное ко­личество танков смешалось на всем поле боя, и не было ни времени, ни места для того, чтобы выйти из боя и перестроить ряды. Снаряды, выпущенные с близкой дис­танции, пробивали как лобовую, так и бор­товую броню танков. Когда это происходи­ло, часто взрывались боеприпасы, а башни танков силой взрыва отбрасывало на десят­ки метров от искореженных машин.

Т-34 пылает на поле боя. Танковые экипажи Красной армии демонстрировали отчаянную храбрость в боях под Курском, где они сражались с тяжелыми танками врага, в частности под Прохоровкой.

 

 

Вскоре все небо заволокло тяжелым ды­мом пожаров. На опаленной черной земле как факелы горели разбитые танки. Трудно было разобрать, кто атаковал, а кто оборо­нялся. Сражение происходило на разных участках поля боя неодинаково.

Позднее Ротмистров комментировал: «Наши танки уничтожали «Тигров» на короткой дистанции... Мы знали их уязви­мые места, поэтому наши танковые экипажи стреляли им в борт. Снаряды, выпущенные с очень близкого расстояния, пробивали ог­ромные дыры в броне «Тигров».

...Оказалось, что как мы, так и немцы пе­решли в наступление одновременно».

В течение утра танки «Лейбштандарта» были оттеснены назад к совхозу «Октябрь­ский», но потери советских войск были се­рьезными, приближаясь к 50 процентам. Можно было только восхищаться невероят­ной храбростью танкового десанта, который действовал, уцепившись за металлические скобы на башне танка, на котором ехал сре­ди жалящих пуль, закрываясь от выхлопных газов и порохового дыма, а затем спрыгивая на землю, чтобы снова сражаться. Потери

Потери в технике. Фотография поля боя сделана красноармейцами вскоре после того, как танко­вые части СС были отброшены, понеся тяжелые потери. Танки на фото главным образом Pz IV, правда, слева виден истребитель танков Marder III, представляющий собой комбинацию трофейной русской 76,2-мм пушки и шасси чешского танка 38(t).

Длинноствольная 50-мм пушка была самым мощ­ным оружием, которое мог иметь танк Pz III. Pz III должны были следовать за танковым клином, кото- ^ рый образовывали «Тигры». Однако жестокое с W переменным успехом сражение под Прохоровкой не было стройным учением на полигоне, и танки Pz III понесли тяжелые потери.

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image245.jpeg

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image246.jpeg

Победа или поражение ценой человеческих А жизней: мертвый солдат. Для Сталина и Гитлера 1 их солдаты были прежде всего средствами достижения цели.

десанта были огромными. Столь же фана­тичная храбрость была свойственна экипа­жам советских танков.

Вот выдержка из официальной совет­ской истории: «2-й батальон 181-й бригады 18-го танкового корпуса, атаковавший вдоль левого берега реки Псёл, столкнулся с груп­пой «Тигров», которые встретили советские танки огнем с места... Несколько «Тигров» одновременно открыли огонь по танку Скрипкина. Один вражеский снаряд пробил борт, еще одним ранило командира. Меха­ник-водитель и радист вытащили его из тан­ка и укрыли его в воронке от снаряда. Но один из «Тигров» шел прямо на них. Меха­ник-водитель Александр Николаев запрыг­нул обратно в свой поврежденный и горев­ший танк, включил мотор и пошел на таран

на врага. Как будто огненный шар несся че­рез поле боя. «Тигр» остановился, колеб­лясь, и стал поворачивать назад. Но было слишком поздно. На полной скорости горя­щий КВ врезался в немецкий танк. Взрыв потряс землю. Этот таран так потряс фашис­тов, что они начали спешно отходить».

Сразу после полудня 17-я советская тан­ковая бригада, несмотря на потерю 30 из своих 60 танков, вела тяжелый бой с танко­вым разведывательным батальоном «Лейб- штандарт», который отчаянно сражался, чтобы не пропустить русских в тыл дивизии. Напор советских войск в этом районе ближе к вечеру грозил отрезать дивизию «Мертвая голова» от «Лейбштандарта», но своевре­менная контратака роты «Тигров» «Мерт­вой головы» восстановила положение. К тому времени «Лейбштандарт» оставил «Октябрьский» и откатился еще на кило­метр назад для того, чтобы перегруппиро­ваться.

Бронетранспортер специального назначения «Га нома г» модели Sd Kfz 251/10, который, судя по покоробленной боковой броне, подвергся воздействию взрыва изнутри. Орудие, 37-мм про­тивотанковая пушка 36/37, указывает на то, что это машина начальника взвода соединения моторизованной пехоты. Стойка в кормовой части предназначена для зенитного пулемета. Номера тактической боевой единицы можно разглядеть на верхнем боковом листе брони.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image247.jpeg

Подбитый танк Рг IV дымит на поле боя возле Прохоровки. Танковые экипажи Манштейна старались изо всех сил, но советские войска разрушили мечты Гитлера об окончательной победе на Востоке.

Когда день склонялся к вечеру, советские войска начали окапываться. Солдаты Кириченко удерживали эсэсовцев перед Прохоровкой, но цена этого была высока: один только «Лейбштандарт» утверждал, что уничтожил 192 советских танка и 19 про­тивотанковых орудий, а сам потерял всего 30 танков.

В других местах немцы достигли больше­го, особенно на фронте дивизии «Мертвая

голова», юго-восточнее реки Псёл. Введя в бой танки и штурмовые орудия в количестве 121 единицы, «Мертвая голова» к середине дня захватила высоту 226, сильно ослабив правый фланг Ротмистрова. Но «Мертвая голова» не смогла продвинуться вперед да­лее Полежаева, но в атаке Прохоровки она преодолела наибольшее расстояние.

У танков Pz III не было пушек нужного калибра и мощной брони, и они поплатились за это в битве, которая не допускала подобных слабостей. Русские снаряды со всей своей жестокой силой сорвали дополнительные экраны брони. Очевид­но, танк на переднем плане пытался развернуться, когда у него была сорвана гусеница.

 

        

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image249.jpeg

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image250.jpeg

Жертвы штурмовика Ил-2. Ближе к концу сражения немецкие танки уже не могли больше полагаться на господство люфтваффе в русском небе. Эти три развороченных танка представляют собой впечатляющее зрелище на явно совершен­но открытой местности. Пушки Ил-2 (23-мм или 37-мм) в сочетании с 82-мм ракетами были смертоносными.

лин... Направление наступавшей колонны показывало, что она двигалась, чтобы атако­вать «Фюрера» [второй моторизованный пехотный полк дивизии].

На возвышенности над русскими колон­нами остановилась дивизионная группа тро­фейных танков Т-34, которая открыла убийственный огонь по русским танкам. Тактика немецких танкистов была такой, какую они усвоили ранее в войне с Россией: в первую очередь уничтожить командир­ский танк противника. Это была единствен­ная машина, оборудованная как радиопри­емником, так и передатчиком. В других машинах были только приемники, и они не могли связываться по радио друг с другом. Это было еще одним слабым местом в такти­ке Красной армии. На корме у русских тан­ков были дополнительные баки с горючим.

Еще один классический образец немецкой
военной техники, на этот раз 88-мм орудие. Оно
разбито и брошено в результате победы Красной
армии у Прохоровки. На стволе можно различить
десять белых колец, обозначающих пораженные
цели. Видно, что колеса сняты, вероятно для
использования их на других орудийных шасси,
поскольку Германия испытывала хроническую
нехватку резины.

На правом фланге «Лейбштандарта» на­ходилась дивизия «Рейх» с 95 танками и штурмовыми орудиями; в это число входи­ли 8 трофейных танков Т-34. В истории ди­визии записано о том, как она действовала: «Полк «Германия» [один из двух полков мо­торизованной пехоты] продолжал оборонять фланг наступающего «Лейбштандарта», в то время как остальная часть «Рейха», все еще находясь в обороне, давала отпор наступаю­щей пехоте и атакующим танкам. Интерес­ным эпизодом было введение в бой трофей­ных русских танков Т-34, которые «Рейх» захватил на заводе в Харькове. В течение дня колонна из 50 русских машин была вид­на двигавшейся по одной из балок или до­

 

Танки полыхают как факелы

Попадание в такой бак воспламеняло го­рючее, и в результате танк мог загореться.

В 8.30 утра 120 танков 2-го гвардейского танкового корпуса генерала Бурдейного пошли в атаку, эффективно исключив для «Рейха» возможность оказать поддержку «Лейбштандарту» в штурме Прохоровки и, что более серьезно, не дав ему возможность прикрыть правый фланг «Лейбштандарта».

«Тяжелые бои завязались на правом фланге дивизии «Рейх». Там советский 2-й гвардейский танковый корпус неод­нократно атаковал из бреши между корпу­сом Хауссера и дивизиями Брейта, которые еще не подошли. Эта проклятая брешь! «Атаки русскими наших флангов сковыва­ют наши атаки, делая их в два раза менее эффективными, и сводят на нет нашу опера­цию против противника под Прохоров­ой», — досадовал полковой командир Сильвестер Штадлер».

Атаки русских против дивизии «Рейх» прекратились, когда проливной дождь пре­вратил землю в болото. Позднее 26-я гвар­дейская танковая бригада была направлена к югу в поддержку танковой группы Тру фа- нова в его действиях против III танкового корпуса.

Когда под Прохоровкой велись эти ожес­точенные бои, ситуация у немцев на западе также ухудшалась. Когда ХЬУШ танковый корпус был готов форсировать реку Псёл и

наступать на Обоянь, на него обрушились новые упреждающие удары Ватутина.

22-й гвардейский стрелковый корпус из 1-й танковой армии Катукова завершил спешную передислокацию и разместил 100 танков на позиции, с которой к 9.00 они прорвались через позиции 332-й немецкой пехотной дивизии. К 17.00 5-й гвардейский танковый корпус с 70 танками достиг Рако- ва, а 10-й танковый корпус потеснил 3-ю тан­ковую дивизию назад к Верхопенью и Бере­зовке.

3-я танковая дивизия, от которой оста­лось менее 50 танков, нуждалась в поддер­жке, если не хотела, чтобы западный фланг южных клещей развалился. В ответ на эту угрозу сюда была переброшена дивизия «Великая Германия». Косвенное влияние этого маневра состояло в том, что у 11-й тан­ковой дивизии, в которой осталось всего 50 танков, не было иного выбора, как про­биваться через советскую оборону. Затем, ближе к вечеру, 11-я танковая дивизия сама была атакована русскими танками. Несмот­ря на то что советские танки атаковали не-

Отделение русских пехотинцев с настороженным любопытством осматривает обломки разбитой «Пантеры». Хваленая «Пантера» не произвела впечатления в своем дебюте во время операции «Цитадель». Между двумя выхлопными трубами виден крест.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image251.jpeg

 

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image252.jpeg

После сражения под Прохоровкой русские пехотинцы смотрят на результаты действия своей артиллерии, минометов и реактивных снарядов «Катюш». Сквозь искореженные обломки этого танка IV видна задняя часть джипа «Виллис» русских.

сколько раз, 11-я танковая держалась стой­ко, и наконец, когда небо вновь обрушилось дождем и местность стала непроходимой, Ватутин отозвал свои танки.

День, который начался ситуацией балан­сирования на острие ножа, был завершен силами, неподвластными контролю людей. Благодаря вмешательству природы сраже­

ние закончилось. Ливень омыл политую кровью землю и охладил головы раненых. По всем опустошенным полям Прохоровки лежали дымящиеся, искореженные останки сотен танков, самоходных артиллерийских установок и других обломков применявшей­ся в этой войне техники. Сотни и тысячи причудливо изогнутых и обуглившихся тел, уставившихся на небо невидящим взглядом, ставших жертвами чрезмерных амбиций не знающего жалости фюрера.

Но тем, кто остался в живых после боя, предстояло готовиться к новой кровавой бойне следующего дня, поскольку в могиль­ном склепе Прохоровки эпос Курской бит­вы еще не завершился.

Руководители вермахта и Красной ар­мии критически оценивали результаты дня. Василевский соглашался с Ватутиным, что серьезность ситуации требовала только од­ной направленности общих действий: совет­ские силы должны продолжать оказывать постоянное давление по всему фронту. По­этому Ватутин приказал, чтобы все силы фронта «...предотвращали дальнейшее про­движение противника на Прохоровку с за­пада и юга; ликвидировали группировки противника, проникшие на северный берег реки Псёл совместными операциями части

Разбитый «Фердинанд». Справа от отсутствующе­го заднего люка непонятное обозначение так­тической боевой единицы. Командование Красной армии имело возможность осмотреть и оценить некоторые образцы нового немецкого оружия, которое попало к русским во время сражения.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image253.jpeg

 

Танки полыхают как факелы |

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image254.jpeg

сил 5-й гвардейской танковой армии — двух бригад 5-го гвардейского моторизованного корпуса; ликвидировать части III немецкого танкового корпуса, прорвавшиеся в район Ржавца; и продолжить наступление силами 1-й и 6-й танковой армий на правом фланге 5-й гвардейской армии».

Тем временем 2-я воздушная армия полу­чила приказ поддержать танки Труфанова в их решительном наступлении. Ротмистров же приказал своим войскам готовиться к обо­роне в предвидении возобновления немцами атак, а они ожидались на следующий день. Тем временем Труфанов готовился к атаке III танкового корпуса. Это должна была быть решительная попытка остановить продвиже­ние III танкового корпуса в северном направ­лении, и остановить раз и навсегда.

В тот же вечер Василевский был пере­веден на Юго-Западный фронт, для того чтобы координировать предстоящее наступ­ление, а Жуков вылетел к Ватутину с анало­гичной целью. Русские переходили теперь к наступательной фазе своего плана Курской битвы.

Однако на немецкой стороне ситуация теперь была гораздо менее ясной. Англо­американская высадка на Сицилии и начало советского наступления, операция «Куту­зов», которая явно была нацелена на Орел, в то утро возродили сомнения в ценности опе­рации «Цитадель».

Поэтому Гот приказал, чтобы наступа­тельные операции на следующий день были

Захваченный танк Pz III Ausf N, как видно на фотографии, взят на буксир. На нем установлена 75-мм пушка L/24, которая позволяет ему высту­пать в роли оружия непосредственной поддержки. Дуло орудия на этом танке снабжено заслонкой для защиты его от пыли. Производство Pz III было прекращено сразу после завершения Курской операции.

значительно сокращены, с намерением за­мкнуть кольцо вокруг тех советских сил на выступе, которые были зажаты между II и III танковыми корпусами СС. Как «Лейб- штандарт», так и «Рейх» должны были удер­живать свои позиции, хотя дивизии «Мерт­вая голова» было приказано на следующий день наступать: «...продолжить свою атаку правым флангом в долине реки Псёл на се­веро-восток и бросить как можно большие силы на гряду высот к северу от реки Псёл до дороги, связывающей Береговое с Кор­чевкой. Они должны были форсировать Псёл на юго-востоке и уничтожить силы противника юго-восточнее и юго-западнее Петровки во взаимодействии с «Лейбштан- дартом».

С целью поднятия морального духа Гот направил войскам послание от Манштейна, который заявил, что хотел бы «...выразить свою благодарность и восхищение дивизи­ям II танкового корпуса СС за их выдающи­еся достижения и примерное поведение в этом сражении».

Сердечные слова для выживших, но сла­бое утешение для мертвых.

 

 

Армия и оружие: Фото бронетехники

Rambler's Top100


Популярное

Объявления

http://armia.isgreat.org/images/stories/Aspose.Words.e5331b29-2b8f-458e-b250-09689da06906.001.jpeg

Основной боевой танк Т-72

В начале 1960-х годов на смену самым знаменитым послевоенным советским тан­кам Т-54 и Т-55 пришел не менее известный Т-62, на котором впервые в истории мирового танкостроения была установлена стабилизированная в двух плоскостях гладкоствольная 115-мм пушка - самое грозное оружие того времени которым обладала армия . Вскоре, уже в 1964году, был разработан, а в дека­бре 1966 года принят на вооружение абсолютно новый танк Т-64 - первый совет­ский танк второго поколения, на котором впервые в СССР удалось установить ав­томат заряжания, позволивший сократить экипаж до трех человек. В 1967году, после появления опыта эксплуатации Т-64 в войсках, выявившего недостаточную надежность двигателя, ходовой части и механизма заряжания, началась разра­ботка нового танка. Главный конструктор танкового подразделения Уралвагонза- вода (это предприятие занималось производством Т-64) Л. Н. Караев еще в начале 1960-х годов поручил группе конструкторов разработать усовершенствованный ав­томат заряжания, в котором были бы устранены недостатки механизма заряжа­ния танка Т-64. В частности, предусматривались обязательное удаление стреля­ного поддона за пределы танка, меньшие габариты, более эргономичная компоновка внутри танка, обеспечение большей надежности, меньшей пожароопасности и т д (см. фото).

Читать полностью...
ingeo.ru